1152

Александр ТЕРЕХОВ: Наша особенность - не уступить, ускориться и вклиниться

Главный автомобильный каскадёр страны в шоке от алматинских водителей

Александр ТЕРЕХОВ: Наша особенность - не уступить, ускориться и вклиниться

Подстроиться под график Александра ТЕРЕХОВА непросто. Зачастую работает он по ночам: погони, перевороты, кишки машин на асфальте выгоднее смотрятся на фоне ночного города, да и незачем горожанам видеть такие страсти…

- Все началось с занятий спортом, - рассказывает Александр. - Потом отец пристрастил меня к трюкам на мотоцикле, успел поработать в автородео, в Прибалтике окончил школу пиротехники, в России много работал в кино. В итоге накопился огромный опыт. Поэтому на родине я создал Ассоциацию каскадеров Казахстана. Изначально это было всего несколько человек. Постепенно мы подтянули всех, кто готов выполнять в кадре разные трюки: дельтапланеристов, конников из цирка, паркуристов.

Когда мы привозили кубки и международные награды, соцсетей еще не было, хвастаться достижениями особо не получалось. Сейчас у нас четко поделены сферы, каждый оброс своими заказчиками. А когда люди зарабатывают, то, похоже, уже нет желания объединяться. Но наша группа “Лидер” официально входит в Международную академию трюка и востребована по всему миру.

- Вы и сейчас трюки исполняете или только руководите?

- Сам делаю только в исключительных случаях. Я единственный в стране каскадер с дипломом режиссера-постановщика трюковых сцен. Учился во ВГИКе в довольно солидном возрасте, имея на тот момент за плечами почти 20 лет опыта. Уже и здоровье не всегда позволяет самому выполнять: за время моей карьеры приходилось много экспериментировать, понимать на личном опыте. И, честно признаюсь, не всегда экс­перименты были удачными -

за время карьеры я получил около 28 переломов. Этой цифрой не горжусь, не афиширую ее. Считается, что если все продумано, то травм быть не может, хотя с таким утверждением можно поспорить.

- Как рождается трюк: режиссер прямо выдает техзадание, что с машиной должно произойти?

- Изучаю сценарий, обсуждаем с режиссером и оператором, какой может быть эта сцена. Мы можем рассчитать длину полета, высоту, сколько оборотов автомобиль сделает в воздухе. Например, на днях снимали такую сцену: после погони автомобиль должен перевернуться и остановиться посередине перекрестка вверх колесами. Вот это самая сложная часть. Любой автомобиль, особенно джип, спроектирован так, что всегда хочет встать на колеса. В таких случаях мы уже после трюка доворачиваем его тросами.

Сложность нашей работы в том, что каждый раз трюки выполняются на разных автомобилях, мотоциклах - и у нас не то чтобы нет возможности сделать несколько дублей, мы даже отрепетировать, попробовать не можем. Все снимается с первого раза. При этом никто не должен пострадать, машина не должна повредить городскую инфраструктуру, если действие происходит в жилой зоне. То есть мы должны учесть все столбики, бордюры, знаки…

Для безопасности перекрывается не только проезжая часть, но и все переулки, выходы из дворов, откуда могут появиться люди. Во всем мире для таких опасных сцен строят имитацию городской улицы, потому что машина может взорваться, загореться. Да мало ли что может произойти? Но у наших кинематографистов в основном нет такой возможности, поэтому работаем с ювелирной точностью.

- Сейчас активно развиваются компьютерные технологии. Не боитесь, что графика вытеснит вас?

- Мы были бы только рады, если бы технический прогресс развился настолько, что не надо было бы лишний раз рисковать. Но графика всегда видна, нужна хотя бы реальная основа, к которой уже можно что-то пририсовывать. Хотя технологии могут облегчить работу каскадеров, уменьшить степень нашего рис­ка. Например, можно сделать трюк не на натуре, а, что называется, на зеленке, в павильоне, где можно обеспечить страховку. А потом просто пририсовать нужный фон.

- Как каскадеры не убиваются во время выполнения трюков?

- Как же не убиваются… Даже Голливуд с его мощным производством от этого не застрахован. Но чаще всего несчастные случаи происходят от экономии или халатности. Когда говорят: “Да мы быстро, да мы сами”, - вот тут и случаются сюрпризы.

В России не так давно был случай: переехало танком кас­кадера. Постановщика трюков не оказалось в тот момент на площадке, решили сделать без него - посадили человека в танк, он перепутал педали, а под гусеницами лежал человек.

Тут не может быть никакой самодеятельности. Не только кас­кадер, но и машина готовится для трюка. Изнутри создается каркас безопасности, чтобы кузов не сложился, не травмировал человека. Мы используем специальные кресло, ремни, ремболты повышенной прочности, бесшовные трубы, особые уголки для усиления узлов. Все делаем сами на своей базе, это не поручишь обычному мастеру на СТО.

- Что самое сложное?

- Бороться с желанием продюсеров сделать экономно, когда предлагают снять погоню в режиме реальной улицы или хотят нанять обычных водителей для массовки. Погоня вообще дорогое удовольствие, потому что, если просто едут две машины, это неинтересно, должны быть другие участники движения, опасные ситуации, а это все тоже каскадеры, команда, чувствуют друг друга.

Даже при очень простой задаче, например ехать по прямой со скоростью 30 километров в час, никто не может гарантировать, что непрофессионал справится, не вильнет под другую машину, когда рядом с ним впритирку пронесется профи. А бывает такое, что нам говорят: “Давайте в режиме реального движения снимем? А то мы не успели разрешение взять, все документы оформить, с полицией договориться…” Но это уже, простите, хулиганство. Чем больше экономят продюсеры, тем больше рискуют каскадеры.

- Кроме технических моментов какие есть приемчики? Что любит камера?

- Ну да, если машина просто полетит, это недостаточно зрелищно, поэтому на трамплин - специальную подставку, с помощью которой автомобиль переворачивается, мы подсыпаем цемент, пыль, сухие листья, чтобы они создали шлейф, динамику в кадре. Предпочитаем использовать большие машины, желательно крупные седаны или джипы, они очень зрелищно смотрятся: красиво переворачиваются, от удара начинают разбираться в воздухе, у них отлетают какие-то части, сыпется труха из днища. А если перевернуть маленькую машинку, это совсем неэффектно.

- Какие трюки самые сложные?

- Их вообще не бывает типовых, каждый требует своей стратегии. Труднее всего массовые сцены, где все зависит от взаимодействия большого количества участников.

- Как тренируются автокаскадеры?

- Берем старые машины, один и тот же кузов используем по нескольку раз, но все равно это очень дорого. Для рукопашного боя нужен только зал и наставник. А чтобы воспитать одного автокаскадера, надо не одну машину угробить. А сколько резины, нервов, времени…

- Расскажите про самые опасные трюки. Полет, перевороты?

- На самом деле убивает не количество переворотов, а скорость и резкая остановка, когда просто травмируются все внут­ренние органы. Но снимать на минималках трюки не получается, в кадре всегда видна реальная скорость, при которой все делалось, а неправда выглядит смешно и нелепо.

Бывает всякое. В начале 2000-х годов снимали клип Влада ТОПАЛОВА на Капчагае. Режиссеру нужен был долгий полет над водой. В итоге мы сделали невероятное: машина летела 85 метров на высоте 12 метров над поверхностью Капчагая. Добились этого следующим образом: нашли обрыв, поставили трамплин, каскадер разогнался до 100 километров в час и упал в нужное место, где его караулили водолазы и спасатели.

Как оказалось, не зря! Мы не так часто делаем трюки в воду и не учли, что даже на асфальт машина приземляется мягче, чем в воду, потому что идет по касательной. В воду она просто втыкается и от удара раскалывается на две части. К тому же каскадер рассчитывал, что машина еще какое-то время, как поплавок, будет на поверхности, и спешил отстегивать ремни, хотя я уже метался по берегу и торопил его. В итоге автомобиль резко ушел под воду и утащил трюкача на глубину более 10 метров.

- А вот теперь скажите честно: на обычных дорогах как вы себя ощущаете в роли водителя?

- Не поверите, но очень часто испытываю дискомфорт, поскольку много стало неграмотных водителей. А главное, нет уважения друг к другу у участников движения в основной массе. Я часто бываю в разных странах и могу сравнить. Это наша особенность, в том числе Алматы: не пустить, не уступить, специально ускориться и вклиниться. Какое-то сплошное самоутверж­дение на дороге. А ведь самое важное - это поддерживать друг друга на дороге, избегать стрессовых ситуаций. Я уже не говорю про хаос с мопедами, это реальный беспредел.

Кстати, я в свое время обучал вождению, но был слишком дотошным, это не всегда нравится учащимся. У нас же сейчас время вымышленных героев, когда люди считают, что умеют водить или круто делать что-то другое, но на самом деле зачастую это иллюзия...

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть