1769

Дина Тасбулатова, актриса: Жить под диктовку - не для меня!

Всего четыре года прошло от роли нежной купеческой дочери Айжан в “Золотой Орде” до роли амбициозной сотрудницы спецслужб Асель в “Келин особого назначения”, и вот уже никто не узнает милую красавицу Дину ТАСБУЛАТОВУ. Сама актриса происходящие с ней в последнее время метаморфозы называет новым, особым восприятием себя.

Дина Тасбулатова, актриса: Жить под диктовку - не для меня!

- С чего вдруг вы стали дерзкой и мужественной?

- Повзрослела. Мне уже не очень интересно играть лирических героинь и жертв. Сейчас наступает век женщин. Они меняют восприятие себя, отношение к себе, и мне бы очень хотелось переходить к ролям сильных женщин, которые играют ключевую роль в сюжете, влияют на ход истории. Я даже стала сейчас усиленно заниматься боевыми искусствами: мне нравится это ощущение силы внутри, которое дарит спорт. Пару лет назад ходила на бокс и участвовала в любительских боях среди артистов, потом переключилась на тайский бокс. А сейчас мое увлечение - тхэквондо. Это очень тяжело: растяжка, силовые упражнения, координация тела. Но именно это я искала. Мой дух закалился, и внутренний посыл стал совершенно другим: не мягкая милая девушка, а сильный человек!

- То, что вы стали совершенно другой не только в кино, но и в жизни, все заметили во время локдауна. Когда подъезд вашего дома оказался на карантине, вы загримировались в зэка и устроили протест в соцсетях...

- Этот бунтарский дух был во мне всегда. Я никогда не была лошарой! (Смеется.) Плюс влияние моего нового, осознанного образа жизни. Он изменился с того времени, как начала терапию с психологом. Раньше, как все, жила под диктовку общества, но потом поняла, что это не про меня.

Согласитесь, что мы с детства едим то, что нам положили в тарелку, надеваем то, что дали в руки, идем в ту школу, в которую записали родители, а потом еще поступаем в определенный университет в соответствии с их ожиданиями. И мы совершенно не понимаем, чего хотим на самом деле! Терапия же учит чувствовать себя, а значит, быть свободным в своих проявлениях, по-настоящему жить свою жизнь и быть счастливым.

- И, как я поняла, в этой новой жизни вы стали феминисткой?

- Да, это так. К сожалению, в нашем обществе это понимают очень превратно и относятся к феминисткам крайне враждебно. Но ведь феминизм - это совершенно не про мужененавистничество, это вообще о другом! О том, чтобы женщина воспринималась равной, об искоренении сексистского отношения к ней. А ведь оно проявляется абсолютно в каждом аспекте жизни: мы даже об этом не задумываемся, но на самом деле нашей ментальностью заложено отношение к женщине немного свысока.

Когда же говоришь о равноправии, у наших мужчин почему-то земля из-под ног уходит, им выгоднее, чтобы женщина оставалась на втором плане, была покорной и угнетаемой. Но я не хочу, чтобы у нас так было. Меня раздражают разговоры про всю эту женскую женственность, я не приемлю гендерных ролей, например, когда говорят: “Ты же девочка, веди себя прилично” или “Ты же мужик, ты должен быть сильным”. Это неправильно и нездорово, все мы люди, и мы очень разные. Имеем право проявлять себя так, как мы чувствуем.

Еще в детстве у меня был внут­ренний протест, когда все дети-родственники ели за одним столом, а потом мальчики бежали гулять, а девочки должны были убирать со стола. Как такое возможно, если мы все одинаковые дети, все хотим играть?!

Моя мама сполна прошла школу келинства. Несмотря на то что у нее была серьезная профессия - стоматолог, она была покорной невесткой, делала все беспрекословно по хозяйству в частном доме. На ней держалась большая часть работы: и скот, и огород, и стирка без стиральной машины, и готовка, а еще воспитание детей. При этом папа и мама работали одинаково. С детства мне говорили: “Выйдешь замуж, и все это тоже будешь делать”. Но помню, как внутренне я протестовала: нет, у меня так не будет!

А года два назад я снималась в одном авторском фильме под Чунд­жой, где для съемочной группы арендовали дом у местных жителей. Там нас и кормили. Помню, сидим мы за большим столом, человек 30 мужчин и две девушки - я и гримерша. И вот те женщины, что нас обслуживали, еду всегда подавали сначала мужчинам. Мне было очень обидно, что меня здесь кормят в последнюю очередь: “Тетя Рая, в чем дело?” А она мне: “У нас принято сначала обслуживать мужчин”. Тогда я демонстративно вставала и сама наливала себе суп. Заметила, что там многие женщины к мужьям на “вы” обращаются. Я была очень удивлена, для меня это дико. А еще тетя Рая рассказала мне историю, как ее дочку украли замуж, и это для нее нормально. Но ведь похищение - самое настоящее преступление, за которое есть статья!

Вообще, поднимая такие темы, нарываешься на огромную волну хейта среди людей. На 8 Марта я выложила пост с феминистского митинга и написала, что это праздник не любви и женственности, а день, когда женщины заявляют о своих правах. От этого поста у мужчин конкретно разор­вало одно место. “Да вы вообще офигели, низшие создания!”, “Знайте свое место!”, “Понабрались у Запада всякого феминизма!” Думаю, должно пройти еще много времени, чтобы все стали относиться друг к другу с уважением вне зависимости от пола.

- У нас считают, что про равноправие говорят только те женщины, которым в любви не везет...

- Это мнение тех, кто сам несчастлив и у кого есть определенная проблема в этом плане. Это называется проекцией. Если люди кого-то в чем-то уличают, у них самих это где-то горит.

- О каком мужчине рядом с собой мечтаете?

- О психологически здоровом. Но, к сожалению, у нас 99 процентам населения нужно идти к психотерапевту. Просто, пройдя определенный путь, я не смогу быть в невротических отношениях. Когда кто-то ревнует или предъявляет претензии, когда проецирует на меня свои комплексы и травмы. Если люди осознанные, ценят друг друга, то способны выстраивать адекватный диалог. Таких здоровых отношений я хочу.

У меня философия: Вселенная работает на тебя, когда ты выстроил в своей голове четкое видение. Ну а если не встречу своего мужчину, значит, так тому и быть. Главное - я кайфую сегодня. Просто тебе должно быть круто и с мужчиной, и без него.

- Многие наши актрисы жалуются, что прожить без поддержки мужчины невозможно. Говорят: гонорары в нашем кинематографе совсем маленькие...

- Гонорары действительно небольшие. Но мне достаточно, чтобы обеспечивать себе тот уровень жизни, в котором мне комфортно. Я, конечно, не шикую, не езжу на крутой тачке, не гоняюсь за брендовой одеждой, у меня нет бриллиантов. Они мне и не нужны, я в этом плане простая, у меня средние потребности. Но, наверное, если мне этого сильно захочется, то найду способ заполучить. И уж точно не надеясь на мужчину.

- А что насчет детей?

- Когда смотрю на чужих детей, они мне очень нравятся и у меня возникает желание стать мамой в будущем. Но в данный момент детей не хочу. Опять-таки из-за сильного давления общества я не чувствую, на самом ли деле хочу иметь детей или мне это желание навязывают: мол, до 30 лет девушка должна выйти замуж и родить. На данный момент у меня такой потребности точно нет.

- В последнее время у вас появилось много откровенных фотосессий. Это тоже своеобразный протест против общества?

- Я и раньше себя показывала. Просто недавно появились новые фото с отдыха. И мне, конечно, много прилетало от людей в соцсетях. Причем не только от мужчин, но и от женщин. Смотреть такие фото, как я поняла, они любят, но при этом пишут: “Как не стыдно!”, “Какое право вы имеете оголяться?” Это ли не абсурд? Разве где-то такое запрещено? И это опять-таки говорит о том, что общество нездорово. Если бы каждый человек занимался собой, а не другими людьми, то вообще не было бы таких вопросов.

Оксана ВАСИЛЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее