6870

Дети взрослым - не игрушка

История, произошедшая в Таразе, вполне могла бы стать темой для программы “Пусть говорят”: здесь и осиротевшие дети, и внезапно возникшие деды, и родственники-отцы - и биологические, и крестные… Однако нас эта ситуация больше заинтересовала в свете проявления в ней участия государственных органов.

Напомним суть сюжета, уже однажды появившегося на страницах нашей газеты (см. “Дедка и детки”, “Время” от 3. 4. 2014 г.). Жила молодая семья - Кристина и Нурлан, и было у них двое детей - София и Дария (имена большинства героев по этическим соображениям изменены). Однако жизнь не заладилась.
По рассказам родственников Кристины, Нурлан пил, употреблял наркотики, распускал руки. В конце концов женщина, схватив детей в охапку, сбежала от муженька. В 2009 году в ее жизни появился Вячеслав ГОРОШКО. Он стал опорой для Кристины и ее девочек, младшей из которых был всего годик, а старшей - два. В 2011 году у них родился сын Максим. По житейским обстоятельствам Кристина не только не зарегистрировала свой брак с Вячеславом, но даже не оформила развод со своим бывшим мужем. Более того, маленького Максимку записали на фамилию Нурлана и его же отчество. Не поменяли ребенку фамилию даже тогда, когда жизнь Нурлана трагически оборвалась под колесами поезда. Между тем Кристину и Вячеслава, не имеющих жилья и стабильного заработка, нужда задавила настолько, что в какой-то момент они решили передать старшую девочку Софию на воспитание родственникам - дяде Андрею и его жене Зарине. Два с лишним месяца пятилетняя Софа жила в их доме, ходила в садик. Кстати, Андрей действительно был ее папой - крестным, как и Дарии с Максимом. В общем, выходило так, что этих троих детей две семьи воспитывали вместе.
20 октября 2013 года произошла трагедия: Кристина, не имея сил противостоять нищете и жизненным невзгодам, наложила на себя руки.
Вот тут и встал вопрос: как быть с детьми шести, пяти и трех лет? Вячеслав, трезво оценив свои возможности, вновь обратился за помощью к родне, попросив Андрея и Зарину взять на воспитание всех детей.
Уже на второй день малыши стали называть Андрея и Зарину папой и мамой. Они наконец поели досыта. У них появились одежда, книжки. Выяснилось, что Софа любит рисовать, Даша прекрасно танцует, а Максим обожает лепить из пластилина…
Зарина пошла оформлять опекунство. Вот тут впервые и объявился дедушка. Свое знакомство с внучками он начал с того, что, обратившись в полицию, стал требовать, чтобы малышек определили в центр адаптации для несовершеннолетних. Однако его затея сорвалась - за детей вступилась областная прокуратура, и крохам не пришлось менять дом приемных родителей на суровый режим детприемника.
Но откуда, спросите вы, вдруг появился этот крутонравный дедушка? А он, собственно, никуда не исчезал - Мейрамбек БЕРКИМБАЕВ жил и живет в своем селе в Жуалынском районе. Только вот судьбой своих внучек - с тех пор как Кристина покинула его дом - никогда не интересовался. В течение пяти лет не навещал, не помогал.
А теперь, когда девочки остались сиротами и стали получателями пособий от государства, у дедушки резко проснулись родственные чувства к внучкам. И он, конечно же, захотел забрать их к себе (правда, предварительно пропустив через ЦАН).
В декабре 2013 года состоялось заседание опекунского совета. Кого было бы логичнее определить опекуном: женщину, которую дети называют мамой, или дедушку, которого внучки впервые (в сознательном возрасте) увидели на опекунском совете и не признали? Естественно, совет назначил опекуном Зарину. Причем главную роль здесь сыграло то обстоятельство, что она с Андреем взяла всех троих детей, а Мейрамбек претендовал только на внучек - без Максима.
И тогда дедушка поспешил в суд - восстанавливать “справедливость”. Судья специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Жамбылской области Ербол ДУЙСЕНБАЕВ вынес решение об отмене постановления акима города Тараза о признании опекуном Зарины. Основание для отмены было чисто формальным - помарки в оформлении документов опеки. 28 мая 2014 года городской отдел образования снова собрал опекунский совет, который опять единогласно признал опекуном Зарину. Заседание засняли на видео и документы на сей раз оформили безу­пречно.
Но прошло ровно полгода, и дедушка вновь стоял у порога ювенального суда с очередным иском к горакимату. И тот же судья Дуйсенбаев вторично удовлетворил иск заявителя об отмене уже нового постановления городского акима о назначении Зарины опекуном.
Все это уже напоминало ринг. Кто кого пересилит: городские власти докажут ювенальному суду свою правоту или суд “пошлет в нокаут” городской акимат. Но если орган опеки подходил к вопросу взвешенно и рассматривал его с точки зрения интересов детей, то суд, похоже, руководствовался другими критериями. Иначе как объяснить, что в своем втором решении, вынесенном 24 ноября 2014 года, судья просто не принял во внимание фактическую сторону дела, записав всех троих детей в дедовы внуки! Хотя за три недели до этого Таразский городской суд под председательством судьи Джибек АРУСТАМБАЕВОЙ установил и фактическое, и юридическое отцовство Вячеслава Горошко над его сыном Максимом, приняв решение об исключении из актовой записи о рождении ребенка сведения о Нурлане как об отце. Кстати, свидетелем на том суде выступал и Мейрамбек-ата, который подтвердил отцовство Вячеслава! Вот ведь как интересно получается: дедушка не считает Максима внуком, а ювенальный суд считает!
А следом за ювенальным и областной суд в лице судьи апелляционной коллегии по гражданским и административным делам Ардака АКЕТАЕВА (на снимке) оставил в силе первоночальное решение и закрепил еге в своем постановлении, придавшем законную силу решению ювенального суда.
- Максим - мой сын, и я никогда не откажусь от него, - говорит Вячеслав Горошко. - Готов удочерить и Софу с Дашей, которых воспитывал с малых лет. Но я спокойно могу доверить воспитание своего ребенка и этих девочек их крестному папе - моему дяде Андрею и его супруге Зарине, которые стали для них настоящими родителями!
Можно порадоваться и за городской отдел образования, и опекунский совет, члены которого, тщательно взвесив все обстоятельства, заслушав психологов, приняли решение, отвечающее интересам не взрослых дядей, а детей.
- Эти девочки в свои малые лета столько уже пережили: и скитания, и смерть матери - не всякий взрослый это выдержит, а тут неокрепшая детская психика, - рассуждает председатель опекунского совета, руководитель отдела образования города Тараза Гульзия ЗАУРБЕКОВА (на снимке). - И сейчас, когда их души отогрелись в приемной семье, когда появились первые успехи в гимназии, взять и вот так резко поменять им обстановку, переместив в незнакомую среду или, как рекомендует суд, определить в детдом - это, я считаю, не по-человечески! Да к тому же и Горошко установил отцовство над Максимом, и у него сейчас больше, чем у кого-либо, прав на детей. Поэтому окончательное решение мы примем позже, а пока, чтобы не нарушать учебный процесс, дети останутся у Зарины и Андрея.
А секретарь комиссии по делам несовершеннолетних облакимата Бахыт ЖАКСЫЛЫКОВА (на снимке) высказалась резче:
- Дети - не игрушки, чтобы их можно было то там подержать, то здесь. Если есть люди, которых они называют мамой и папой, то зачем что-то менять, нанося малышам душевную травму? Дедушка сейчас везде пишет “моя кровь”, а почему эта “кровь” не заговорила раньше, когда девочкам нужна была помощь? А теперь, когда он может получать за каждого ребенка ежемесячно по 36 тысяч тенге, в нем вдруг проснулись родственные чувства! Я считаю, если дедушка так любит детей, то пусть приезжает в гости или забирает внучек на каникулы, пусть общается с ними и их приемными родителями. Раз судьба их всех свела вместе, то надо не судиться, а дружить!

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз

Поделиться
Класснуть

Свежее