866

Каждый сам создаёт свой пузырь!

Самый успешный театральный постановщик современного Казахстана Разия ХАСАНОВА живет в мире, где нет кризиса в искусстве и где люди не страдают от бездуховности. Возможно, поэтому билеты на спектакли ее INTERIUS-театра раскупают как горячие пирожки. Об этом мы поговорили с ней накануне премьеры нового старого спектакля “Другая Дюймовочка”.

Каждый сам создаёт  свой пузырь!

- Мы восстанавливаем спектакль, премьера которого состоялась два года назад, - рассказывает Разия. - После нескольких выходов исполнительница главной роли забеременела, и пришлось снять нашу “Другую Дюймовочку”. А сейчас доделываем и сильно переделываем ее. Внутренняя подача будет другой, появится линия родителей и линия Бога, много личных решений.

Это будет не частная история, а такая, которая касается абсолютно всех - о принятых решениях, о том, что мы делаем со своей жизнью. Из старого осталось только то, что у нас нет ни одного плохого героя, несмотря на то, что все они отрицательные. И если вдуматься, то все они - просто люди. Люди с хорошими и плохими поступками. Это ровно то, что происходит в жизни. И, как в жизни, в нашей сказке все отрицательные герои очень обаятельные. Ведь все те, кто учит нас плохому, невероятно обаятельные, и у них есть своя правда.

Наша Дюймовочка встречается с разными учителями в своей жизни: с гламурными жуками, повернутыми на личной популярности - эдакими блогерами, с жабами, которые бабки делают, с крысами, которые символизируют власть, с кротом-олигархом... И каждый раз ей надо принимать какое-то решение.

Ужас в том, что все вокруг действительно замечательные. Это правда! Просто то, что они транслируют, может быть не всегда соответствующим твоей совести. Надо голову включать и думать, что из того, о чем тебе говорят вокруг, действительно является соответствующим твоей совести. И если ты проактивен, понимаешь, что твое, а что нет, то никакие тенденции не способны сбить тебя с пути. Сбивать, конечно, будут, и тебя будет швырять в разные стороны, но это нормально, и при этом важно совесть сохранять.

- То есть это очень нужный спектакль для молодежи, которую сегодня обвиняют во всех смертных грехах?

- Это очень личная история для каждого, потому что каждый сам создает свой личный пузырь. Но в моем мире, например, нет молодежи, которую можно было бы в чем-то обвинить. Мне кажется, что сейчас как раз таки молодежь с головой на плечах, пассионарии.

- А как же интернет и соцсети, где пропадают молодые люди, и то, что они стремятся лишь к красивой жизни, но не ходят в театры, не читают книги?

- Вообще не вижу того, о чем вы говорите! Я в другом мире живу. Вокруг меня совершенно другая молодежь и взрослые люди другие. Может, каждый сам формирует свою действительность? Возьмите мою труппу. Пусть у этих ребят нет актерского образования, но все они танцоры, певцы, люди сцены. Но ведь вокруг меня есть и другие ребята, не те, с кем я работаю. Они занимаются сортировкой мусора, создают собственные экофермы, творческие объединения, рисуют, придумывают интересный контент, востребованный не только у нас, но и на Западе, создают информационные порталы, где говорят и пишут правду.

Может, какая-то значительная часть людей не очень образованна, ей не хватает каких-то знаний, и эти знания замещены у них соцсетями и другими подобными интересами? Скорее всего, это люди, которые живут где-то в отдаленных регионах. Но мне кажется, что все, о чем вы говорите, сейчас редкость. Информации так много, что только успевай поглощать.

Тут, напротив, важен другой процесс - детокс, то есть не всю информацию надо принимать на веру. Понятно, что надо уметь выбирать: можно, конечно, читать биографию Кардашьян, а можно интересоваться другой литературой. Мне кажется, в мире тех, кто говорит о бездуховности и падении культуры, что-то пошло не туда.

- А что скажете о театральном искусстве? Театралы жалуются, что оно сейчас в загоне, а академический театр вообще себя изживает.

- Мне театр нравился всегда, и я не знаю, для кого он там умер... Для меня театр жив, и у нас, и за рубежом я ходила всегда на все, что можно посмотреть. Меня увлекает этот магический процесс прямого взаимодействия актеров со зрителем. И я сама всегда играла в театре, будучи школьницей, студенткой, поэтому нормальным логическим продолжением моей жизни стало то, что я делаю сейчас. К нам люди ходят, а говорить что-то про академический театр, где работают мэтры, мастера, которые учились этой специальности, я вообще не могу, не имею права. Мы же просто самозванцы - пришли и разговариваем с людьми со сцены. И я не знаю, в чем проблема классических театров. Могу сказать лишь одно: есть классический театр, он должен жить, и его субсидирует государство.

- Значит, все-таки вы самозванцы и самоучки в театральном искусстве - открыли какой-то закон, секрет успеха, если даже субсидировать вас не надо?

- Зачем? Мы не инвалиды и не хотим, чтобы нас с ложечки кормили. Нам иногда нужно, когда мы куда-то летим, чтобы нас поддержали. Или с залом, с микрофонами решить какие-то проблемы. Это очень точечно. Но я не хочу, чтобы нас кормили или содержали. И это заставляет двигаться вперед, шевелиться, ты по-другому думать начинаешь. Мы актуальны потому, что мы просто здесь, с людьми, и никто сверху никаких директив нам не спускает, не говорит, что ставить или не ставить. Иначе все сразу станет неинтересно зрителю. Нам, безусловно, нелегко, ведь численность всей нашей страны - это одна Москва, а значит, вы можете себе представить, какая у нас проходимость…

Но в остальном все нормально, и мы просто работаем. У нас нет никакого рецепта, мы просто разговариваем с людьми со сцены. Говорим о том, что нас интересует, и о том, что волнует. И все! И ты безжалостен только к себе, впахиваешь и получаешь результат. У нас не было никакой задачи что-то менять, что-то ломать. Это очень личная история, твой личный эшафот, потому что у нас тяжелая работа, болезненная для души. Она и технически тяжелая, и с продюсерской точки зрения непростая. Но, по большому счету, мы ничего особенного не сделали - говорим честно с людьми о том, что беспокоит нас.

А меня всегда беспокоит только одно - не какие-то там тенденции, а то, что происходит с человеком. И человек неизменен всегда, во все века. Разница только в технологиях - если раньше на дощечках писали, то теперь в Инстаграме строчат. А в остальном та же боль, те же переживания, только скорость другая. Так что, какой у меня секрет, я правда понятия не имею.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото предоставлено Разией ХАСАНОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть