1923

Адильхан МАКИН: Я работал охранником, официантом, барменом...

Певец, завоевавший Гран-при “Славянского базара-2019”, признался нам, что его отчислили из школы, из колледжа и из университета и у него до сих пор нет диплома об образовании. Что тут скажешь? Еще одно подтверждение того, что талант важнее любой бумажки.

Адильхан МАКИН: Я работал охранником, официантом, барменом...

- Очень много времени провожу сейчас на студиях, песни с друзьями пишем и ищем материал для репертуара, уже концерты пошли, гастроли, - рассказал Адильхан. - И это очень круто, ведь масштаб серьезный - приглашают выступать не только в Казахстане, но и в других странах.

- Как думаете, почему на “Славянском базаре” так любят наших исполнителей? До вас третье место там занимал Алишер КАРИМОВ, первым становился Амре, Димаш КУДАЙБЕРГЕН, и вы взяли Гран-при…

- Наверное, потому, что наша страна с большой ответственностью относится к участию в этом конкурсе и на протяжении 28 лет ежегодно посылает на эту байгу своих лучших представителей. И там всегда к казахам очень хорошо относились. Но, мне кажется, после Димаша они еще не отошли! С первого дня все стали у меня спрашивать: “Как там ваш Димаш, который покорил наши сердца и имел такой невероятный успех? У вас получится так же?” Я отвечал: “Все по воле Всевышнего!” Так и случилось: чтобы попасть на этот конкурс, я участвовал в отборах три года подряд - сначала меня обошла Айри, во второй раз я уступил Амре и вот в этом году прошел. Все эти годы я готовился, чтобы попасть именно на “Славянский базар”, и вдруг мне посчастливилось выступать там именно под третьим номером. Это произошло не случайно!

- И после вашего выступления на этом конкурсе заговорили о феномене казахского голоса…

- Все остальные участники такие же люди, как и мы. У них руки, ноги такие же и связки в голосовом аппарате, как у нас! (Смеется.) Возможно, у представителя каждой страны свой акцент, некая изюминка, которая добавляется в вокал. И мы постарались - добавили наш казахский колорит в виде горлового пения, мелизмов, некоторые вокальные техники. И это очень понравилось, как я понял по высказываниям специалистов и по реакции слушателей. Поясняю это только потому, что вы спросили. А вообще-то оценивать и хвалить себя я не люблю, так как это останавливает профессиональный рост.

- Ну гордились же собой, когда председатель жюри Тамара ГВЕРДЦИТЕЛИ прокомментировала вашу победу: “Адильхан только вышел на сцену и запел - все сразу стало ясно!”

- Да, она так сказала, но я все-таки тогда подумал, что эти похвалы чересчур (улыбается). Для меня была важнее другая ее профессио­нальная оценка - что все сочеталось и по вокалу, и по технике, и по актерскому мастерству на сцене. Так же отозвался обо мне и популярный актер Александр ОЛЕШКО, которого я видел с детства на экране. Да и все члены жюри жали руку и напутствовали: “Расти! Не останавливайся! У тебя большое будущее”. Это очень вдохновляет. Как и почетная встреча на родине - съемки, интервью, поздравления. Можно сказать, первую ступень звездной жизни я прошел. Но потратил на это всего один день. Потом сразу отправился в родную Академию имени Жургенова и по привычке начал заниматься, петь, мы стали писать песни на студии. В этом мне помогают мой ректор Асхат Максимович МАЕМИРОВ, мой преподаватель Янис Георгиевич КАЙСИДИ. На “Славянском базаре” моим другом стал участник от Украины Дмитрий БАБАК. Ему очень понравилось мое творчество, он хорошо изучил мои вокальные данные и, возвратившись на родину, сразу написал и подарил мне песню. Над этой песней я сейчас и работаю, она уже на стадии завершения.

- Не надоело, что после победы на “Славянском базаре” вас сразу стали сравнивать с Димашем?

- Наоборот, мне приятно!

- И даже когда говорят, что вы недотягиваете до его шести октав? У вас три?

- Бывает и четыре или три с половиной. Но не стоит так сильно обращать внимание на ноты, нужно, чтобы сердце пело.

- Кстати, о сердце. Советский хит “Озеро надежды”, который в исполнении Аллы ПУГАЧЁВОЙ воспринимался как трагическая история, вы спели на этом конкурсе позитивно, будто любовь только-только вспыхнула в вашем сердце…

- Во-первых, я считаю, в этой песне много смыслов. А во-вторых, когда ты приехал на конкурс, то речи о любви быть не может, у тебя другая цель - защищать честь страны и побеждать. Даже когда все конкурсанты уезжали на экскурсию или просто выходили погулять, мы оставались в гостинице и спали, отдыхали. По утрам делали пробежку, распевались, как положено, то есть время впустую не тратили. Что же касается того дня, когда я с оркестром исполнял “Озеро надежды”, то меня почему-то охватило очень сильное волнение, дрожь, хотя со стороны этого видно не было. Вдруг мне позвонили родители, и после этого разговора я уже вышел на сцену другим человеком - будто камень с души упал...

- В общем, вы не хотите сейчас говорить о том, что влюбились на этом конкурсе? Хотя по приезде рассказывали о девушке, с которой не сводили глаз. И я думала, что сейчас услышу продолжение истории.

- У меня все-таки в первую очередь любовь к музыке и творчеству. А тогда, сразу по приезде, я рассказывал все это на эмоциях.

- Значит, любовь к Паулине, еще одной участнице “Славянского базара”, прошла?

- Нет, почему? Все впереди. Я поеду к ней, мы встретимся, увидимся, и, может, все будет хорошо. Сейчас мы каждый день общаемся в чате. И возможно, это человек, который будет жить со мной. На все воля Всевышнего, а я не знаю, как все сложится, ведь у нас есть барьеры. И прежде всего это язык: я владею русским и казахским, а она - литовским и английским. Сейчас вот начинаю учить английский. Вообще, если говорить о Паулине: она артистка, музыкант, скрипачка, классно поет. И она очень красивая, у нее необычная внешность, энергетика хорошая, и еще она просто добрый человек... Но на первом месте у меня творчество, потому что не всегда и нелегко получалось то, о чем я мечтал. И вот теперь, когда это случилось, я должен продолжать то, что начал.

- А какие были проблемы?

- И творческие, и по вокалу. Я не родился Димашем, у меня не было голоса, как у ВИТАСА, ЛЕПСА. У меня был просто баритон, не было фальцета, брать высокие ноты мне было тяжело. Мириться со своим бархатным баритоном я не хотел. Да, Муслим МАГОМАЕВ своим баритоном покорил мир, но я хочу что-то новое. И для этого я годами работал - теперь могу взять и высокую ноту, и низкую, и середину. Но все надо поддерживать, постоянно тренироваться - это тот же спорт.

- Что касается спорта, то в историю “Славянского базара” вы войдете не только как исполнитель, но и как конкурсант, который впервые продемонстрировал на этой сцене приемы борьбы!

- Это была борьба в партере и грэпплинг. Занимаюсь этим всего полгода, во дворе дома, где живу сейчас, есть такая секция. Но я не хотел ничего показывать на сцене, просто ведущие поставили меня перед фактом, и это было, наверное, прикольно. Вообще же с детства я акцент делал на бокс, карате, ходил на вольную и греко-римскую борьбу, футбол, волейбол, баскетбол, в теннис играл, в бассейне плавал. Со спортом я дружил, потому что у меня папа военный, дед боевой, воевал в Великую Отечественную. Ну и потом, мы же казахи - народ кочевой, который по всему миру шествовал, а когда останавливался, ставил юрты, приручал диких лошадей и гостей встречал, устраивались тои с песнями, танцами и борьбой. Поэтому у нас в крови - быть всесторонне развитыми. И казахский мужчина должен уметь все - и за семью постоять, и деньги заработать в любых ситуациях.

- Раньше для заработка вы выступали в ресторанах, пели на тоях. А теперь будете?

- Я и охранником работал, и официантом, и барменом, и оператором в “Астанаэнергосбыте”, и еще много где… Но на тоях, если честно, я теперь петь не хотел бы. Потому что для меня главное - творчество.

- А папа-военный не говорил: “Зачем тебе эта музыка, сынок?”

- Говорил. Но звезды сложились так, что папа был в командировке в Кокшетау, мама на отдыхе в Алматы (она у меня юрист), а меня в это время отчислили из десятого класса. Делать было нечего, родителям сообщить было стыдно, и, поскольку меня не взяли в другие школы, я поступил в Петропавловский музыкальный колледж. Это было то, что я умел хорошо делать: когда-то занимался в Доме детского творчества, в 5-м классе представлял свою школу на областном конкурсе “Жігіт сұлтаны” и выиграл, любил петь и выступал в ансамбле, а в детском саду был ведущим и даже играл черного кота в музыкальном спектакле.

- Значит, вы - хулиган, если вас выгнали из школы?

- И не только из школы… После того как меня отчислили из десятого класса, я учусь уже 10 лет и до сих пор не имею ни одного диплома об окончании учебного заведения. Вот только Академия имени Жургенова - первое место, где я учусь непрерывно и уже перешел на четвертый курс, а раньше везде в основном по два курса учился. Здесь же меня терпят и любят (улыбается).

- А за что вас из школы попросили?

- Так надо было, значит. Ведь все, что ни делается, только к лучшему. Пусть таким будет мой ответ… Но из колледжа в Петропавловске я сам ушел, чтобы развиваться дальше, и на второй курс перевелся в колледж в Астану. Вот оттуда меня отчислили, а я потом в университет искусств к Айман МУСАХОДЖАЕВОЙ поступил. Там отучился два года, и опять меня отчислили. Потом в Алматы уехал и год с продюсером Сиви МАХМУДИ здесь поработал, пел в ее группе “Саламат” и получил большой творческий опыт в нашем шоу-бизнесе. Вот тогда я часто выступал на тоях, но ведь с каждым годом ты растешь, развиваешься в своей профессии, и теперь я решил, что буду петь не те композиции, которые являются хитами одного года или одного месяца, а те, что остаются в памяти.

Оксана ВАСИЛЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть