1284

Храните риски в банках

“Оценка рисков финансовой системы Казахстана” - такое ежеквартальное исследование начал проводить Национальный банк, опираясь на мнения руководителей ведущих коммерческих банков, а также практиков и экспертов финансового рынка. Последнее - за четвертый квартал прошлого года - подводит итоги 2015-го и оценивает перспективы на 2016-й. Текст, само собой, профессиональный - сухой, без эмоций, но при этом совсем не лакированный: о рисках говорится прямым текстом. Пять из них определены как существенные. Это: 1. Глобальный; 2. Макроэкономический; 3. Кредитный; 4. Фондирование и риск ликвидности; 5. Риски рынков финансовых и реальных активов.

Чуть ниже мы все расшифруем, для начала же интересно посмотреть, как профессионалы видели перспективы дальнейшего “плавания” тенге примерно из прошлогоднего ноября. Так вот, их усредненные оценки сводились к курсу 289,6 тенге за доллар до конца 2015 года и всего-то 316,1 до конца нынешнего. Причем, как отмечает сам НБК, наиболее пессимистичные оценки давали не практикующие финансисты, а эксперты, исходившие больше из теории. Но и они оказались чересчур оптимистичны, обещая всего 295 и 327 тенге на конец 2015-го и 2016 года соответственно.
Но не будем винить специалистов, ведь тенге, если честно, плывет совсем не по теории и таргетирует отнюдь не инфляцию. Его истинным таргетом является курс рубля. А уж куда устремляется рубль - это вопрос не к нам.
Впрочем, тенге и рубль объединяет не только привычная привязка 5:1, общие у нас те самые два первых риска - глобальный и макроэкономический.
Это продолжающийся российско-украинский конфликт, отягощенный взаимными санкциями между Россией и западными странами, усугубленный растущим (так виделось в ноябре) конфликтом в Сирии. Это замедление экономик и обесценение валют основных торговых партнеров Казахстана - России и Китая, со снижением спроса на экспорт.
А также негативное влияние на экономику Казахстана имеют вступления в ТС, ЕАЭС и ВТО при отсутствии адекватных механизмов защиты конкуренции. В случае отсутствия поддержки со стороны государства, предупреждают банкиры, экс­портный потенциал Казахстана рискует остаться на прежнем “сырьевом” уровне.
Что обнадеживает: если оценки 2015 года строились на “значительном увеличении” рисков, то 2016-й видится как год “незначительного увеличения”. Опрошенные считают, что страны - участницы ОПЕК будут проводить комплекс коррекционных мер по плановому восстановлению цен на нефть в следующем году. Прогнозируемое незначительное повышение цены на нефть позволит снизить давление на курс тенге и несколько стимулирует рост экономики Казахстана. При этом на увеличение или уменьшение глобального риска в 2016 году будут влиять разрешение конфликта в Сирии и на Украине, а также рост экономик стран ЕАЭС.
И уже ближе к нам самим риски фондирования и кредитования - неоткуда брать новые, тем более “длинные и дешевые” деньги, и некому давать надежные кредиты.
Продолжающаяся в течение 2015 года долларизация банковских вкладов вела к существенному вымыванию тенговой ликвидности. Одновременно снижается общее кредитование экономики, падает платежеспособность населения и бизнеса. В целом, считают банкиры, в 2015 году кредитный риск реализовался незначительно, и ожидают его проявления в 2016 году.
С одной стороны, отсутствие средств в национальной валюте ограничивало рост, с другой - спрос на заемные средства в иностранной валюте был крайне низок. В результате банки отмечают, что основным источником стимулирования кредитования в национальной валюте явились государственные программы поддерж­ки бизнеса.
Что же до риска с финансовыми и реальными активами - ликвидность рынка существенно снизилась в 2015 году, а в 2016-м ожидается еще большее падение цен как на жилую, так и коммерческую недвижимость.
Ну и заключительный - немножко оптимистический, немножко пессимистический - взгляд профессио­налов вообще на 2016 год.
Экономика Казахстана будет адаптироваться к рискам прошедшего периода. Ожидаемый рост цены на нефть хотя и окажет положительный эффект на экономику, но не позволит ей восстановиться быстрыми темпами. Рост цен на импортные товары и услуги будет еще больше стимулировать рост уровня инфляции. В результате повышения инфляции и прогнозируемой безработицы ожидается дальнейшее снижение потребительской и сберегательной активности, это, в свою очередь, негативно скажется на спросе на кредитные, депозитные и страховые продукты.
Значительной концентрации риска ликвидности не ожидается. Отсутствие стабильной долгосрочной базы фондирования и вероятность оттока депозитов ввиду снижения доходов реального сектора не позволят банкам увеличивать темпы кредитования в национальной валюте. Также опасения банков вызывает возможное секвестирование государственных программ поддержки бизнеса ввиду дефицита бюджета.
Зато со второй половины 2016 года ожидается восстановление конъюнктуры мирового фондового рынка, стабилизация нашей финансовой системы и приспособление стратегий банков к новым экономическим условиям. На этой оптимистической ноте давайте и закончим!

Пётр СВОИК, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее