3122

Политика - двигатель торговли

Марат ТОЛИБАЕВ, экономист: Мечтать о том, что наш бензин будет дешевле, чем во всем мире, - утопия!

Осталось всего три месяца до того момента, как на территорию Казахстана начнут распространяться правила Всемирной торговой организации (ВТО). Переговоры о присоединении нашей страны к этому международному экономическому объединению длились долгих 19 лет и завершились лишь минувшим летом. Что же ждет теперь казахстанцев? Версий - как позитивных, так и не очень - сегодня высказывается великое множество. Предлагаем читателям еще одну - от экономиста, бывшего вице-министра сельского хозяйства Марата ТОЛИБАЕВА.

- Уже через три месяца Казахстан официально станет 162-м членом ВТО. Итак, заходит казахстанец в магазин 1 января и видит...
- С 1 января никаких особых изменений потребитель в магазинах, конечно, не увидит, поскольку экспортно-импортные операции очень инертны. Потребуется некоторое время, чтобы изменения в правилах торговли поняли сами торговцы, чтобы потом это отразилось на их контрактах и поставках и наконец - на ценах товаров на прилавках магазинов. Кроме того, по соглашению Казахстана с ВТО некоторые изменения имеют отлагательные условия, то есть вступят в силу через несколько лет после присоединения нашей страны к ВТО. Поэтому перемены на прилавках казахстанцы начнут наблюдать постепенно - на разные группы товаров в разные годы.
- Когда в июле было официально объявлено об успешном окончании многолетних пере­говоров, нам тут же пообещали: в первую очередь это скажется на ценах - якобы теперь все должно подешеветь. Что именно станет доступнее казахстанцам с 2016 года?
- Трудно перечислить “поименно” каждый вид товара, которого коснутся изменения таможенных пошлин, ведь всего это более трех с половиной тысяч позиций. Могу в целом сказать, что, например, по сельскохозяйственным товарам средневзвешенная ставка снизится с 17 до 10,5%, то есть стоимость импортных продуктов станет дешевле примерно на 5-6%. На промышленные товары таможенные пошлины снизятся с 8,7 до 5,6% - всего на 3,1%. Стоит также напомнить, что в общем объеме потребления доля импортных продуктов питания у нас довольно высока. Скажем, мясо у нас на 55% импортное, молочная продукция - на 30%, кондитерские изделия (конфеты и сладости) наполовину привозные. Именно по этим позициям членство в ВТО даст о себе знать. Кроме того, по мясу Казах­стан согласился постепенно увеличивать квоту импорта по заниженным таможенным ставкам. Значит, дешевого импортного мяса тоже станет больше.
Если же говорить в целом об экономике, то стоит помнить: в общем объеме импорта сельскохозяйственная продукция занимает всего 10,5%, в том числе из дальнего зарубежья - 7,2%. В то время как импорт машин, оборудования, транспортных средств, приборов и аппаратов - более 50%. Поэтому снижение пошлин скорее скажется на нашей промышленности, чем на аграриях.
- В июле мы договорились о вступлении в ВТО, а в августе, как известно, тенге ушел в свободное плавание, провалившись где-то на 40-50 процентов. Если рассуждать логически, то это означает, что товары из стран ВТО, которые должны хлынуть в Казахстан с 1 января 2016 года, подорожали для нас как раз на 40-50 процентов - ведь их нам будут продавать за доллары и евро. С этой точки зрения инфляционное таргетирование можно рассматривать как своего рода защиту отечественных производителей от конкурентов из ВТО?
- Недавнюю девальвацию я никак не связываю с вступлением Казахстана в ВТО. Это просто совпадение. Главной причиной роста курса доллара у нас в стране и в соседней России стало падение мировых цен на нефть. За один и тот же объем продаваемой нефти мы стали получать почти в 2,5 раза меньше долларов. А раз меньше стало поступать долларов в страну, то вырос и спрос на них, то есть цена доллара на внутреннем рынке.
- А вам не кажется, что часто мы как-то слишком активно защищаем наших производителей? К примеру, никого, кроме Светланы РОМАНОВСКОЙ (депутат мажилиса, глава Лиги защиты потребителей. - М. К.), не возмущает, если в йогурте отечественного производства обнаруживается плесень, а в соке - салфетка.
- Мне кажется, если бы нашли салфетку в импортном соке, шум был бы такой же, как и в нашумевшем случае с казахстанским производителем. Я не чувствую в обществе шапкозакидательских настроений в отношении импорта, как не чувствую и готовности прощать грехи своим.
- Кто же из казахстанских производителей выигрывает благодаря членству Казахстана в ВТО? Мы в основном экспортируем нефтепродукты и сельскохозяйственную продукцию. Что, теперь нам будет выгоднее их продавать? Если рассматривать постоянных зарубежных покупателей нашей пшеницы, то большинство из них в ВТО не состоит - стало быть, это обстоятельство никак не мешает нашим торговым отношениям.
- По поводу выгод для казах­станского бизнеса от вступления в ВТО я уже говорил: основная наша экспортная продукция и так успешно продается, а там, где ей возводят препятствия, никакая ВТО не поможет. Скорее всего, главным побуждающим мотивом вступления в эту организацию был политический. Не забывайте: Казахстан инициировал вступление в ВТО почти 20 лет назад. Тогда конъюнктура рынка, структура экспорта и импорта были совершенно другими. Не изменилось за это время только одно - наше желание вступить в ряды развитых стран с прозрачной экономикой и международными правилами игры (во всяком случае, декларируемыми).
- Основные трудности в переговорах с ВТО касались как раз сельского хозяйства. Фактически мы завозим в страну более половины потребляемой курятины, почти 60 процентов рыбы, четверть всех молочных продуктов, столько же сахара. Как эти цифры изменятся после вступления в ВТО?
- После вступления Казахстана в ВТО доля импорта продуктов питания, конечно, увеличится. В первую очередь из-за снижения импортных таможенных пошлин, о чем мы говорили выше. А во-вторых, ВТО добилась от Казахстана заметного ослабления ветеринарных и санитарных барьеров. Об этом население знает меньше, но именно эти барьеры - мощный инструмент ограничения импорта. Теперь он будет нивелирован...
- Наконец, самый злободневный вопрос: как вступление в ВТО повлияет на цену бензина и объемы его производства внутри страны? Если мы будем вывозить больше нефтепродуктов, чем сейчас, не приведет ли это к появлению дефицита? Или правительство опять будет вводить ограничения на экспорт? В чем же тогда смысл всех интеграционных объединений?
- Я считаю, что сам факт вступления в ВТО не вызовет ни дефицита бензина в стране, ни роста цен на него. Цена в Казахстане, стране - производителе бензина, не будет выше, чем в соседних странах, потому что в таком случае производителям бензина выгоднее его никуда не вывозить, а продать здесь. Но скажу сразу: если кто-то из казахстанцев надеется и ждет, что цена на бензин у нас в стране будет значительно ниже среднемировой, то это напрасные надежды. Раз цена в мире (а особенно в соседних странах, не имеющих с нами таможенных границ) на какой-то товар растет, то и в нашей стране она должна расти. А правительство, если оно хочет защитить социально уязвимые слои населения, должно не сдерживать цены на какой-то товар в целом по стране и для всех граждан, а увеличивать пособия нуждающимся. Бороться с рынком и управлять ценами - весьма затратный и неэффективный путь.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото из архива Марата ТОЛИБАЕВА и Владимира ЗАИКИНА, Астана

Поделиться
Класснуть