1912

И время ни на миг не остановишь…

Единственный в стране часовой завод, выпускающий уникальную, штучную продукцию, находится в Костанае. В его штате один человек - Николай РУДЕНЬ

И время ни на миг не остановишь…
Самые сложные часы.

Когда Николай называет себя единственным в Казахстане настоящим заводом по производству часов, он не шутит и не преувеличивает.

- Если кто-то где-то из готовых запчастей собирает часы - это, в общем, нехитрое производство, - объясняет Рудень. - За таких “заводчиков” все самое главное уже сделано где-нибудь в Швейцарии. А в моих часах я лично отвечаю за каждую шестеренку. Каждую модель делаю с нуля.

Ходики Николая Руденя - это, во-первых, красиво, во-вторых, необычно: их детали сделаны… из дерева. И, конечно же, уникально, потому что сложно представить выпуск этих изделий конвейерным способом. Видимо, оттого у каждой модели, вышедшей из его рук, есть название, а у отдельных изделий есть имена.

Маленькие каминные часы.

Рудень работает в арендованном помещении, которое служит ему одновременно мастерской, выставочным залом и, считай, жилищем. По словам мастера, вот уже девять лет, с тех пор как увлекся часовой деревянной темой, он почти пропал для внешнего мира. В те моменты, когда Николай создает часы, время для него останавливается.

…Подхожу к какой-то невероятной конструкции, стилизованной под человеческий глаз. Множество составляющих ее деталей открыты взгляду, у каждой свой цвет, размер, функция и, конечно, голос.

- Слушайте, а как вы воспринимаете все это бесконечно тикающее хозяйство? Голова не болит?

- Нет, - смеется Николай, - для меня это почти как музыка. Это все звуки уюта и, да, если хотите, бесконечно новой жизни. Звуки времени…

Модель “глаз”.

Главное место в мастерской Руденя занимают большие модели часов, составляющие гордость мастера. Все они маятниковые. Рядом с вышеупомянутым “Глазом” - “Кузнечик на яблоке”. Часы названы так, потому что художест­венно решены в форме модернистского квадратного яблока и обладают кузнечиковым спусковым механизмом. Он был придуман еще в XVIII веке и всегда считался редким, потому что очень сложен в изготовлении. Нашему мастеру пришлось немало корпеть, чтобы заставить “кузнечика” двигаться как надо. Принцип действия старинного механизма известен, но как добиться его безупречной работы - это уже из разряда секретов, которые мастера в книжках не описывают, а передают из уст в уста. Никакого наставника у Николая не было - вот и приходится ему разгадывать загадки старых мастеров самостоятельно, до всего доходить своим умом, методом проб и ошибок.

Модель “кузнечик на яблоке”.

- В каждой модели не менее сотни выточенных из дорогого дерева деталей, - рассказывает Николай. - Немудрено порой ошибиться: однажды при сборке новых часов я пропустил одну шестеренку, и часы пошли обратным ходом! Пришлось включить мозги и придумать, как исправить ситуацию. Победил, исправил. Придумал вот что: добавил дополнительную шестерню, и время пошло как надо, а часы не пришлось разбирать.

- Получается, вы тут не столько часы, сколько машины времени делаете. Может, поэтому и выглядите гораздо моложе своих 62 лет?

- Очень даже может быть! - смеясь, подтверждает Рудень. - Хотя, конечно, порой много нервов и здоровья на это дело уходит. Сделал как-то партию часов из ясеня. А дерево стало усыхать, причем с боков: шестерни вытянулись, стали овальными. Пришлось все полностью переделывать. Мои часы - они живые, дерево-то дышит.

Кузнечиковый механизм - один из редких.

- Смотрю, а стрелки, грузики, детали маятника у вас металлические…

- Конечно, я использую латунь, она придает красоту, даже какую-то респектабельность. Металл обрабатываю сам на станке с программным управлением. Так же и с деревом работаю, иначе высокоточные детали не получить, да и работа может затянуться не на месяцы, а на годы. В среднем на каждую модель затрачиваю не менее трех месяцев. Самыми сложными в работе оказались часы, в механизме которых используются каменные самоцветные шарики. Под воздействием тяжести груза они перекатываются из лотка в лоток и приводят в действие механизм. Я семь месяцев их делал, но большое удовольствие получил.

Время от времени у Николая Руденя возникает охота к малым формам, и тогда он сотворяет каминные часы. Одинаковыми их никогда не делает. Выпускать штамповки ему скучно. Самые восхитительные модели своих часов Рудень не продает. Говорит, что настоящую цену за них не даст никто. Побывали однажды у него в мастерской заезжие москвичи, которые популярно объяснили мастеру: были бы эти “безделушки” родом из Европы или хотя бы из какой-нибудь столицы, то разлетались бы со свистом, и автор их стал бы совсем не бедным человеком. Ну а так - кто будет платить хорошую цену мастеру из казахстанской провинции? Как говорится, ничего личного, это бизнес, подытожили гости.

Кинетические фигуры Руденя.

Вот почему основной источник его существования - оформительская работа, а часы, отбирающие массу времени, для души. Недавно к ним прибавилось новое увлечение мастера - деревянные кинетические скульптуры. Их круглая форма напоминает те же часы, но предназначение иное: своим плавным кружением деталей они помогают человеку расслабиться и совсем забыть о времени, которое все же ни на миг не остановишь…

Стас КИСЕЛЁВ, фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть