2575

Поговорим по душам

     Изменит ли подушевое финансирование казахстанские школы? К чему готовиться родителям? О тонкостях нововведений мы поговорили с вице-министром образования и науки РК Бибигуль АСЫЛОВОЙ (на снимке).

- Давайте точно проговорим сроки перехода на подушевое финансирование: с 1 января 2019 года - частные школы Казахстана, с 1 сентября 2019 года - все школы Алматы и Шымкента, с 1 сентября 2020 года - все остальные.
- Верно. Все государственные и ряд частных школ города Астаны уже перешли на такую систему финансирования с этого учебного года. Чем она отличается от прежней? Сейчас школа получает определенный объем средств, который не зависит от количества учеников, обучающихся в школе. Это сметное финансирование. Что мы имеем в итоге? Каждый месяц учебное заведение получает из бюджета деньги, зачастую не по потребнос­ти, без учета всех затрат, связанных с функционированием школы, реализацией образовательного процесса. Есть примеры неравного финансирования. Допустим, одна из школ Астаны (проектная мощность 1200 мест - 1831 ученик) получает по сметному финансированию 176 миллионов тенге, а другая (с точно такой же проектной мощностью и 1661 учеником) - 335 миллионов тенге. И таких примеров немало.

- А почему так происходит? Потому что директор школы - друг руководителя управления образования?
- Здесь много факторов, и человеческий в том числе. Эти деньги из местных бюджетов, поэтому суммы, которые получают обще­образовательные учреждения в регионах, могут отличаться в разы. Наша задача - выравнять расходы на реализацию госстандарта образования. Должно быть так: не важно, где учится ребенок (в Шымкенте, Петропавловске или Астане), на его обучение должно выделяться одинаковое количество средств (правда, будет небольшая разница, связанная с тарифами на коммунальные услуги, за счет доплат за проживание в экологической зоне и т. д.).
- Сколько денег в среднем сейчас получает одна обще­образовательная школа?
- Порядка двухсот миллионов тенге в год. И эта сумма, как я уже говорила, не зависит от количества учащихся. Мы подсчитали, что сейчас на ребенка выделяется от 120-140 тысяч тенге (показатели некоторых школ Южно-Казахстанской области) до 400 тысяч тенге (это в основном школы в сельской местности) в год. После внедрения подушевого финансирования эта сумма будет фиксированной и единой по всей стране - 224 тысячи тенге в год, но будет ежегодно индексироваться.
- Соответственно, школа будет заинтересована в каждом ученике: чем их больше, тем лучше. Но тут есть такой момент: те города, которые первыми перейдут на эту систему финансирования, и так страдают из-за переполненности школ. Теперь смоделируем ситуацию: в городе есть ряд хороших учебных заведений, в которые и раньше хотели попасть все. Люди пойдут туда, и директор их, скорее всего, возьмет, ведь это выгодно. В итоге в одной школе, рассчитанной на тысячу учеников, будут учиться полторы тысячи (при этом классов там не прибавится), а в такой же, но непрестижной - 500 человек. Как быть с этим?
- Мы будем применять корректирующие коэффициенты, если увидим превышение норматива наполняемости в классе. То есть будем платить не 224 тысячи тенге, а меньше. Тогда будет невыгодно брать больше детей, чем положено, при этом администрация популярных учебных заведений будет заинтересована в расширении своих площадей. Допустим, в Астане сейчас уже идет процесс, когда объединяются несколько школ, директора договариваются между собой и работают вместе. Тогда более сильные школы подтягивают более слабые, и это как раз выгодно всем. Это и есть задача подушевого финансирования - повысить конкуренцию и решить вопрос качества образования.
- Все это, конечно, хорошо. Но вы говорите о том, что может произойти в дальнейшем, а я хочу вас вернуть в день сегодняшний. Что делать с переполненными школами? Допустим, школа рассчитана на тысячу человек, а в ней учатся полторы. То есть она уже превышает допустимый порог, о котором вы говорите. Куда деть 500 человек, чтобы получать 224 тысячи, а не меньше?
- Но ведь когда мы говорим “проектная мощность тысяча человек”, то имеем в виду обучение только в одну смену, а можно учиться и во вторую. Поэтому допустимо превышение проектной мощности на 50 процентов, то есть если школа рассчитана на 1200 человек (в две смены это 2400 мест), соответственно, в ней могут учиться максимум 3600 детей. Больше нельзя, тогда пойдут коэффициенты на снижение.
- Дело в количестве не только смен, но и учеников в классе: нередко в них сидят по 40-45 человек, а по нормативам должно быть 25. Классы в популярных школах и так переполнены, а скоро станут вообще резиновыми. Вы это наконец как-то будете контролировать?
- Вот вы правильно вопрос задаете, идете на опережение. Почему мы хотим с 1 января следующего года разместить госзаказ в частных школах (сейчас их 132) по всей стране? Мы считаем, что это разгрузит государственные. Вы верно сказали, что вместо 25 сидят 40 человек. Классы и сейчас резиновые. Поэтому мы и хотим привлечь бизнес к развитию сети частных школ, чтобы разгрузить государственные. Оттуда должен произойти отток детей. Мы изу­чили опыт других стран. И хочу привести пример Сингапура, где в классе сидят по 30-40 человек, но при этом страна на передовых местах в разных исследованиях, в том числе PISA.
- Но ведь частные школы не решат проблему, это же очевидно. Все равно они недоступны для большинства казахстанцев.
- Сейчас появляются не только школы премиум-класса с разной ценовой политикой. И тех, в которых обучение доступно для многих граждан, становится все больше. Я вас уверяю. К тому же, как я говорила, школы могут объединяться в консорциумы, когда сильные школы подтягивают слабые. Это успешно реализуется в Москве. За счет этого они должны выравнять уровень качества образования.
- Возьмем другую сторону этой реформы. Вы много раз заявляли о том, что эта система будет стимулировать учителей: тех, кто работает лучше, начнут поощрять. А кто хуже - меньше?
- Меньше человек не будет получать в любом случае. Сейчас с учетом всех доплат зарплата учителей в городе 160 тысяч, на селе - 190 тысяч тенге. Но педагоги смогут получать больше за счет фонда стимулирования, который будет при каждой школе. Для этого они должны соответствовать определенным критериям, большинство которых касается качества преподавания. У них появится стимул работать лучше, креативнее...
- Но опять же, определять, кому дать надбавку, а кому нет, будут педагогический и попечительский советы школы - структуры, чаще всего аффилированные с директором.
- Поэтому нам нужно усиливать роль попечительских советов, в них должны входить представители НПО, активные родители. Эти советы должны реально контролировать администрацию школы, а не состоять из угодных директору людей. Это нужно развивать параллельно внедрению подушевого финансирования. Но не нужно воспринимать все так трагично и думать, что деньги будут распределять только угодным для директоров школ педагогам. У нас есть школы в рамках пилота, в которых эта система работает, и она показала свою эффективность.
- Мне кажется, что практически у всех нововведений, которые внедряются в системе нашего образования, есть общая беда: на бумаге они могут быть хорошими (даже очень хорошими), но вот в процессе реализации возникает столько проблем, что в итоге мы имеет пародию на то, что планировали сделать изначально.
- Подушевое финансирование - это не что-то совершенно новое. Оно действует в системе дошкольного образования, колледжах и вузах, системе здравоохранения. К тому же не забывайте о таком моменте: это в Алматы или Астане активные родители, которые отстаивают свои права и борются с поборами. Но ведь в некоторых регионах деньги из бюджета выделяют только на зарплату учителей и оплату коммунальных услуг. Все! А мы полностью расписали те 224 тысячи, которые будем выделять на каждого ребенка (в них расходы на зарплату, фонд стимулирования, текущий и капитальный ремонт, бумагу и т. д.). Это реально поможет решить вопрос с поборами. Коммунальные услуги и Интернет по-прежнему будут оплачивать местные исполнительные органы. Ситуация изменится, и люди постепенно почувствуют это на себе. Например, в Алматы из рес­публиканского бюджета (дополнительно к тем затратам, которые уже пре­дусмотрены в местном, это более 13 миллиардов тенге) частным школам впервые будет выделено 5,5 миллиарда тенге, государственным - 2,5 миллиарда тенге. А в 2021 году общий бюджет, который пойдет на реализацию подушевого финансирования, составит 108 миллиардов тенге - их распределят в 1696 школ.

Оксана АКУЛОВА, фото автора и Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть