5652

Он юрту покинул, пошёл воевать

Политолог Ерлан КАРИН: Нам нельзя уступать террористам в информационной войне

Эффект разорвавшейся бомбы вызвала новость о том, что якобы сразу 150 казахстанцев отправились на войну в Сирию, чтобы поддержать боевиков террористического движения “Аль-Кайеда”. Сюжет о переезде “семьи казахов” показали на европейских каналах, и очень быстро в разных городах страны нашлись родственники тех, кто пожелал умереть во имя Аллаха. Как могли спецслужбы Казахстана проморгать образование столь крупной религиозной группировки да еще и выпустить будущих террористов за границу? Об этом и многом другом корреспондент “Времени” беседует с политологом Ерланом КАРИНЫМ (на снимке).

- Для многих стало большой неожиданностью, что в Сирию переехала большая “семья” казахстанцев для ведения боевых действий на стороне оппозиции. При этом переселенцы заявляют, что отправились за границу по зову сердца, чтобы участвовать в джихаде. А как вы отреагировали на известный сюжет французских СМИ?
- На мой взгляд, этот ролик - очередной информационный вброс. Причем его почерк и характер в чем-то схожи с предыдущими аналогичными случаями, например, с роликом про “Солдат Халифата”. В том материале также фигурируют граждане Казахстана, что уже подтверждается данными КНБ. И, судя по тому, что сюжет был записан на трех языках - казахском, русском и арабском, его задача заключается в том, чтобы получить максимально широкое распространение.
Определенные внешние силы через включение в игру сначала “Солдат Халифата”, а теперь так называемых “казахских джихадистов в Сирии” пытаются институализировать проблему терроризма в повестке дня и в информационной картине Казахстана. И, судя по реакции на последний ролик, им это удалось: то есть своим активным обсуждением мы подыграли авторам данного сюжета. Впрочем, по-другому было бы невозможно. Надо понимать, что терроризм - это не только взрывы и самоподрывы, но и информационная война. Любой теракт рассчитан в первую очередь на общественный резонанс, и видеообращения являются частью террористической тактики и стратегии.
- Можно ли до конца верить нашим коллегам из Европы? Действительно ли эти люди - настоящие бойцы “Аль-Кайеды”? Мне показалось, что в их речах была некая театрализованность, заученность фраз.
- Не надо быть большим специалистом, чтобы обратить внимание на срежиссированность ролика: у каждого героя своя роль, тщательно подобран реквизит, продуманные тексты, качественная съемка. Понятно, что подготовкой и тиражированием занимались профессионалы своего дела. А вопрос, участвовали ли герои нашумевшего ролика в боевых действиях, не в моей компетенции. Это должны выяснять соответствующие службы. Что же касается их принадлежности к “Аль-Кайеде”, то эта организация - фантом с раскрученным брендом, которым пользуются различные разрозненные группировки для повышения собственной узнаваемости. Но нити всех этих структур в любом случае ведут к секретным структурам и спецслужбам ряда различных иностранных государств.
- Один из политологов, комментировавших эту новость про “семью казахов”, довольно уверенно заявил, что на территории Казахстана свободно действуют эмиссары крупнейших террористических организаций, обрабатывающие наших соотечественников, затем пересылающие их в Стамбул, а уже оттуда они попадают в Сирию и другие горячие точки. Как вам такая версия?
- Я сомневаюсь, что на территории Казахстана действуют подобного рода эмиссары и тем более есть разветвленная сеть по рекрутингу джихадистов. Если говорить терминологией силовиков, то в стране достаточно жесткий оперативный контрразведывательный режим. Другими словами, налажены достаточно четкая система мониторинга и постоянное наблюдение за лицами, представляющими потенциальную угрозу. Не скажу, что у нас тотальный конт­роль, но спецслужбы, в принципе, контролируют ситуацию. Поэтому сомнительно, что кто-то свободно вербует будущих шахидов, покупает им билеты и переправляет их в горячие точки. Вербуют чаще всего по Интернету, люди уезжают сами, но на перевалочных территориях они, конечно, уже выходят на нужных людей и каналы. Да и уехать из нашей страны не так уж и сложно.
- Ну а если “сирийские казахи” - действительно настоящие террористы, то кто должен нести ответственность за появление столь многочисленной группы в нашей стране? Ведь 150 человек (а по словам верховного муфтия Сирии Ахмада Хассуна, в этой стране воюют 250 боевиков из Казахстана), да еще и с детьми, просто так не переправишь по одному за границу...
- События 2010-2011 годов показали, что в стране есть определенные предпосылки и условия, способствующие терроризму. Это и социальные, и экономические причины, и привнесение нетрадиционных религиозных течений. Плюс свою роль сыграла открытость нашей страны. Однако за последние два года государство сумело переломить ситуацию в борьбе с терроризмом - принята госпрограмма, предотвращено несколько терактов и в целом ситуация относительно спокойная. Да и правоохранительные структуры республики активизировали оперативную работу. Возможно, определенные группы посчитали, что усиливается прессинг, и покинули страну.
Кстати, в 2005 году у нас уже была схожая ситуация - довольно большая община салафитов попросила политическое убежище в Чехии, мотивируя это тем, что в Казахстане идет преследование по религиозному признаку. В случае с Сирией могла быть аналогичная ситуация, то есть после усиления мониторинга со стороны правоохранительных органов определенные проповедники могли предложить своим сторонникам покинуть страну. А потом предложить еще и экстремальный “тур” на войну.
К слову, сразу после начала сирийского конфликта эксперты прогнозировали, что новая горячая точка станет магнитом, куда потянутся различные радикальные элементы. И, в принципе, эти ожидания оправдались - сегодня в Сирии воюют боевики с Кавказа, из Центральной Азии, стран Персидского залива и других регионов.
- А как много в Казахстане других приверженцев “семейного джихада”? Во всех последних отчетах спецслужб, которые вы часто цитируете, только и говорилось о предотвращенных терактах и разгромленных группировках.
- В разных регионах по-разному - от 500 до 2 тысяч. Но за приверженность людей к каким-то взглядам нельзя привлечь к уголовной ответственности, это можно сделать за пропаганду, распространение или уже непосредственно за участие и планирование террористической деятельности. Поэтому спецслужбы прежде всего занимаются ими. В остальных случаях ведется только профилактическая работа и общий мониторинг.
Конечно, факт выезда из Казахстана большой группы граждан для ведения джихада - это свидетельство серьезных недоработок со стороны наших спецслужб, в частности службы внешней разведки. Ведь речь не идет о трех-четырех террористах, которых сложно было отследить. Видимо, сказывается слабая агентурная сеть, недостаточный уровень аналитической работы. Зная, что в Сирии идет гражданская война, зная, что туда съезжаются радикалы со всего мира, можно было бы предугадать ситуацию и сосредоточить усилия в этом направлении.
- Какой, на ваш взгляд, теперь должна быть реакция наших спецслужб? Надо ли усиливать контроль за выездом казахстанцев за рубеж?
- Реакция уже есть, тем более что спецслужбы заявили, что лица идентифицированы. Но этого, на мой взгляд, недостаточно. Надо нанести свой информационный удар - использовать аналогичные информационные каналы. Может, размещать там же, на Yuotube, видеообращения родственников боевиков, регулярно в пятничных молитвах говорить о канонах ислама, издать фетвы с осуждением джихадистов, воюющих в Сирии, Афганистане. Одним словом, усилить профилактическую работу в общинах. Наши акыны-айтыскеры куда лучше написали в соцсетях стихи нашим братьям верующим, чем эти сотни статей по госзаказу. Порой листаешь наши газеты, а там просто набранные для объема пустые, ни о чем заказные статьи про то, что “терроризм - это плохо”. Получается, большая часть этих материалов - так, для отчета и отписки.
Нельзя ослабевать работу по мониторингу экстремистского контента в Интернете. Вот, помню, недавно соответствующие структуры заявляли о блокировке сотен сайтов экстремистского характера, а спустя время оказалось, что они снова доступны.
Если все эти информационные вбросы типа “семьи казахов” - часть информационной войны, возникает вопрос: а готовы ли мы к ней?
- А я, например, помню, как несколько лет назад в рамках борьбы с терроризмом у нас запретили тонировать передние стекла автомобилей. Стало ли от этого меньше приверженцев джихада в нашей стране?
- Эффект от работы отечественных спецслужб, безусловно, есть. Но в борьбе с терроризмом нельзя надеяться только на правоохранительные органы. Нужен комплексный подход. Никто не снимает ответственности со спецслужб. Да, есть недоработки, но в целом свою работу они делают. Надо понимать, что борьба с терроризмом должна осуществляться общими усилиями государства и общества. Нам удается находить и обезвреживать террористов на своей территории, однако мы еще не разобрались со всеми причинами, способствующими радикализации наших граждан.
Когда ослабевают традиционные ценности и институты, тогда и возникают эти проблемы. К примеру, в последнем случае для самих родителей было открытием, что их дети и внуки поехали воевать в Сирию. И если родители не в курсе, где находятся их дети, чем они занимаются и какие взгляды разделяют, то чего уже требовать от силовиков?

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Ляззат ТАЙКИНОЙ-ТРЕТЬЯКОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть