4316

Подсолнухи

Это Рената ИЗМАЙЛОВА (на снимке). Время от времени я звоню ей. Иногда по делу. Иногда просто так. Катастрофически страдая плохой памятью на даты, я с завидным постоянством путаю день ее рождения. 13 лет подряд. Ровно столько, сколько мы с нею знакомы. А она помнит все, и, кажется, именно это позволяет девушке снисходительно относиться к беспамятству других. Без всяких нравоучений типа: надо записывать…

Если бы она стала жаловаться на свою судьбу, ее бы поняли все. Укрепляя мощь страны, работая на благо науки… какие там еще могут быть оправдания ядерным испытаниям на Семипалатинском полигоне? - держава не думала об отдельных человеках. О Ренате, к примеру, и ее семье.
Медики констатировали генетический сбой, который напрямую связан с Семипалатинским полигоном.
Родители девушки и старшая сестра, в принципе, не делают ничего особенного. Ведут себя как нормальная семья, в которой царят любовь и забота. И никого не заботит то, что это скорее похоже на подвиг рядом с маленькой девочкой, которая также ведет себя мужественно и героически.

***

Некоторые работы Ренаты находятся в музеях Японии. Она сама выбрала, что отдать в Страну восходящего солнца. Одна из тех работ называется “Подсолнухи”. Огромные солнечные шляпы следуют вслед за солнцем. Вы когда-нибудь задумывались, какая смысловая нагрузка может заключаться в цветущем растении?
Сейчас она рисует меньше. Из работ, которые сейчас Рената решила нам показать, особенно впечатлила картина с незамысловатым названием “Дверь”. На темном фоне - дверь, за которой виден свет. Это дверь из ее детства, когда девочка лежала в больнице. Деткам отдавали команду “спать”, выключали свет и уходили. С тех пор Рената не любит закрытых дверей.

***

Когда Рената окончила школу, то как все нормальные выпускники, с хорошими к тому же оценками в аттестате, захотела продолжить учебу в вузе.
13 лет назад папе с мамой сказали примерно следующее: “А как ваша дочь будет учиться? Ее же нужно носить на руках из аудитории в аудиторию. У нее же рост меньше одного метра! Как она практически на детской коляске будет подниматься по ступенькам на верхние этажи?”.
Семья повела себя на первый взгляд странно. Они не стали жаловаться, скандалить, обращаться в какие-то организации. “Я не люблю ходить с протянутой рукой”, - говорит девочка. И члены семьи с нею солидарны. Рената просто готовилась к выпускным экзаменам. Папа с мамой узнавали, какой вуз может допустить к поступлению их дочь, невзирая на рост и инвалидность…У нас же в Конституции прописано право на образование…
Так совпало: мы услышали, что есть такая девочка в нашей стране, которая в то время возглавляла антиядерное молодежное движение “САРЕНА”, и, отправившись в командировку в Талдыкорган, узнали, с какими проблемами столкнулась семья. Естественно, мы об этом рассказали со страниц газеты.
Спасибо одному из депутатов, который откликнулся на публикацию. Ренату пригласили на учебу в Семипалатинск. Депутат не понял, что девочка - жертва взрывов на ядерном полигоне, а жить семья давно перебралась в Талдыкорган.
Мы потом связывались с тем депутатом и другими официальными и не очень официальными лицами, очень скоро вопрос решился: Ренату пригласили поступать в Жетысуский экономический институт на бесплатной основе при условии, если она сдаст вступительные экзамены на общих основаниях .
Рената с честью выдержала экзамены. И училась на отлично три курса. А потом забрала документы. Честно сказала, что экономика - не ее.
И снова поступила на общих основаниях в университет города Талдыкоргана на факультет психологии, который с отличием окончила.

***

- Выходит, ничем тебе газета тогда не помогла? - спрашиваю Ренату.
Мудрая девушка отвечает, что именно тогда преподаватели вузов поняли, что она может учиться. И она сама тоже. Это помогло ей решиться поменять место учебы. И вообще, говорит, нас связывает дружба.
- Но ты сначала училась бесплатно, а потом пришлось платить?
Тут вступает в разговор мама и объясняет, что экономический вуз - это было желание родителей, а психология - это призвание Ренаты.
Чтобы оплатить учебу Ренаты, семья продала все, что можно было продать из дома, даже кое-что из одежды.
Не трагедия, говорят, до этого, когда училась сестра Лаура, на семейном совете, на котором настоя­ла Рената, было решено продать “жигули”.
Сегодня к Ренате как к психологу обращаются за помощью разные люди. Звонят и начинают разговор с того, что вы, мол, помогли моим знакомым, помогите и мне.
И эта хрупкая девочка помогает! Совершенно бесплатно.
Для чего мама спускает ее с третьего этажа на руках и везет на коляске домой к клиенту. Иногда люди приходят к ним домой. Мама, вообще-то, против.
Как законопослушные граждане, они всем объясняют, что не могут принимать - ИП у них нет. Поэтому те, кто все-таки получает помощь от Ренаты, ограничиваются словом “спасибо”.

***

Продолжим тему закрытых дверей.
Рената рассказывает, что в Японии, куда ее несколько раз приглашали на разного рода мероприятия против ядерных испытаний, предлагали ей остаться жить.
К предложению прилагалось: свой врач, переводчик, достойное денежное пособие, социальный пакет на нее и членов семьи.
Рената вежливо попробовала отказаться.
Сказала, что еще не закончила образование.
- О, с этим тут проблем не будет, - сказали ей в ответ.
Она сказала о своих близких.
- О, они могут жить с вами, Рената-сан, - сказали ей.
Рената отказалась.
- Не понравилась тебе страна? - пытаюсь понять.
- Понравилась, - смотрит она на меня внимательно и чуть устало.
- Так в чем же причина?
- Мне говорили: оставайся, и у тебя не будет никаких проблем. Я ответила: проще всего уйти из дома, где есть проблемы. А я не могу оставить свой дом. Вернулась и не жалею.

***

Она вернулась домой, где квартиру семье дали в порядке общей очереди, и не четырехкомнатную, как полагается, а трехкомнатную.
Она вернулась домой, где образование получила вопреки, а не благодаря. Общаясь за границей на английском языке, она не может несколько лет поступить в аспирантуру. Никого не ругает и не подвергает сомнению оценки экзаменаторов.
Готовится.
Услуги репетитора - не по карману.
А японцы подарили ей машину, потому что увидели: в наших условиях без транспорта семье, где есть человек с диагнозом Ренаты, мягко говоря, сложно жить.
Когда случилась авария на атомной станции в Японии после цунами, Ренату попросили написать слова поддержки жителям страны. Рената написала. И ее письмо было опубликовано на страницах издания, которому с удовольствием дают интервью ведущие политики мира, Путин, к примеру.
А когда случилась трагедия в Кызылагаше, Рената взяла свою пенсию, это около 20 тысяч тенге, присовокупила к ней всю зарплату отца, накупила все самое необходимое и поехала к девочке, которая ей приснилась во сне.
Она так и искала ее - в розовых штанишках, кудрявую и в соплях. Такую, как приснилась.
Машина пружинила по мягкой грязи тогда вдоль лагеря, мама с сестрой шли от палатки к палатке, а Рената из окна им показывала: дальше-дальше. Пока не остановила папу: все, приехали.
Навстречу вышла беременная женщина, астматик, мама спросила, есть ли у нее маленькая дочь. И тут выбежала маленькая девочка трех лет в розовых штанишках, куд­рявая и, извините, в соплях. Девочку звали Жулдыз.
Семья Ренаты потом заняла на пропитание деньги. Но ни папа с мамой, ни сестра даже не по­думали, что поездка в Кызылагаш была не нужна.

***

Вот так и живет эта девочка, которая не покинула дом, в котором есть проблемы.

 

 

Хельча ИСМАИЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Талдыкорган

Поделиться
Класснуть