5512

Голодный миллионер

Так часто говорят про крутых по мировым меркам жокеев - легко ли взрослому мужчине удерживать вес в пределах 55 килограммов, а за сезон участвовать в 700-800 скачках?! Выпасть из обоймы нельзя - то, что ты “в седле”, нужно постоянно доказывать.

Голодный миллионер

Несколько лет подряд в рядах самых топовых наездников - Бауыржан МЫРЗАБАЕВ. Трижды лучший жокей Чехии, четырежды - Германии, только в этом году он два раза выиграл скачки в день розыгрыша приза Триумфальной арки в Париже. А в Японии, куда даже самым сильным наездникам попасть непросто, он - один из самых популярных спорт­сменов. Рассказывает: зашел однажды в тамошний ресторан, а его тут же окружили фанаты. Вы можете представить такую популярность у спортсменов-скаковиков, выступающих в Казахстане?

- Подъем в пять утра. Звонок менеджеру, чтобы узнать, где будут скачки - во Франции они каждый день, в Германии два раза в неделю. Их много - до 15 в день. Зимой, когда в Европе не сезон, жокеи отправляются в Бахрейн, Саудовскую Аравию, ОАЭ, Гонконг, Японию, - расписывает Бау­ыржан свой график.

На знакомство с лошадью у жокея несколько минут - характер и особенности узнают уже во время заезда. Но с ходу может определить сильные и слабые стороны скакуна, а это уже мастерство.

- Привязаться к лошади не успеваешь - отношения деловые. Но чувствовать ее необходимо, чтобы правильно распределить силы на скачку. Приглашение сесть на коня ждут сотни жокеев высокого уровня - бешеная конкуренция. Козни, как в балете, не строят - решают все судьи, фиксируют камеры. Но все ошибки - твои. Приходится изучать бэкграунд коня - неудачный опыт заставит ползти вниз рейтинги. У жокея всегда есть инструктаж от тренера, как вести гонку. Но тактику и стратегию можно выстроить одну, а, когда откроется бокс, скачка выведет на другую, - рассказывает жокей.

В жестком режиме тренировок и скачек жокей из Казах­стана - нон-стоп. Даже во время казах­станских каникул никакого допинга в виде бешбармака! Дома, в селе Чубар Алматинской области, ждут его приготовленные мамиными руками вкусности. Но Бауыржан наслаждается только их ароматом. Ни-ни, ни кусочка! Мама знает правила. Но разве может она удержаться и не стоять сутками у плиты в ожидании сына? А еще чутко следит за таблоидами - вдруг напишут, что сын женился. Шутка ли, в 31 год он все еще завидный холостяк.

- Лошадь найти легче, - смеется Бауыржан. - В Европе все строят сначала карьеру. А здесь каждый второй спрашивает: ну когда уже?

В родные края Бауыржан приезжает нечасто. Отпуск раз в год, сейчас короткий отдых перед новым штурмом ипподромов Японии. На два года подписан контракт в Германии, приглашают шейхи в Дубай, в Австралии зовут остаться навсегда. Заманчиво - там самое большое количество скачек за сезон. Сейчас выбирает он.

Но было иначе: Бауыржан ведь обычный мальчишка из аула. Пас­ти скот было обязанностью, байга - любимое развлечение, потом заработок. Когда стал расти и тяжелеть - финиш для шабандоза. Традиционно в это время перспективных подростков переводят в гладкие скачки. Так было и с Бауыржаном: еще школьником он попал на Алматинский ипподром к тренеру Сергею ХУБУЛОВУ. Первую же свою гонку Баука выиграл. И поставил себе цель - плох тот жокей, который не мечтает скакать в Англии. Но это вершина.

Начать решил с Чехии, как посоветовал тогдашний директор ипподрома Нурлан ТЛЕУЛЕСОВ, мечтавший дать путевку в жизнь скаковикам из Казахстана. Там Бауыржан занимался проездкой лошадей для российского тренера Арслангирея ШАВУЕВА, работал на конюшне. Но тот видел в парне только исполнительного, непьющего работника и на скачки не пускал. Помог член судейской комиссии - подготовил паренька из Казахстана к поступлению в школу жокеев, а на фолианте с правилами из 300 параграфов Мырзабаев заодно и язык подтянул. В Европе к обучению наездников подходят серьезно: учебные заведения на уровне наших колледжей, жокеи в них проходят курс селекции, ветеринарии... В Казахстане такого нет.

- В первый год за сезон я выиграл шесть скачек. Позже, уже в Германии, это стало дневной “нормой”, - смеется Бауыржан. - В 2013 году в Чехии я собрал уже довольно большое количество выигранных скачек - больших и маленьких. По местной традиции такому жокею дают приз 5 тысяч евро. Но спонсору я не нравился - какой-то иностранец! Он даже изменил на следующий год условия получения приза: предпочтение жокею, который “собирает” больше крупных побед. Но мне везло и здесь. Так что кроме титула чемпиона страны я три года подряд брал еще и денежный куш. А потом стал “сбегать” на скачки в Германию - нужно было двигаться дальше, а там выше уровень.

Там Бауыржан уже выбирал конюшни, тренеров, выгодные контракты. Расшатывал пьедесталы под именитыми жокеями. Когда легендарный Эдуардо ПЕДРОЗА ушел по состоянию здоровья (спортсмена-наездника всегда подводят суставы), занял его место первого жокея. Когда мир рассадила по домам пандемия, скакали при пустых трибунах. Но онлайн-тотализаторы делали выручку больше, чем в обыч­ные годы.

- В этом сезоне вы работаете у тренера Андре ФАБРА. Его подопечные 24 раза становились чемпионами Франции, причем 21 год подряд! Как вы к нему вообще подобрались?

- Он сам позвонил. Да еще и предложил скакать на приз Триумфальной арки (лучшая скачка Европы. - Ю. З.). А я не поверил - подумал, кто-то хочет меня ра­зыграть, - улыбается Бауыржан. - Поясню: Андре ведь француз, а звонивший отлично говорил на немецком. По голосу я понял, что человек этот старше меня. Хотя я и не поверил, что это Фабр, и был уверен, что это чья-то глупая шутка, не стал грубить и согласился. Через друга-француза выяснил, что это действительно настоящий Фабр. Как он узнал про меня? Видел, наверное, как я выступал на немецких лошадях. Он предложил мне перейти тренироваться к нему. Я попросил время, так как собирался на скачки первой группы в Японию. Выиграл. А Фабр мне отправил смс с поздравлением. Значит, точно следит!

Япония - страна мечты для жокеев всего мира. Казино там существуют только подпольно или онлайн, а вот бейсбол и скачки - любимый спорт людей азартных.

- За три месяца в Японии можно заработать столько же, сколько за сезон по миру, - признается жокей. - Но приглашают туда только чемпионов из Германии, Франции, победителей приза Триумфальной арки. А вот жокеев из ОАЭ или США не зовут. Только “высшая лига”. Это все для того, чтобы развивать своих жокеев. Туда сейчас скупают всех лучших лошадей мира, и из Японии они уже не выезжают.

Обычно жокеи “пристреливаются” - один год поскачут в Японии, другой. Казах выиграл с наскока в первый же сезон в первой группе. Да еще и на жеребце, считавшемся аутсайдером, со ставками 900 к 1.

- В чем ваш секрет?

- Я старался все скачки проехать максимально хорошо. Не старался выложиться только на лучших лошадях, а на средних экономить силы. Так нарабатывается мастерство. Когда западные журналисты берут у меня интервью, все допытываются, как я так быстро добился успеха. Увы, но они не знают Казахстан как страну всадников, думают, что у нас и лошадей-то нет. Рассказываешь нашу историю - просят показать скачки. А что показывать? Байгу? Или наш ипподром, где жокея в пыли не видно? Лучше смириться и говорить: да, скачек у нас нет.

- Как развить конный спорт в Казахстане?

- Во всем мире скачки держатся за счет тотализатора. В Европе, Гонконге, Японии эти системы имеют сами жокей-клубы. Прибыль вкладывают в скачки и реконструкцию ипподромов. В Казахстане сегодня скачек, можно сказать, нет вовсе - нет плана, нет спонсоров с призовым фондом, нет приличных ипподромов. Даже у байги уровень выше. Но на ней в мир не выехать - в ней ведь могут скакать полукровки, а это смерть для селекции.

- На что сделать упор казахскому мальчишке, чтобы вырваться в мир больших скачек?

- Упорство, характер, дисцип­лина! Это не футбол, где после тренировки можно рвануть на дискотеку и пить до утра. Нужны языки, настрой на учебу. А еще иммунитет к критике - в Казахстане конники варятся в своем кругу, а за границей тебя обсуждают в соцсетях, о твоих промахах пишут в прессе.

- Но хорошие наездники бегут из Казахстана…

- Много наших и киргизов работают в Европе, но дальше того, чтобы таскать тачку с навозом или делать проездку лошадей, не замахиваются. Здесь они начинают на байге - успешных сразу балуют деньгами. Восьмилетний пацан может зарабатывать больше отца, кормить семью. Это окрыляет, но учеба оказывается побоку. Я сам таким был. А когда байгист взрослеет, то уже не нужен владельцам лошадей. Денег нет, поступить на грант знаний не хватает. Будущее - только пахать за копейки на фазендах. Вот и едут в Европу - работа черная, но за нее хорошо платят.

- Вам уже 31. Задумываетесь, что будет после завершения карьеры?

- Конечно. В этом году у меня была травма. Тяжелее стало удерживать вес. Поднявшись высоко, падаешь в середнячки. Этого я не хочу. Приходит апатия: ты все знаешь и умеешь, но в топ уже не пробиться. Не рассматриваю и карьеру тренера - за 10 лет в этом спорте понял, насколько морально тяжелая эта профессия. Под твоим надзором конюшня в 150 голов и люди - конь заболел, человек запил. Подумываю о том, чтобы стать менеджером - есть опыт и связи. Честно, хочется когда-нибудь уже и нормально пожить.

Юлия ЗЕНГ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее