46958

Она позвонила и сказала: “Сегодня я принесу ребёнка”

История мальчика, которого оставили в беби-боксе

Она позвонила и сказала: “Сегодня я принесу ребёнка”

Без предисловия здесь не обойтись. Почти три года назад, в декабре 2020-го, в Казахстане появился первый беби-бокс. Это специально оборудованное место, где можно оставить младенца, сохранив анонимность. Проект назвали “Yмiт бесiгi” (“Колыбель на­дежды”), а деньги на него собрали за счет пожертвований. Инициатива эта частная - государство от нее пусть активно и не открещивалось, но старалось держаться в стороне: уж больно неоднозначное отношение к таким колыбелькам. Для сторонников - возможность спасти беззащитных младенцев (“Лучше в беби-бокс, чем в вы­гребную яму!”), для противников - относительно безопасный способ отказаться от ребенка (“Женщине не помогают, а провоцируют бросить малыша!”).

Как бы то ни было, сейчас беби-боксов два - оба возле районных многопрофильных больниц в Алматинской области. На каждом - телефоны горячей линии, на которую можно позвонить в кризисной ситуации, чем за два года и воспользовались 15 женщин. Им помогли и сохранили семью.

Запустить проект “Yмiт бесiгi” планировали и в других регионах - не получилось. И про уже установленные беби-боксы никто не вспоминал, пока не появилась новость, что в таком бесике оставили младенца. Произошло это еще минувшей весной. Ребенка сразу же забрали врачи, обследовали, назначили курс лечения, а позже передали в детский дом. Это был мальчик. Особенный мальчик…

                                                                              ***

От Алматы до поселка Шелек чуть больше ста километров. Азамат - так малыша назвала мама - теперь живет здесь, в областном специализированном доме ребенка. Родился мальчишка 4 марта 2023 года. Как нам рассказали в Карасайской клинической многопрофильной районной больнице, 21 марта туда позвонила женщина и сообщила, что принесет младенца: “Информацию о беби-боксе я нашла в интернете”. Объяснила, что сегодня ее выписывают из роддома в Алматы. О себе сказала немного: мол, мужа нет, ее родители ничего о внуке не знают, вырастить сына в одиночку не сможет.

Через несколько часов в больнице прозвучал специальный сигнал - в беби-бокс положили ребенка. Рядом с ним врачи нашли свидетельство о рождении (в нем указаны имя и возраст матери - всего-то 18 лет, в графе отец стоит прочерк) и выписку из роддома. А еще в справке о состоянии здоровья Азамата было написано: синдром Дауна (неподтвержденный)… Теперь уже подтвержденный.

В дом ребенка мальчишку привезли полгода назад, 4 апреля - в день, когда ему исполнился один месяц. Сейчас Азамату уже семь - крепыш, обаяха, добряк.

- Это наш баунти! - смеются сотрудницы дома ребенка.

- Баунти? Почему?

- Такой же сладкий.

Малышковая группа для деток до полутора лет рассчитана на 10 человек, но сейчас в просторной комнате живут трое - все пацаны. На каждого по “маме”: воспитатель Меруерт АКБОТАЕВА, медсестра Дилярам СКАНДЕРОВА, санитарка-няня Елена КАРАКАСИДИ.

- У каждой есть свой сыночек, - признаются.

- А Азамат чей?

- Мой, - отзывается Лена. - Пришла на смену, его уже привезли. Увидела… Как такого не любить? Не зря детей с синдромом Дауна называют солнечными. Азамат добрый, улыбчивый. Сейчас взрос­леет, становится серьезнее, но все равно шустрый и общительный. Внимание любит, как все наши дети. Вон как они на вас смотрят, притихли: понимают, что о них говорят.

- Что будете делать, когда Азамата переведут в другую группу?

- В гости к нему буду ходить. Правда, прикипаешь к детям. Хотя я понимаю: это работа, но все равно без любви здесь никак.

                                                                          ***

Сейчас в доме ребенка в Шелеке 23 воспитанника от нуля, как здесь принято говорить, до четырех лет. Восемь детей приходят в группу дневного пребывания (на ночь их забирают домой), еще восемь находятся на обеспечении государства временно (по заявлению близких ребенка можно пристроить на год - не больше, если в семье тяжелая жизненная ситуация), семь остались без попечения родителей. Один из них - Азамат.

Найти маму не проблема. Но по правилам женщину, которая положила ребенка в беби-бокс, не ищут и уголовное дело (как в случае, если младенца бросают на улице) не заводят. Беби-бокс гарантирует анонимность. Мама оставила ребенка в безопасности, позаботилась, чтобы его сразу забрали врачи, и автоматически отказалась от прав на своего малыша.

Еще один нюанс: в такую колыбель заранее кладут письмо с инструкцией для мамы на тот случай, если она одумается и решит забрать ребенка. У нее остается шанс вернуться. Мама Азамата то самое письмо из беби-бокса брать не стала. Теперь мальчик под опекой государства.

- Азамат поступил к нам на основании акта брошенного ребенка. Если мама все-таки захочет его вернуть, то сможет написать заявление в органы опеки и через суд (если решение окажется положительным) восстановить родительские права, - руководитель областного специализированного дома ребенка в Шелеке Зауре ОТАРБАЕВА объясняет мне, может ли женщина вернуть сына. - Анкету Азамата мы разместили в республиканском банке данных детей-сирот. Малыш ждет потенциальных родителей, и мы тоже надеемся, что они появятся.

                                                                           ***

Я легко нашла анкету Азамата в интернете. Правда, доступ для случайных прохожих типа меня к полной информации ограничен. Открыты только общие сведения - имя, национальность, возраст. Более подробные сведения - только для потенциальных опекунов или усыновителей, которые прошли школу приемных родителей, оформили все документы и официально получили такой статус.

Перечитываю анкету и снова цепляюсь взглядом за фразу: “Доступен для знакомства”. Это про Азамата.

К нему однажды уже приезжали. Муж и жена, алматинцы, кандидаты в родители, которые взяли направление на знакомство с ребенком в республиканской базе данных и примчались знакомиться с мальчиком.

- Они увидели его анкету и сразу поехали к нам в Шелек, не обратив внимания на диагноз, - вспоминает Зауре Отарбаевна. - Мы обязаны дать полную информацию о ребенке, и я рассказала, что у Азамата синдром Дауна. Объяснила, что это за заболевание. Они выслушали. “Извините, тогда мы, наверное, откажемся” - и даже не стали знакомиться с ребенком.

- Деток с подобными диагнозами усыновляют?

- У нас был случай, когда девочка с синдромом Дауна вернулась в родную семью. Мама оставила ее в роддоме и, как мы узнали позже, никому из близких об этом не рассказала. Лишь через несколько лет она призналась своей маме в том, что случилось. Бабушка нашла внучку, приехала к нам, оформила все документы и забрала ее домой. Удочеряли девочку с ДЦП легкой формы. И у Азамата есть шанс найти родителей...

А если все-таки этого не произойдет? Тогда через три с половиной года мальчика переведут в центр оказания специальных социальных услуг “Аяла” в Талгаре Алматинской области, где живут дети с неврологическими и ментальными нарушениями.

Пока же он в Шелеке и ждет родителей - кровных или приемных. Мы Азамата сфотографировали, теперь просим снять на видео. Мама Лена пытается его, немного уставшего от обрушившихся эмоций, растормошить.

- Азаматка, сынок, давай поиграем… Вдруг мама тебя увидит и решит вернуться... Или найдется приемная семья...

Он смотрит в камеру, улыбается и тянется обниматься. Он все еще “доступен для знакомства”…

                                                                          ***

Не избежать в этой истории и послесловия…

В беби-боксе возле Карасайской многопрофильной больницы и раньше оставляли младенца, только не мальчика, а девочку. Было это в 2022 году. Зачин похожий (сигнал - ребенок в колыбельке, обследование, гос­питализация), только развязка другая. Тогда мама сама вернулась за дочкой через несколько дней. Призналась, что поздно узнала о беременности. Ее парень, услышав, что скоро станет отцом, с горизонта исчез. Молодая женщина побоялась рассказать все близким и решила, что лучший выход - оставить новорожденную. Но потом все-таки не выдержала и поделилась своей бедой с родителями. Они встретились с семьей отца девочки, вместе пришли к врачам и забрали малышку домой.

У Азамата другая история, но тоже хочется верить в чудо...

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее