6265

Пни на небесах

В последнее время защитники казахского языка определенно на высоте - после известного инцидента с выпившим редактором журналов “Аңыз адам” и “Жұлдыз­дар отбасы” Жарылкапом КАЛЫБАЕМ на борту авиакомпании SCAT бывший чиновник Мейрамбек БИЛГАЛИ пнул стюардессу того же авиаперевозчика за незнание государственного языка. Предполагалось, видимо, что реноме казахского языка и особенно его носителей после этого неминуемо окрепнет.

Как известно, Жарылкап Калыбай тоже был возмущен тем, что его не обслуживают на родном языке - после некоторых возлияний, обостривших душевные раны, редактор начал активно учить стюардесс государственному языку, используя такие изысканные литературные идиомы, как иттiң балалары. К сожалению, сукины дети в массе своей не оценили заботы редактора известных журналов и группой написали на него заявление. После чего Калыбай-мырза отсидел трое суток за пьяный дебош в самолете.
Мейрамбек Билгали пошел дальше, причем без дополнительных стимуляторов хронического патриотизма. После того как несколько стюардесс не смогли объясниться с ним на государственном языке, бывший замакима Макатского района Атырауской области ударил бортпроводницу ногой по ягодицам. Как объяснил прессе позже сам Мейрамбек, сделать это его заставила обида за положение казахского языка.
И не надо задаваться вопросом, почему в порыве негодования уязвленный Билгали не разбил голой рукой иллюминатор, не разломал кресло или не сделал тут же себе сеппуку, а выбрал тот путь возмещения морального вреда, который выбрал. Потому что вопросов после этого возникнет очень много. Где, например, был Билгали, когда Серик САПИЕВ, плохо говорящий на казахском, стал олимпийским чемпионом по боксу? Почему храб­рый, но обидчивый Мейрамбек не отвесил ему хорошего пендаля? А ведь министр финансов Болат ЖАМИШЕВ тоже давно напрашивается. И еще несколько членов правительства.
Но, как пишут на спинках кресел в авиалайнерах, safety first - безо­пасность превыше всего. Мейрамбеки бьют только тех, кто гарантированно не возблагодарит за один пинок двумя ответными. И это, кстати, не отличительная национальная черта, как сейчас пытаются представить некоторые оппоненты дебоширов. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН явно не про казахов XXI века писал свое: “У нас нет середины - либо в рыло, либо ручку пожалуйте!”.
Такой принцип поведения свойственен всем неофеодальным обществам, в которых культивируется примат силы. Любые формальные социальные институты в них работают только сверху вниз и не работают в обратном направлении. То есть аким области исключительно в правовом поле с гарантированным успехом может выжить с места, скажем, врача районной больницы. А если врачу удастся потом отсудить у акимата компенсацию, то это будет восприниматься обществом как уникальный случай непредвзятого процессуального решения (хотя потом выяснится, что у доктора родственники в суде или крыша в Минздраве).
Поэтому многие у нас стараются, например, купить машину побольше и подороже, пусть даже в кредит. Такой автомобиль на дороге выполняет не только транспортные, но и защитные функции, а его механизм в точности копирует поведение плащеносной ящерицы, которая в случае опасности расправляет огромный кожаный воротник, чтобы казаться больше и внушительнее. “Лучше вам, ребята, со мной не связываться!” - месседж у ящериц испокон веков и у казахстанцев в XXI веке один и тот же. А для его трансляции используются все возможные пути.
Такая ниспадающая вертикаль, подмявшая все общественные отношения, и есть истинный корень многих проблем, включая упомянутые “случаи Калыбая и Билгали”. Авиакомпания SCAT в данной ситуации выглядит пострадавшей и должной вызвать сочувствие. Но сочувствия она не вызывает, так как ее реакция тоже находится в русле негласной, но общепринятой модели поведения: кто сильнее и больше, тот и прав. Руководители иностранных компаний после подобного рода скандалов обязательно созывают пресс-конференции или распространяют официальные заявления, причем не по поводу собственно инцидента, а по сути претензий. SCAT ничего такого не сделал, предпочитая играть в молчанку, что обычно означает подковерное решение проблемы, то есть, вместо того чтобы публично признать недоработки и объявить, что госязыку впредь будет оказываться всемерная поддержка, компания уповает на собственные силовые возможности. Так и будет продолжаться, пока кто-нибудь, кто сильнее, не пнет уже всю авиакомпанию.
Самое пакостное в этом - как раз фокус на казахском языке, хотя природа конфликтов не имеет к нему никакого отношения. Она, во-первых, имеет отношение к надандық (или невежству по-русски, хотя этот перевод не совсем точен и эмоционально гораздо слабее оригинала) Калыбая и Билгали, которые используют родной язык для дешевых спекуляций в стиле “мне так обидно стало за язык, что я напился, подрался и упал в фонтан” (когда уже им станет так обидно, что они переведут УЭЛЬБЕКА, получат Нобелевскую премию или хотя бы пожертвуют состоянием в пользу детского дома?). Между тем казахский язык - не разменная монета и не фиговый лист, чтобы закрывать им собственные срамные места. Казахский язык не делает дураков умными, а подлецов - благородными.
Во-вторых, ситуация напрямую вытекает из отношения государства к государственному же языку - а оно не способно не то что следить за практикой употребления казахского языка в авиакомпаниях, но даже отслеживать правильность написания названий улиц на официальных дорожных указателях в том же Алматы.
Невежество вкупе с государственным пофигизмом рождает непримиримость. Казахские патриоты пытаются заставить всех выучить госязык, дебоширят, пинают женщин, а в результате генерируют только ненависть по отношению к себе. И, что особенно плохо, к языку. А ненависть и страх - непродуктивный путь для воспитывания уважения. Многие русскоязычные, в свою очередь, благодаря таким инцидентам только пестуют в себе латентное чувство снисходительности по отношению ко всему казахскому, и надо сказать, отдельные славные сыны казахского народа помогают этому процессу.
Хотя, по большому счету, насчет всего описанного можно не париться. Нужно только привыкнуть к тому, что социальные коммуникации в скором времени будут осуществляться исключительно с помощью пинков, ударов, укусов и шипения в угрожающих позах. У павианов, как сообщают ученые, нет проблем с пониманием друг друга.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира Кадырбаева, Алматы

03.10.2013

Поделиться
Класснуть