750

Нет в ней старушечьего занудства

На самом деле Нине МИЛИЦИНОЙ надо было вручить миллион тенге не за клумбы во дворе, а за характер. Он нравится далеко не всем в отличие от розочек и зелени.

Нет в ней старушечьего занудства

К Дню города в каждом районе Алматы выбирали лучших озеленителей-любителей. За ухоженные клумбы вручали круглые суммы в виде сертификатов на миллион тенге. Когда мы заглянули во двор победительницы конкурса по Медеу­скому району, то испытали грех зависти. Завидовали не медовым сентябринкам, не поздним розам, а женщине с огромной жаждой жизни, которая в 73 года разрывается между этим хозяйством и... танго.

Если честно, в южной столице есть клумбы во дворах и покруче, и поконцептуальнее. Но разве в этом дело? Нина рассказывает без умолку, смеется, она уже привыкла быть звездой репортажей. За елочкой по стойке смирно дворник поливает клумбу к приходу фотокорреспондента. Говорят, он очень боится Нину…

- Ага, аж трясусь, как вижу вас! - хохочет Нина. - А что меня бояться? Ты ухаживай за двором как следует, чтобы не надо было следить за тобой, вот и все.

В этом дворе Нина живет уже 30 лет. С мужем рассталась, профессию плановика сменила на массажиста, потому что надо было сыну делать массаж из-за проблем со здоровьем. Потом открыла свой кабинет, наработала большую клиентуру. Жаловаться и ныть действительно было некогда. Зеленый двор - это любимое хобби.

- Глядя на меня, многие пытаются тоже что-то выращивать под окнами, но тут важно постоянство: вовремя не полил, и все уже чахлое. А мне не жалко времени - это лучше фитнеса. Для меня это и хобби, и зарядка. Я родилась в Караганде, росла в доме, где держали живность, у нас был большой огород, так что скучать не получалось. И труд всегда был не обязанностью, а частью жизни, естественным состоянием.

Поначалу тут, как и на всех новостройках южной столицы, вместо земли была глина, смешанная со строительным мусором. Нина терпеливо год за годом собирала листья, укрывала ими первые растения, весной перекапывала.

- Ох, и это было непросто! Как-то под осень целый месяц собирала листики, все слоями заложила. И слышу ночью: чирк, чирк. Оказалось, наутро кто-то из правительства должен был к нам во двор заглянуть. Всю мою клумбу за ночь выскребли, еще и металлоискателями проверили. Как я плакала! Обещали вместо листиков привезти хорошей земли, но, конечно, не привезли. Дети иногда говорили мне: “Ты бы лучше борща нам наварила!” - а я, как только есть свободная минутка, бегу на клумбы.

Бороться за зелень приходилось практически со всеми: с недовольными жильцами, что из-за полива увеличивается общедомовой счет, с бесконечными ремонтными бригадами, регулярно вторгающимися в центровой дворик.

- Приходят проверяющие - и недовольны, что у меня на клумбе камни: дескать, уберите, не­эстетично. Надо объяснять, что благодаря камушкам растения и выживают. Я не биолог, но понимаю, что нужны и камушки, и прошлогодние листья, и это не мусор. Красота не значит пустота… Или вот перед этим конкурсом комиссия опять пришла, все осмотрела: “Почему у вас тут хмель разросся - надо убрать!” Так это же строители тут бордюры гранитные на новодел меняли - есть такая забава в нашем городе - и корни деревьям подрубили. Чтобы палку сухую спрятать, я и оставила хмель!

Все деревья Нине во дворе как старые знакомые: эту акацию сосед посадил, вот эти березы она прутиками помнит, жаль, что во время реконструкции двора им почти не оставили земли у ствола, теперь березы сохнут. А местную гордость - роскошную елку - она выхаживала из тоненького саженца. От детей и собак укрывала камушками, ветками. Вокруг нее тоже была зелень, но во время очередной реконструкции решили возле елки сделать зону отдыха, выложили брусчаткой площадку, поставили скамеечки.

- Теперь люди из других дворов любят сюда приходить в прох­ладу, посидеть. После них остается мусор. Я как ненормальная убираю его. Мне говорят: не надо обращать внимания. А как я могу оставить, если из-за мусора не пройти к цветам? Есть еще и такое мнение: не важно, что растет, лишь бы детям можно было бегать. И не дай бог сделать замечание - сразу сурово отчитают. Мне один папаша сказал: “Вы тут стоите в красной майке, ребенок вас боится”. Ну так подарите мне майку другого цвета. Вы не понимаете, что я этот пустырь превратила в парк! И почему нельзя воспитывать чужого ребенка, если он шумит утром в воскресенье, а его отец сидит, уткнувшись в телефон? Вот так и получается, что в свои 73 года я еле успеваю на бегу что-то перекусить. То лопатой машу здесь и со шлангом стою, то на каблуках несусь танго танцевать и должна быть на танцполе королевой!

С танцами получилось все случайно. Пошла записать внучку на бальные танцы и нечаянно решила сама попробовать. Глаза горели так, что специально под Нину открыли возрастную группу. Все было всерьез: пошитые на заказ платья, выступления на сцене. Потом любимым стал танец танго, для которого Нина очень придирчиво выбирает себе партнеров. Она не из тех дам, которые стоят в сторонке.

- Я вообще беспокойное создание, до сих пор не знаю, что такое валяться на диване и гундеть. Нет во мне этого старушечьего занудства, я всегда готова что-то новое осваивать, делать. Вот только мне жалко, что сертификат дали мне не на новые сапожки или на что-то еще. Деньги можно тратить только на двор, хотя у нас тут все в порядке. Получается, меня вроде как обязывают работать. Ну, в любом случае деньги пригодятся. Я же плановик, так что распределю их экономно.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее