8092

Я жила с женщинами. И мне не стыдно!

Она никогда не хотела казаться лучше, чем есть на самом деле, ведь именно притворство больше всего не нравится ей в коллегах по артистическому цеху. О том, как жила с девушками, попадала за драку за решетку и в детстве стояла в углу на гречке, рассказала возвратившаяся в шоу-бизнес экс-солистка группы Caffeine Фарема КАЗАКПАЕВА.

Я жила с женщинами. И мне не стыдно!

- Мой стаж в шоу-бизнесе около семи лет, хотя четыре года я вообще не пела, потому что в контракте солистки Caffeine был пункт, запрещающий это делать в течение трех лет после того, как покидаешь группу. В это время я занималась чем попало: осваивала разные виды бизнеса, в том числе занималась недвижимостью в риелторском агентстве, а параллельно была директором некоторых наших артистов, - начинает рассказ о себе нынешней Фарема. - И вот в конце концов год назад я выкупила все песни группы Caffeine и, имея на них авторские права, выступаю теперь с ними. В 2018 году я сняла клипы на песни “Любовь-война” и “Слишком поздно”, записала новую песню “Мой”.

Вообще же возвращение на сцену связано с тем, что меня пригласили сниматься у наших знаменитых вайнеров БАТЫРОВА и ШАКО, потом я стала разрабатывать свое направление в интернете - “Строго без агашек”, которое призывает девушек быть самостоятельными по жизни. После этого меня заметили киношники и сначала предложили одну из главных ролей в фильме “Карта мечты”, а потом в сериале “Арман”. Хотя, если честно, думала, что уже никогда не вернусь на сцену, мне все это было по фигу…

- Была какая-то обида?

- Особой обиды не было, но ушла я из девичьей группы по некоторым причинам, которые не устраивали меня в нашем шоу-бизнесе. Например, на каких-то закрытых мероприятиях мужчины выпивают и хватают тебя за руки, приказывая в грубой форме: “Танцуй!” В такой же грубой форме я непримиримо отвечала, что вообще-то не танцую, а пою. Из-за этого часто случались конфликты с заказчиками прямо во время выступления, и я тут же уезжала со скандалами. Поэтому в один прекрас­ный момент я не выдержала и сказала нашему продюсеру Асель САДВАКАСОВОЙ, что больше не могу все это терпеть. Сейчас я понимаю, что, возможно, где-то была не права, перегибала палку, но такая уж я несговорчивая и принципиальная по жизни, а в то время была еще и очень молодой, с кипящей кровью - мне было всего 20 лет. Я сама никогда никого не трогаю, но, если меня или моих близких кто-то обидит, я буду драться.

- Это как?

- Однажды меня из ночного клуба привезли в полицию в наручниках… Вообще-то до того, как попасть в музыкальную группу, я никогда не гуляла, не пила, а тут прославилась на всю страну и давай тусить. И это при том, что нам по контракту нельзя было выходить на улицу после девяти вечера. Так вот: тогда в клубе один неприятный парень позволил себе фривольно хлопнуть по попе мою подругу. Уже на выходе я не сдержалась и стала возмущаться с матами, он в ответ начал материть меня по маме. Но родители - святая тема, поэтому меня просто переклинило. А когда начинает ехать чердак, не могу остановиться. Сначала меня держали, а потом я аккуратно сняла свои красные туфли на каблуке, нашла огромный булыжник и, собравшись с силами, ударила обидчика по голове. И вот картина: он теряет сознание и лежит на земле в луже крови. В этот момент я слышу: “Фарема, беги!” Но оказалось, что там же, на входе в клуб, были полицейские в гражданской одежде, и они не дали мне убежать. И вот я уже в наручниках в обезьяннике РОВД. Через решетку этот индюк с пробитой головой пишет на меня заявление. Потом он, правда, забрал его, так как до него дошло наконец, что он не мужик, а тряпка. И я напоследок сказала, что, если бы у меня была возможность опять его ударить, я бы повторила. Вы знаете, несмотря на то что у меня тогда был бараний вес - 45 килограммов, а тот парень был очень упитанный и огромного роста, он меня испугался. Я заметила, что мужчины меня боятся и никогда первые не подходят знакомиться. В шоу-бизнесе вообще считают, что у меня вечно табло недовольное и стальные яйца. Поэтому я, наверное, встречалась и жила с девушками.

- Вы сейчас имеете в виду близкие отношения?

- Да, с одной девушкой я жила три года, с другой - два. И хотя я понимаю, что это ненормально, мне по фигу, если все узнают. Главное - моим родителям это уже известно, я сама пришла и честно им все рассказала, когда это случилось впервые. И они все равно любят меня и принимают такой, какая я есть.

- Но в нашем шоу-бизнесе вы первая, кто открыто заявил о своей нетрадиционной ориентации!

- Это потому, что я вообще не умею врать и никогда не строю из себя такую, какой не являюсь на самом деле. На моем лице никогда нет маски в отличие от других наших артистов. Когда включены камеры либо снимается видео или фото для Инстаграма, они все такие идеальные, а на самом деле пьют, курят, матерятся и занимаются черт знает чем. Короче, в Инстаграме все святые, чистые душой и телом, прям, божьи одуванчики, а увидишь в городе - ужас! Не понимаю, для чего такая двойная жизнь, ведь подписчики тоже могут увидеть тебя в реальной жизни в том же ночном клубе или ресторане. Поэтому жить двойной жизнью - это не для меня. Я могу открыто выпить, закурить, часто прибегаю к нецензурной лексике, потому что считаю, что только она может красочно передать некоторые чувства. Я не терплю вранье от того, что в детстве меня за него сильно наказывали - ставили на колени в угол на гречку или на сахар с поднятыми руками. Еще били за то, что не приходила домой вовремя. Поэтому теперь, где бы я ни была, где бы ни гуляла, всегда приду ночевать домой. И это здорово. Я в свои 26 лет говорю, что очень благодарна родителям за такое воспитание.

- И совсем не упрекаете их за строгость?

- У нас было классное детство! А получала я за то, что была невозможно шкодная. Однажды собрала дома все кастрюли, сковороды, ложки-вилки и сдала на лом. Деньги мне нужны были, чтобы купить наклейки и журнал с Натальей Орейро на обложке, которая была моим кумиром. Я всегда помнила нашу толстую пластмассовую хлопушку для выбивания ковров, синяк от удара которой оставался на месяц. И вот в тот день, когда я сдала посуду, заранее засунула вату в свою одежду, чтобы смягчить удары... Еще меня лупили шлангом, тапкой, а я убегала в огород. Но не могу сказать, что меня тупо били - со мной беседовали. Когда я хотела выйти из угла и просила прощение, мама спрашивала: “За что простить?” Если я четко называла причину, меня выпускали.

Я считаю, что благодаря такому воспитанию у нашего поколения есть жизненные и семейные ценности. А еще это дало мне возможность обрести свой стержень и стать самостоятельной: когда мне в 16 лет запретили поступать в музыкальный колледж в Семипалатинске (официально город называется Семей. - Ред.), я никого не послушала и стала студенткой отделения оперного вокала. В тот год на грант этого отделения претендовали 50 человек, а из них выбрали двоих, в том числе меня. Поэтому, когда я попала в девичью музыкальную группу, никто не мог сказать обо мне, что я поющие трусы. Ведь, опять же, ни для кого не секрет, что многие телки приходят в шоу-бизнес, чтобы найти крутого агашку, который будет ее спонсировать. На моей памяти такое было - девчонкам дарили дорогие тачки, квартиры.

- Чем сейчас сольная певица Фарема Казакпаева будет удивлять публику?

- Я понимаю, что теперь у нас в шоу-бизнесе стреляет лишь всякая фигня. Либо что-то совсем-совсем (прости меня, моя бедная фамилия!), либо какой-то хайп, либо финансы, которые помогают раскрутить кого угодно. Я сейчас двигаюсь без продюсера, и подписывать контракт с кем-либо не имеет для меня смысла, потому что отдавать 70 процентов заработка я не готова, мне это невыгодно. Петь на свадьбах и других тоях “Кызыл орик” я не могу, хотя и понимаю, что реально тяжко быть русскоязычным в казахстанском шоу-бизнесе. Поэтому планирую именно удивлять: я выбрала некое направление, о котором у нас еще никто не знает. И это будет очень интересно - и персонаж, и музыка. Рассказать подробности пока не могу, но если этот формат проканает, то будет очень круто! Причем не только в Казахстане, но и по всему СНГ. Скоро все узнаете. Ну, а если это не проканает, то уйду полностью в киноиндустрию, хотя в казах­станском кино, конечно, очень мало платят… В крайнем случае пойду работать финансистом, ведь я получила высшее образование именно по этой специальности. А если и это не поможет, то просто рожу ребенка, ведь сейчас я встречаюсь с парнем!

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Фаремой Казакпаевой, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее