2384

Хороший врач - немного авантюрист

Травматолог Дмитрий КИМ рассказал, что сейчас хорошие врачи в месяц зарабатывают около миллиона тенге, а также раскрыл некоторые свои профессиональные и личные секреты

Хороший врач -  немного авантюрист

Всегда улыбчивого и доброжелательного Дмитрия Александровича в алматинской 7-й городской клинической больнице любят все коллеги, а пациенты слагают легенды о его легкой руке. Правда, сам доктор считает, что не все так идеально.

- Кто-то меня любит, а кто-то терпеть не может, потому что я бываю мастером спорта по скандалам, когда обстановка того требует, - делится Ким. - Особенно вредным и упертым бываю, когда кто-то из коллег что-то неправильно, как мне кажется, делает с моим пациентом. Тут я никогда не стесняюсь, иду на конфликт.

Бывает, ему и пациентов приходится ставить на место. Например, тех, кого скорая привозит в экстренное отделение “семерки” в “Калкамане”, а они с ходу предъявляют претензии: “Это что за больница у вас дурацкая?! И что за врачи такие идиотские?!”

- Я, конечно, понимаю: у человека рука сломана. Откуда хорошее настроение? Но, как доктор, считаю: с таким пациентом полезно сразу поругаться, чтобы дальше нормально работать, - объясняет наш герой. - Или, к примеру, поступает пьяный человек, на ногах не стоит, языком еле ворочает, но при этом нотации врачам читает. В таком случае я могу даже что-то обидное сказать.

А среди пациентов частного медицинского центра, где Ким работает в свободное от дежурств в “Калкамане” время, он выделяет “сильно деловых”. Это те, кто на работе у себя привык командовать и даже в медучреждении никак не может выйти из образа. Такие часто начинают с претензии: “Почему не встаете, когда я захожу?” Потом сами себе ставят диагноз, а еще повышают голос и даже матерятся. К таким доктор применяет методы психологического воздействия:

- Это мой профессиональный секрет. Таких пациентов я заставляю пересаживаться с одного места на другое, лечь на кушетку, встать, если это возможно. И подмяв таким образом его под себя, уже начинаю спокойно собирать анамнез.

                                                                            ***

Случается это, к счастью, не очень часто. Но иногда пара-тройка таких пациентов за дежурство, по словам доктора, “просто доконают и всю кровь выпьют”.

- Не забуду случай, когда один папаша привел своего великовозрастного сына и так довел моего коллегу, что на вопрос: “А что в аптеке купить?” - тот ответил: “Презервативы!” - “Зачем?” - удивился отец пациента. “Чтобы такие, как вы, не размножались!” - выпустил пар доктор. Еще один мой коллега-анестезиолог мог даже дать пощечину пациенту, который прямо перед операцией начинал бесноваться: “Я не выдержу!”, “Я умру!”, “Я останусь без ноги!” А такие разговоры для нас - плохая примета.

Но у меня есть другой, более действенный способ снятия напряжения и стресса. Я зову в гости товарища-психотерапевта с мясом и самогоном. Или сам к нему могу пойти, - улыбается Ким. - Вообще-то он бизнесмен по профессии. Но хорошая беседа с ним под вкусную еду и выпивку как рукой снимает даже усталость, когда приходится делать до восьми операций за дежурство. А еще спасает, если находишься в ужасном состоянии от потери больного. У нас в экстренном отделении всякие случаи бывают: кто-то с девятого этажа упал, кто-то в ДТП попал.

Но Ким уверяет, что за 16 лет непрерывного стажа ни разу даже не задумывался о том, чтобы сменить профессию. В детстве, правда, ему хотелось выучиться на зоолога: наблюдать за животными, изучать их повадки и работать в зоопарке. Но дедушка Димы был хирургом, бабушка - педиатром, папа - рентгенологом, а мама - терапевтом и заместителем главврача Центральной районной больницы в родном поселке Бородулиха Восточно-Казахстанской области. Так что шансов на спокойную работу в зоопарке не оставалось. Когда родители спросили: “Пойдешь в медицинский? - сын ответил согласием.

- Во-первых, определенные связи там были. Ну и, во-вторых, я просто привык жить в медицинской семье, где все друг друга понимают, когда кто-то очень специфично, часто цинично, жестоко и грубовато, но чисто по-медицински шутит, - смеется Ким.

                                                                       ***

Окончив Семипалатинскую государственную медицинскую академию со специализацией “хирургия”, молодой врач начал работать в той самой Центральной больнице Бородулихинского района и подрабатывать в райцентре на скорой помощи. Но работа в больнице не заладилась: “Не хватало самостоятельности, не допускали к операциям - мол, молодой еще”. Чтобы был простор для работы, Дмитрий решил покорять крупные города, где к тому же имелись стационары с хорошими хирургическими отделениями, в которых он мечтал оперировать. И поскольку в Алматы уже работал его товарищ-сокурсник, а также жил брат, то оказался он именно здесь.

- Сунулся в Центральную городскую больницу - не взяли, поехал в “Калкаман”, в 7-ю, тоже не повезло, - рассказывает Ким. - Но тогдашний главврач Иван Иванович ЛИ обнадежил: “Хирурги у меня есть, а вот травматологов не хватает. Отучись на травматолога - возьму. Потом переведу в хирургию, как место освободится”.

Трудностей Ким не испугался, вернулся в Семей и пошел на курсы первичной специализации по травматологии. А мама его была против.

- Но я сразу заявил: “Шланг от стиральной машинки больше не поможет, я уже большой!” - смеется Дмитрий Александрович, вспоминая, как мама отлупила его в четвертом классе за двойку по казахскому языку в четверти.

И в Алматы он поехал не один, а с девушкой, которую мама меньше всего хотела видеть в качестве своей снохи.

- “Надо жениться на кореянке”, - всегда говорила мне мама. Со временем стала наседать: “Не хочешь на кореянке, женись хотя бы на казашке”. А когда мне исполнилось 28 лет, то она вдруг заявила: “Женись уже хоть на ком!” Папа у меня кореец, а мама - казашка. Она жила с родителями отца и настолько привыкла быть корейской келин, что сама хотела в снохи кореянку. Но судьба распорядилась так, что женился я в итоге на русской девушке. Она жила через пару домов от нас, и я приметил ее, когда она ходила еще в 7-й класс. Теперь Валерия готовит корейский суп пуктяй лучше моей мамы, - смеется доктор.

Сейчас у них трое детей: Алисе 10 лет, Михаилу - 7, а Марку всего три месяца. По словам папы, он не будет против, если дети тоже захотят быть врачами. Правда, сейчас дочь мечтает лечить не людей, а животных и хочет иметь собственную ветеринарную клинику.

- Кроме этого у нее полно бизнес-идей. “Видишь, продается торговый ларек, надо его выкупить и что-нибудь там продавать!” - последнее, что предлагала мне дочь, - смеется Дмитрий Александрович. - А я всегда ее учу: работ легких не бывает, нужно, чтобы нравилась, и даже деньги тут не главное. В 2007 году между дежурствами в больнице я подрабатывал на рынке. Собирал плату с арендаторов торговых мест, дежурил возле шлагбаума на парковке. Потом меня поставили перед выбором: будешь постоянно работать у нас высокооплачиваемым администратором, но для этого бросай свою больницу. Я решил бросить рынок, потому что очень люблю свою профессию.

- И сколько теперь зарабатывают наши врачи?

- Если ты хороший специалист, на достойную жизнь хватит. Зарплата неплохая сейчас. Я зарабатываю от 700 тысяч тенге в месяц, иногда больше миллиона получается. Для этого, конечно, приходится работать в двух местах. Но меня моя работа не тяготит.

- А что нужно делать, чтобы стать хорошим врачом?

- Всю жизнь учиться. Быть немножко авантюристом, не бояться проблем. Есть у нас категория врачей, которые сильно переживают, что пациент на них пожалуется, а потому боятся делать свою работу и развиваться в профессии. И, конечно, нужно любить своих пациентов, сочувствовать их боли.

Оксана ВАСИЛЕНКО, фото Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее