930

Тридцать лет спустя

     В минувший понедельник полемический клуб Chaplin Cinemas пригласил всех желающих пересмотреть знаковый фильм “Балкон” и поговорить с его создателями.

Вечер был посвящен 30-летию ленты. Напомним, стилизованный под старое кино фильм переносит в начало пятидесятых - последние месяцы правления Сталина. Никому из мэтров кино 30 лет назад не пришло бы в голову снять нечто подобное.
У фильма есть “крестный отец” - поэт Олжас СУЛЕЙМЕНОВ. Именно он, будучи председателемГоскомитета по кинематографии, инициировал обучение молодых казахстанских режиссеров во ВГИКе у известного режиссера Сергея СОЛОВЬЕВА. Так появилась знаменитая новая волна. В том числе “Балкон”, снятый Калыбеком САЛЫКОВЫМ. По привычке участники съемочной группы называют его Колей, сожалеют, что так рано и трагически оборвалась жизнь режиссера.
Поэтические строки Олжаса Сулейменова во многих местах звучат подтекстом фильма, даже в самых лирических сценах. Кстати, поэт признался: да, так они и жили - мальчики учились отдельно от девочек.
- Тогда снимались фильмы либо исторические, либо местом действия был аул. Город я увидел только в этой картине. Правда, полностью и очень внимательно посмотрел фильм только сегодня вечером на этом показе.
Режиссер Рашид НУГМАНОВ (на снимке) тоже с удовольствием вернулся в прошлое.

Оказывается, и он планировал снять фильм про старую Алма-Ату. Для этого фильма даже сделал пробы с Виктором ЦОЕМ. Но когда узнал, что готовится к запуску “Балкон”, то понял, что снимать надо про современность. Поэтому выбрал другой сценарий - так по­явилась “Игла”.
Из зала задавали много вопросов, в том числе и исполнителю главной роли Исмаилу ИГИЛЬМАНОВУ. Например, почему он говорит не своим голосом и понимал ли он тогда, о чем фильм.
- Дело в том, что после съемок меня забрали в армию, - говорит актер. - И не отпустили на озвучку так же, как и исполнителя роли Беса. Поэтому нас озвучивали другие люди. Конечно, я в то время не слишком понимал фильм. Режиссер усаживал меня и промывал мозг, рассказывал, чего от меня хочет. Ну и, конечно, я читал сценарий, учил наизусть стихи Олжаса Сулейменова.

Исмаил не был профессиональным актером, его увидела на улице второй режиссер фильма и пригласила на пробы. До сих пор исполнитель главной роли уверен: невооруженным глазом видно, что он не владеет актерскими навыками. Но вот Ирина АЖМУХАМЕДОВА (Маринка) призналась, что много раз слышала разговоры на съемочной площадке: дескать, мальчишка просто казахский Жан Габен, обладает потрясающей органикой. Во время репетиций он не показывал ничего особенного, но как только включалась камера, приковывал к себе все внимание.
Больше всего спорили о финале фильма: где же они - молодые отчаянные герои? куда бежали и куда делись? Спорили так же горячо, как и первые зрители фильма тридцать лет назад.
А еще говорили о том, что на самом деле не так много кино снято про Алматы. Здесь же город становится полноправным героем сюжета. Узнаваемые дворы, балконы, палисадники, лестницы, заснеженные аллеи. Многие уже существуют только на фотографиях в семейных архивах, в прекрасных воспоминаниях из детства.

- Конечно, это уже не та Алма-Ата, - печалится Сулейменов. - Это был особый город. Он был настолько пронизан солнцем, что я даже не помню зимних пейзажей. Этот фильм еще и напоминание о том городе, который не восстановить.
Зрители пытались задавать Сулейменову и самые сложные вопросы: почему ничего не меняется? почему мы так живем? что с нами? На что поэт и философ муд­ро отвечал:
- Я не всех сидящих в зале знаю. Мой ответ: я понимаю вас.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Романа ЕГОРОВА и с сайта filmi ki. arjover.net, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее