2666

Кладбищенская нормализация

Президент ставит задачу создания национального кредита, а Нацбанк вместо этого поддерживает проблемные банки пенсионными деньгами

     Отдадим должное председателю Национального банка Данияру АКИШЕВУ: понимая, сколь чревато выделение денег ЕНПФ казахстанским банкам, он пространно рассказал журналистам, насколько это тщательно сейчас продумывается, как обезопасить все и всех - экономике, вкладчикам и будущим пенсионерам сделать полезно. В основу же своей агитационно-успокоительной работы он положил такой вдохновляющий тезис: ситуация в банковском секторе очень близка к абсолютной нормализации.

Что ж, давайте разберемся с этой нормализацией, но за базу возьмем наше собственное, давно отстаиваемое (см. “Ложку меда - в бочку дегтя!”, “Время” от 18.10.2018 г.) утверждение, что банковская система Казахстана есть лишь внутренняя инфраструктура для сопровождения внешнего финансирования казахстанской экономики. С извлечением, само собой, массированной внешней прибыли.
Зафиксируем наши ключевые тезисы на этот счет: основной поток внешнего финансирования достается сырьевым экспортерам, которые, конвертируя выручку на валютной бирже, имеют внутри Казахстана любые необходимые им средства в местной валюте. Национальный же банк состоит замыкающим обменником на этой самой бирже, потихоньку (а иногда и не потихоньку) понижая стоимость местной валюты в помощь экспортерам.
Второй по объемам и значимости поток - так называемые межфирменные заимствования: через этот механизм казахстанские “дочки” получают через зарубежные материнские компании средства для прямых иностранных инвестиций в Казахстан и на текущие нужды, само собой, возвращая все занятое с высоким процентом.
И только на третьем месте - внешние займы казахстанских банков, поскольку родной Национальный банк годными для кредитования длинными деньгами их не снабжает.
Чтобы убедиться в справедливости тезиса главы Нацбанка насчет близости банков второго уровня к абсолютной нормализации, воспользуемся отчетной статистикой самого же финрегулятора по таким основным факторам, как обеспечение текущего кредитования экономики и обеспечение расширения этой самой экономики, то есть инвестирование в основной капитал.
Итак, кредиты банков на 1 сентября: всего выдано 13,02 трлн. тенге, в том числе на всю промышленность пришлось аж 14,7%, на строительство - 6,1%, транспорт и связь - 5,5%, а на любимое правительством сельское хозяйство - целых 4,9%. Остальное - кредиты торговые и просто потребительские.
Другими словами, местные банки находятся сбоку от производительной экономики, пробавляясь в основном потребительским кредитованием. То есть они поддерживают, по существу, иностранного производителя. За наш с вами - казахстанских потребителей - счет. И вот это нормально?!
Теперь по инвестициям: всего в основной капитал за январь-сентябрь было вложено 7,52 трлн. тенге. Из них львиная доля - 73,1% - это собственные (читай: сырьевых экспортеров) средства, далее идут республиканский и местные бюджеты - 12%, небанковские займы (читай: те самые “дочки-матери”) - 10,8% и только на последнем месте кредиты банков - 7,2%.
То есть в наращивании национальной производительной базы казахстанские банки почти не участвуют. Поскольку семь с небольшим процентов - доля во всех смыслах символическая.
В термодинамике есть понятие абсолютного нуля - это температура -273 градуса, при ней обнуляется энергия движения молекул и атомов тела, это тепловая смерть. Наши же банки в смысле инвестиционного потенциала отдалены от такой абсолютной стабилизации семью и двумя десятыми процента - они еще немножко тепленькие. Такая вот нормализация!
А теперь (внимание!) я вам покажу картинку, из которой все сразу станет ясно, и вы будете наши почти бесполезные для нацио­нальной экономики банки уже не ругать, а жалеть (см. график).

Итак, внешний долг - спасибо Национальному банку за отсутствие внутреннего кредита и инвестиций! - у Казахстана рос всегда, но чрезвычайно красноречива история соревнования трех конкурентов - “дочек”, банков и правительства, кто больше притащит из-за границы.
Транснациональные компании и их казах­станские “дочки”, как видно из графика, своей позиции сверху никогда не упускали. За исключением пика “тучных лет” и до обрыва в мировой кризис 2007-2008 годов, когда все более резво берущие зарубежные займы коммерческие банки на короткое время оседлали “дочек”.
Мы помним те стартовые для программы “Казахстан-2030” годы: цена барреля лишь чуть приподнялась над себестоимостью, в банках все по-советски еще скромно, зато иностранные инвесторы и их “дочки” вполне уже освоились, соревнуются с правительством, кто больше привлечет из-за рубежа.
Но по мере роста нефтяных цен поднимаются не только нефтяники - в два раза резвее растут банки, под высокий страновой (нефтяной) рейтинг им охотно дают за границей. Недешево, правда, к обычным европейским ставкам накручиваются проценты за риск, удаленность и не совсем цивилизованность. Зато какой кураж! И именно банки становятся блестящей витриной процветания всей казахстанской экономической модели. Далее дефолт 2009 года. И мы тоже помним, кто и как его устроил: ровно те же, кто азартнее других наращивал фондирование за границей.
И, посмотрите на график, Данияр Акишев абсолютно прав: кривая внешних заимствований банков, резко скатившись после 2009 года, плавно стремится теперь по экспоненте к оси абсолютной нормализации - полному затуханию. Этот год, например, мы начинали с соотношениями всего 3,9% у банков против 62,3% у “дочек”, а к сентябрю стало 3,7% против 63,0%. А вместо банков во внешние заимствования опять приходится впрягаться правительству.
Короче, мы самым наглядным образом наблюдаем системный кризис внешнего финансирования сырьевой модели, который, как и положено, прежде всего отражают потускневшие и пошедшие трещинами банковские витрины.
В определенном смысле это даже хорошо - по необходимости приходится переходить к созданию национального кредита и инвестиций, чем в третьем подряд послании президент озадачивает Нацбанк. И он как бы реагирует: Данияр Акишев рассказывает журналистам, что с эмиссией надо поаккуратнее, поэтому используются пенсионные деньги, и они, дескать, направляются в коммерческие банки не просто так, а на приоритетные для страны проекты.
Но требующаяся для ухода от монетарного колониализма национальная кредитно-инвестиционная система - это не засовывание все новых пенсионных денег в исчерпавшие свой потенциал кризисные банки. Вот самостоятельный ЕНПФ-банк, да - он мог бы стать флагманом новой системы. Но, похоже, задача ручного кормления оставшихся без внешней подпитки аффилированных банков перекрывает любые попытки осмыслить ситуацию и приступить к системному реформированию. И так действительно можно дождаться абсолютной - кладбищенской - нормализации.

Пётр СВОИК, рисунки Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть