2115

Прекрасно, когда у супругов разный менталитет!

Так считают Ансаган КОБЕНТАЙ и Илья МАНАЕНКОВ. Артисты театра “Астана Балет” нашли немного времени между спектаклями и репетициями, чтобы дать эксклюзивное интервью нашей газете.

Прекрасно, когда у супругов  разный менталитет!

- Представляю, как трудно быть вместе 24 часа в сутки, имея такую сложную профессию. Часто ссоритесь?

Ансаган: Мой муж не сорвался на меня даже тогда, когда я вывихнула ему палец. Настоящий джентльмен! Было это во время репетиции балета “Инстинкт” в постановке Дэвида Джонатана. Илья должен был поднять меня за колено и лопатку на самый верх, “на третий этаж”, как мы говорим, но в этот момент я неправильно сделала элемент подготовки и вывихнула ему палец своим коленом.

Илья: И это было очень больно! (Смеются.)

Ансаган: Когда стоишь в паре с близким человеком, это расслабляет. И по этому поводу у нас с Ильей действительно бывают разногласия. Супруг старше меня на пять лет, опыта в балете у него больше, поэтому я стараюсь прислушиваться, когда он говорит: “Надо подсобраться. Нельзя отвлекаться”.

Илья: Сейчас мы репетируем ведущие партии в уникальном спектакле о жизни и творчестве Кристиана Диора, где соединены разные жанры: балет, опера, музыка, драмтеатр и мода. Премь­ера состоится уже в декабре. Одновременно идет подготовка к гастролям в Дубай. Там у нас спектакли “Легенда о любви” и “Султан Бейбарс”. Минус в том, что, находясь на работе вместе с супругой, ты будто несешь туда все свои бытовые неприятности, а потом волей-неволей обсуждаешь профессиональные проблемы в семье. Это стало нас напрягать, поэтому мы придумали правило: дома не больше часа обсуждаем рабочие моменты: как украсить образ, как подать партию, делаем замечания друг другу.

Илья и Ансаган в балете Longing.

- Расскажите, как вы познакомились. Уверена, это очень красивая история...

Ансаган: Ошибаетесь, это было ужасно. Мы летели на гастроли в Японию. У меня была травмирована нога, и я нуждалась в поддержке. Мои педагоги сказали Илье: “Помоги девушке!” Так, еще в аэропорту мы познакомились поближе, потом долго общались, а в заключение он вдруг выдал: “Такие девушки, как ты, мне не нравятся!” Я собралась с силами и ответила: “Ну и хорошо!” Хотя меня это очень задело, ведь Илья сильно понравился мне сразу, с первого взгляда. Не могла забыть, как в балетный зал зашел голубоглазый блондин, от которого исходила какая-то светлая энергия. Но после того ужасного заявления он мне резко разонравился. (Смеются.)

Потом мы не раз оказывались в общих компаниях, попадали на дни рождения друзей, где понемногу общались около года. Я знала, что Илья хорошо готовит, и вот однажды он говорит: “Заходи после работы на чай, я пирог испек”. Так я зашла на чай и осталась. До сих пор здесь!

- А говорят, что только женскую логику понять трудно. Илья, объясните, пожалуйста, как можно сказать девушке, что она тебе не нравится, а потом взять ее в жены?

Илья: Когда я в первый раз пообщался с Ансаган, она показалась мне немного сумасшедшей. Просто я не привык к таким эмоциональным девушкам: чуть что - сразу в слезы. Даже когда смот­рит сериал, может много и долго плакать. Поэтому я решил, что мы не сможем быть вместе: она слишком эмоциональная, да еще и мои творческие заморочки... Это очень сложно. Всегда приходится много работать над такими отношениями. Но спустя год что-то в моих чувствах, понятиях поменялось. И теперь мне кажется, что мы с супругой неразделимы, просто созданы друг для друга.

- Чем вы шокировали Ансаган, понятно. А она-то чем вас поразила?

Илья: Больше всего меня поразили ее родители. Точнее, их подарок. Наша первая встреча состоялась, когда театр “Астана Балет” приехал на гастроли в Алматы. После спектакля в ресторане собрались все близкие родственники Ансаган. Я очень переживал да еще на тот момент плохо понимал русский язык. И вдруг слышу: “Мы купили тебе лошадь!” Какая лошадь, зачем, где она, что мне с ней делать?! Это действительно был шок.

Ансаган: У казахов же считается нормальным подарить лошадь настоящему джигиту! Вот родители и купили для Ильи жеребенка, а поскольку не могли привезти его в центр Алматы, то оставили пока на своей фазенде за городом. Я объяснила Илье, что делать с этой лошадью прямо сейчас ничего не нужно, и он успокоился. Но больше всего Илья перепугался, когда подумал, что речь идет о конине, которую ему придется есть. (Смеются.)

Во время этой первой встречи Илюша очень понравился моим родителям. Как только они увидели его влюбленные глаза, сразу дали свое благословение. Мои родители - артисты театра и кино Кадыргали КОБЕНТАЙ и Рабига АГМАНОВА. Они прекрасно понимают меня, как личность творческую, свободную, поэтому приняли мой выбор. К тому же я давно самостоятельная: еще в 17 лет, окончив в Алматы хорео­графическое училище имени Селезнева, перебралась в столицу, чтобы работать в театре “Астана Балет”. Теперь, видя, как я счастлива, мама и папа всегда говорят Илюше: “Спасибо за нашу дочку!” И мне кажется, что они любят его даже больше, чем меня. Постоянно привозят и передают вкусную еду, теплые вещи.

Илья: Ведь я привык жить в стране, где даже зимой температура не опускается ниже 10 градусов тепла. А в Нур-Султане нормально, когда минус 30. Танцевать в Казахстане меня пригласили, когда я уже поработал в Израиле, Европе. Мои родители раньше жили в Азербайджане, окончили в Баку хореографичес­кое училище и танцевали в труппе местного Театра оперы и балета. В оркестре этого же театра работали мои бабушки и дедушки. После развала Советского Союза родители переехали в Израиль, и там Владислава МАНАЕНКОВА и Мину АПТЕКАРЬ знают как солистов балетной труппы “Бат-Дор”.

- Кстати, Ансаган, конину мужу теперь готовите?

Ансаган: У Ильи кошерная кухня. Первое время мне приходилось привыкать к тому, что мясо с молочными продуктами не смешивают, не едят икру, крабовые палочки. Теперь, например, курицу сметаной я не заправляю, не подаю манты со сметаной и не готовлю салаты, в которых у нас привыкли все смешивать.

А вообще, для меня было открытием, что бывают такие мужья, как Илья. Я, например, не обязана готовить по 50 блюд, всех кормить, потом за всеми мыть. Супруг понимает, что я устаю на работе, и спокойно может помочь мне по хозяйству. Признаюсь вам: мне, как казахской жене, бывает даже стыдно, что я не особо устаю на кухне. Когда в театре слышу рассказы девочек, кто замужем за нашими, местными, то мне бывает по-настоящему неловко. Но при этом я начинаю еще больше ценить своего мужа.

Илья всегда говорит мне, что в семье муж и жена равны. Но моя казахская кровь все-таки не дает мне покоя, и я гну свою линию: дома должна быть только одна звезда, и это мужчина. Чисто по-женски мне нравится быть за спиной мужа и вести себя так, чтобы не переходить грань, не задевать его мужские чувства.

- Знаю, что у Ильи много поклонниц. Сильно ревнуете?

Ансаган: Вначале ревновала. И даже очень. Буйно реагировала, когда после спектакля у Ильи разрывался телефон, когда сообщение за сообщением приходили в Инстаграм очень личные признания и комплименты: “Вы такой красивый мужчина!..” Доходило до слез, а со временем мне стало это даже льстить. Горжусь: такой мужчина, такой артист, и он - мой муж! Открою секрет: иногда с разрешения Ильи могу даже подшутить над особо настырными поклонницами, отправив им сообщения в ответ.

- А как Илья сделал вам предложение?

Ансаган: На этот раз все было действительно красиво. Мы приехали в Израиль в гости к его родителям уже в третий раз, и однажды после ужина Илья позвал меня покататься на велосипедах. Так мы оказались на живописном холме, откуда открывался вид на море с красивейшим закатом. К моему стыду, кататься на велосипеде я не умею, поэтому упала и расплакалась. И вдруг Илья протягивает кольцо: “Не плачь, я тебя люблю, будь моей женой!.. Только удали свой Инстаграм”. Тут я разревелась еще больше!

- Что за условие с Инстаграмом?

Ансаган: Мы, девочки, любим проводить там много времени. А Илья - человек рациональный, не хочет, чтобы я зря теряла время.

- Ребенка уже планируете?

Ансаган: Если бы вышла за нашего парня, то никакого планирования не было бы: там сразу повлияли бы родители. Но Илья - человек с абсолютно другим мышлением, он понимает, что театр - моя вторая жизнь и мне нужно прийти к какому-то важному рубежу в творчестве, чтобы со спокойной душой уйти в декрет. Вот отработаю ровно десять лет - и пойду на ребеночка!

Считаю, нам очень повезло, что у нас в семье разный менталитет. Это же прекрасно, когда можно брать все самое лучшее из разных культур. Когда у нас появятся дети, мы обязательно устроим и бесик-той, и қырқынан шығару, ведь это так трогательно, душевно, когда все приходят, поздравляют и устраивают красивый праздник. А из культуры мужа я бы хотела перенять методы воспитания, когда детям доверяют, предоставляют свободу, считаются с их чувствами, не нарушают их границ и не говорят, что в жизни все только белое или черное.

Но сначала у нас по плану свадебное торжество. Расписались мы полтора года назад в самый разгар пандемии между строгими карантинными запретами. В загсе в масках и перчатках собралось пар тридцать. Некоторые невес­ты, как положено, были в пышных платьях. Но торжественных речей не было, а за свидетельствами мы подходили к окошку, похожему на то, через которое в школьных столовых выдают пирожки. И хотя это было веселое приключение, нам все-таки хочется настоящего красивого праздника. Тем более наши близкие очень ждут, когда можно будет погулять и в Казахстане, и в Израиле.

Оксана ВАСИЛЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее