2822

Тайный орден старшеклассников

В Алматы работает клуб для тех, кому за… 12. Трудный возраст, вздыхаю я. Но бессменный руководитель клуба старшеклассников “Арай” Оксана ЛАВРУШЕНКО одергивает: в своей ­практике она трудных подростков не встречала, родителей только. Клуб бесплатный. Базируется в городском Дворце школьников. И кто только все эти годы ни пытался взять активную подростковую ячейку под крыло - грантодатели, ­самые разные партийцы, добрые верующие. ­Не дались. Вырастут - сами решат, кому верить. Чем сегодня живут старшеклассники? Чему их можно и нужно ли учить и как воспитывать?

Тайный орден старшеклассников

Во Дворце школьников сейчас грандиозный ремонт, и арайцы переехали в помещение поменьше. Ходят в клуб 65 человек, постоянных и активных. Жизнь насыщенная: кроме основных занятий раз в месяц нужно написать сценарий и поставить спектакль на выбранную тему. Они, как песни у рэперов, злободневные и остросоциальные.

- И это все делают дети, про которых сейчас говорят, что они книг не читают, поэзию не понимают, картины не смотрят и не знают, что такое метафора! - заводится Оксана.

Иногда на языке театра подростки говорят родителям то, что сказать вслух страшно или стыдно. Мамы-папы потом в зале глаза опускают - проняло, поняли. Позволим себе небольшой спойлер. Постановка с пылу с жару и скоро пройдет обкатку на празднике “Я+семьЯ”. В ней оживает знаменитая картина “Опять двойка” и персонажи говорят о том, что осталось “за кадром” и что еще могло бы случиться. Есть постановка, собранная из мини-сочинений на тему “О чем бы я хотел поговорить с родителями, но не было случая”. Так что драматерапия здесь больше для взрослых.

- Многие из подростков, которые ходят ко мне сейчас, дети тех самых детей 1990-х - ребят, у которых отняли идеалы, - объясняет Оксана Лаврушенко. - Они порой излишне давят на детей, от всего пытаются их оградить и слепить то, чего самим достичь не удалось. Но не может же ребенок прийти и сказать: “Мама и папа, вы не правы!” Родителей беречь нужно. Вот мы и стараемся быть деликатными и терпеливыми. Иногда и родители приходят, из бывших наших выпускников. Посидят на занятиях, я потом к ним подойду, поговорю - человеку любого возраста важно, чтобы его услышали. Ограничение “от 12 до 18” у нас очень условное. Бывало, ходили до 25 лет. Ну не нашел себя во взрослой жизни человек, не социализировался. Для меня они все - люди на шпагате: одной ногой в детстве, другой - во взрослой жизни.

- А у современных детей идеалы есть?

- Практически никаких! И страшно, что работать с подростками и молодыми людьми фактически некому, потому и попадают они то под влияние сект, то в криминал и наркотики ударяются. Хорошая была идея с организацией “Жас Улан”. Да вот только у тех, кто ее реализовывал, глаза не горели и душа за дело не болела.

- Что это у вас за медали? - интересуюсь я, глядя на нарядную собеседницу.

- О, их я надеваю только дважды в год! Здесь знак “Отличник образования Республики Казахстан”, значок посвященного арайца, который разработали сами ребята, и медаль “За верность “Араю”, - Оксана Витальевна, которая заведует клубом “Арай” уже больше 30 лет, присаживается на скамейку. - В этот коллектив я пришла, когда мне было 16 лет. В 18 получила официальную должность - ездила через весь город после основной работы. Тогда это был республиканский комсомольский штаб “Арай”. Название мы не меняли, оставили некоторые принципы в организации. Например, у нас до сих пор руководителя выбирают. Если я соберусь уйти - выбирать нового будет совет посвященных и выпускников нашего клуба, которые на данный момент находятся в городе.

- Вы словно про какой-то тайный магический орден говорите…

- Пусть будет так! На самом деле среди наших выпускников есть верные нам товарищи, которые имеют право голоса. Известные, между прочим, люди. Актер и шоумен Роман АЛЬМАНСКИЙ, например. Он часто к нам захаживает на спектакли, признается, что за вдохновением - ребята-то всегда найдут чем удивить. Или ныне покойный журналист Геннадий БЕНДИЦКИЙ - он, кстати, и в “Арае” был таким же правдорубом. Детская писательница и врач-неонатолог Елена ТИКУНОВА. Есть мастера, которые берут на себя задачи и выполняют их. Это, как правило, ребята. А есть еще наши друзья среди родителей, которые всегда поддерживают наши идеи и начинания.

Какие-то флешбэки комсомольского прошлого остались и сейчас: косынки на шее (зеленые, как надежды молодых), устав - “живи так, чтобы добра на земле стало больше”. И, конечно, девиз: “Чтоб тебя на Земле не теряли, постарайся себя не терять!”.

Чем заняты обычно арайцы? Дел немало: занятия и тренинги, на которых подростки учатся воспринимать себя в этом мире, выстраивать отношения со сверстниками и взрослыми, изучают конфликтологию, способы защиты от манипуляций. Ставят спектак­ли, вылазки на природу устраивают, субботники организовывают, работают волонтерами. К последнему подходят после серьезной подготовки, потому что волонтерят подростки в детском отделении НИИ онкологии и радиологии и в специализированных центрах для детей и взрослых с особенностями развития. Привозят туда свои постановки. Перед каждой такой поездкой настраиваются.

- Перед моими детьми стоит серьезная задача - ни в коем случае не показывать жалость, не дать понять, что диагноз или внешние проявления болезни их шокируют, - рассказывает Оксана Витальевна. - У них есть всего несколько минут, чтобы завлечь детей в сказку, в волшебство, заставить забыть о боли и просто смеяться. Получается! На сцену выйти не каждый решается. Те, кто не может отрешиться от действительности, встают на упаковку и сортировку подарков для детей, помогают надевать костюмы. Знаете, после того как мы начали работать в отделении онкологии, наши курильщики (не скрою, были у нас и такие) отказались от сигарет!

Непростой народ подростки - как в рюкзаке на спине, приносят в клуб все, что беспокоит. А это часто совсем не детские проблемы: мысли о суициде, буллинг со стороны одноклассников или даже родителей, была и несчастная любовь. Бывает, приходят патологические вруны или воришки.

- Дети у нас из простых семей, со всего города приезжают, и украденная из кармана мелочь - серьезная для них брешь. Однажды мальчишка украл у девочки деньги на подарок маме. Пришлось ему восстанавливать их из своей зарплаты: наши дети работают на праздниках, чаще новогодних елках, здесь, во дворце. У нас и программа лучше, чем у аниматоров, и детям возможность лишний раз поработать на сцене. Вора из коллектива мы попросили уйти - это уже предательство! - рассказывает Оксана. - Но мне по душе хорошие истории. 40 процентов моих нынешних ребят - это дети моих же выпускников. Некоторые крепкие семьи здесь у нас и зародились. Вот такая пролонгированная педагогика!

…Как-то случайно мы выруливаем в беседе на сокровенное. 30 лет растворялась Оксана Лаврушенко в чужих детях, костюмы с мамой шила на утренники, из нескромно маленькой зарплаты выкраивала средства, чтобы купить для клуба что-то очень важное. Но безумно хотела родить.

- Замуж брать меня никто не хотел - кандидаты в мужья сбегали, узнав, что у меня два педагогических образования и одно психологическое, - смеется Оксана Витальевна. - Говорили прямым текстом: нам твои чужие дети не нужны! Это они о моих ребятах из клуба. Но о наличии мужа я не переживала особо - электропроводку я и сама могу починить, и деньги могу не только на хлеб, но и на масло заработать. Иначе как бы я на государственную зарплату смогла позволить себе попытки стать матерью.

11 (!) протоколов ЭКО. Родила в 49. Шутит: пандемия случилась для того, чтобы она замедлилась, выносила, родила, понянчилась спокойно. Трехлетнюю Анютку называет теперь шутя 11-й попыткой.

- Там, наверху, знали, наверное, что только что-то серьезное заставит меня надолго оставить коллектив…

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА и из архива Оксаны ЛАВРУШЕНКО, Алматы

Поделиться
Класснуть