1157

Жалею только об одном…

Колоритную Бибигуль-тате, которая приехала с “гуманитарной помощью из аула” к своим городским родственникам в фильме “Келинка Сабина”, Нуртас АДАМБАЙ отыскал… в алматинском доме престарелых. Оказалось, что профессиональная театральная актриса Айымторы ТАЙГАРИНОВА, ученица легендарных Азербайжана МАМБЕТОВА и Хадиши БУКЕЕВОЙ, живет там уже шесть лет. Впору снимать кино о ее собственной жизни.

Жалею только об одном…

- После “Келинки Сабины” я сыграла еще в трех картинах Адамбая, в нескольких детских фильмах, музыкальных клипах и даже в дипломных работах начинающих режиссеров! - с гордостью говорит Айымторы Каспиевна о своей нынешней жизни. - Мне сейчас 82 года, а я только теперь ощутила себя настоящей актрисой, достойным человеком: киношники все время приглашают сниматься, а руководители центра постоянно превозносят меня (центр оказания специальных социальных услуг №3 управления социального благосос­тояния города Алматы - так с 2016 года называется дом ветеранов. - О. В.). Здесь мне всегда поручают выступать на праздниках с речью, и я постоянно слышу, как говорят обо мне с гордостью: “Живет у нас такая актриса!”, “Это наша народная артистка!” Знаете, как это важно, если всю жизнь тебя преследовали только трагедии?!

Замуж за нелюбимого

Ей не было и восемнадцати, когда выпускник военного летного училища приехал в родной аул Майбалык Акмолинского района Акмолинской области, чтобы найти жену и увезти ее на север СССР, куда он получил распределение. Родной дядя новоиспеченного летчика и жениха работал партийным секретарем в соседнем ауле Челкар, откуда родом Айымторы. Он-то и приглядел невесту для племянника.

- А я своего будущего мужа и в глаза не видела. И вообще еще не думала о замужестве, - вспоминает артистка. - В то время, когда они пришли к родителям меня сватать, я была в Алма-Ате. Сюда меня от народного суда второго участка Акмолинского района, где я работала секретарем-машинисткой и переводчицей с казахского языка на русский, направили на юридические курсы. Я снимала комнатку во времянке за “Детским миром”, а по вечерам бегала к консерватории и часами простаивала под ее окнами, слушая музыку. Я мечтала об искусстве, творчестве, а они приехали в Алма-Ату и забрали меня, как вещь. Так хотели мои родители, и тетя моего будущего мужа обещала: “Мы даже разрешим тебе платок не надевать, и за ширмой, как другие келинки, можешь не сидеть, раз ты тут уже городская и образованная стала!”

Жених девушке совсем не понравился - маленький, нестатный. А подружки уговаривали: “Ты с ума сошла? Ему так форма идет! Будешь женой военного летчика!” И уже в Акмоле сыграли свадьбу по всем традициям. А потом молодые одиннадцать дней ехали на поезде до Владивостока и месяц ждали, когда в море утихнет шторм, чтобы можно было доплыть до места, куда определили служить мужа. К тому моменту Айымторы поняла, что беременна.

- Однажды муж пригласил в гости сослуживцев. Им понравилось, что у нас уютно, что я всего наготовила и стол накрыла. Они стали меня хвалить, а муж, перебрав наливки, вздумал меня ревновать - позвал на улицу, повалил на снег и стал бить офицерскими сапогами в живот, а потом таскал по льду за волосы. Друзья выскочили, остановили его, вызвали “скорую”. Никогда не забуду, как военврач сказала мне: “Доченька, я сделала все, что смогла, но не знаю, будут ли у тебя после этого дети”. Когда я вышла из больницы, пошла к жене начальника гарнизона и поговорила с ней по душам о том, что не люблю и не любила мужа, о том, что не могу его простить и хочу бросить. Она дала мне адрес своей сестры, которая во Фрунзе работала комендантом общежития.

Домой возвращаться было нельзя: отец не любил меня, называл шайтаном из-за того, что я с детства перевоплощалась в разные образы, а тут еще и от мужа ушла. И родители написали в письме: “Даже на глаза не показывайся, не позорь нас!” Во Фрунзе я работала на стройке, а в свободное время занималась в кружке художественной самодеятельности, которым руководил артист Фрунзенского театра русской драмы имени Крупской. Он-то и посоветовал мне поехать в Алма-Ату учиться на актрису.

Строптивая девчонка

Айымторы поступила в теат­ральную студию при академическом театре имени Мухтара Ауэзова, преподавали в которой сплошные корифеи казахского театрального искусства: народный артист Казахской ССР актер Нурмухан ЖАНТУРИН, народный артист СССР режиссер Азербайжан Мамбетов, народная артистка СССР актриса Хадиша Букеева.

- В студии нас училось 24 человека, но только мне они говорили, что бог поцеловал меня в темечко. От зрителей из зала я тоже чувствовала интерес и любовь уже тогда, - вспоминает Айымторы Каспиевна. - И вот однажды меня позвали в гости в дом нашего актера, и ко мне стал приставать очень известный режиссер, перед которым все преклонялись. Я пнула его изо всех сил, и он упал. Это определило мою дальнейшую жизнь. Сначала он хотел ударить меня, материл, кричал, что изуродует и закроет передо мной все двери. Так и случилось. Ведь у меня не было никакой защиты и поддержки, а во всех театрах руководили его ученики!

Актриса вспоминает, как сам Азербайжан Мадиевич ходатайствовал в Министерстве культуры, чтобы определить ее, круглую отличницу, в лучший столичный театр. Но влиятельный обидчик девушки пришел в ярость и заявил, что не допустит этого.

- И никто не решался слова сказать ему поперек, - рассказывает Айымторы Каспиевна. - До сих пор живы те, кто все прекрасно знал и понимал. Спустя время один театровед сказал мне: “Ну что, тебе жалко было? Один раз отдалась бы - и вся жизнь по-другому сложилась бы!”

Тайгаринова попала в труппу Чимкентского казахского драматического театра имени Жумата Шанина, где за 13 лет сыграла Джамилю в спектакле по Чингизу АЙТМАТОВУ, Горянку - по Расулу ГАМЗАТОВУ и Марфугу - по Калтаю МУХАМЕДЖАНОВУ. В театре ее считали актрисой-травести, так как она без труда играла не только характерные женские, но и мужские роли, а еще легко перевоплощалась в мальчишек. Это принесло большой успех у юной публики, когда Айымторы заскучала в Чимкенте, все бросила и переехала в 1974 году в Алма-Ату. Она хотела устроиться в ТЮЗ, но смогла попасть лишь в театр кукол, где стала играть с ростовыми куклами.

- Я вдохновилась словами Габита МУСРЕПОВА, который после посещения нашего чимкентского театра в интервью местной газете сказал обо мне: “Таких актрис, как Айымторы, по пальцам можно пересчитать на казахской сцене”. Да еще после этого мне все стали говорить, что мое место именно в Алма-Ате. Но когда я приехала сюда, то директор ТЮЗа заявил: “Ты хорошая актриса, но у нас уже есть свои звезды - Амина УМУРЗАКОВА, Роза АШИРБЕКОВА. Я не смогу не давать им ролей, ты уже просто опоздала”.

А с виду такой интеллигентный!

Десять лет назад в жизни Айымторы Тайгариновой случилась новая трагедия, которая и привела ее в дом престарелых.

- Я долго была одна, а потом мне встретился хороший скромный человек, водитель из кукольного театра. Уже будучи в возрасте, он заболел, и, чтобы были деньги на лечение, мы решили пустить к себе в дом квартиранта. Нам посоветовали интеллигентного мужчину, который работал адвокатом. И он очень профессионально нас обработал. Как-то принес бумажку и говорит: “Подпишите, что я отдал вам часть долга за квартиру - две с половиной тысячи тенге”. Я подписала. Через три дня еще такую же бумажку принес: “Апашка, я по пьянке не знаю, куда дел ту бумажку. Подпишите по новой!” А потом эти две бумажки по две с половиной тысячи тенге превратились в пять тысяч долларов, и вышло, что я ему дом продала! Три года мы по судам мотались, но ничего не смогли доказать. Муж не выдержал, умер. А квартирант быстро наш дом продал. Мне повезло, что новые хозяева оказались людьми сердобольными и позволили целых пять лет жить у них в гараже. А потом мои коллеги из мусреповского театра устроили меня сюда.

И Айымторы-апай вновь плачет, но уверяет, что это слезы счастья.

- Ведь именно тут я ощутила себя человеком! И в 2015 году меня здесь выбрали как почетное лицо для поездки в Мекку на десять дней. Такого мне даже не могло присниться!.. Лишь одно не дает мне покоя: как-то еще в Чимкенте мы с коллегами-артистами ездили в детский дом, и там одна малышка вдруг приняла меня за свою маму и стала бить маленькими кулачками: “Ты почему не приезжала? Я тебя так ждала, так ждала!” О том, что не забрала ее тогда, я теперь жалею больше всего...

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть