3087

Энтузиасты, которые вытаскивают страну

О чём казахстанские студенты чаще всего спрашивают учёного из Швеции

Энтузиасты,  которые  вытаскивают страну

Алматинка Амина МИРСАКИЕВА - молодой ученый, она уже шесть лет живет и работает в Стокгольме и пока не спешит возвращаться на Родину.

Амина занимается изучением полимерных материалов. На прошлой неделе она ненадолго прилетала в Алматы (где в последнее время бывает нечасто). За пару дней до нашей встречи она читала лекцию, на которую могли прийти все желающие. Оказалось, что главный вопрос, который интересует аудиторию студентов (старшеклассников, их родителей), как уехать учиться в Европу и остаться там жить. И я тоже спросила у нее об этом.

- Амина, вы в обычной школе учились или для одаренных детей?

- В обычной гимназии, правда, называлась она казахстанско-российской, поэтому мы углубленно изучали русский язык, литературу и историю России. Потом я стала студенткой Казахстанско-Британского технического университета, изучала химию, а когда мне было 22 года и я уже стала магистром, уехала в Королевский университет технологий в Стокгольме и там получила степень PhD. Мечтала ли я об этом? Наверное, как каждый ребенок, который участвует в олимпиадах, научных конференциях...

- Отличница?

- Конечно. Я усидчивая, и это мой самый главный плюс, необходимый для того, чтобы хорошо учиться в рамках той модели образования, которая существовала в 90-х и нулевых. Мне кажется, в Казахстане система по-прежнему работает на усидчивость. И при этом в нашей стране очень много умных детей, я поняла это, когда была студенткой и занималась репетиторством. Эти ребята понимают, что образование - чуть ли не единственный социальный лифт, который у них есть. И я тоже рано это осознала. Я ребенок из обычной семьи: мама, папа, двое детей. Никаких излишеств. Мои родители позволили себе нанять репетитора для меня только однажды, перед ЕНТ, и всего на десять занятий. Просто, чтобы быть уверенными в том, что я все сдам на отлично, ведь я претендовала и получила в итоге “Алтын белгi”, что позволило мне поступить на грант.

- Вам всего 29 лет, а вы успешная девушка, которая преподает за границей, ездит по миру, занимается наукой, владеет пятью языками. Что вы отвечаете тем, кто говорит, что отличники не добиваются успеха?

- Это глупости, и, если честно, меня возмущают те, кто начинает так говорить. Возможно, никем не стали отличники 1980-х - в 90-х им пришлось учиться новым реалиям жизни. Да, в пример приводят Стива Джобса или Билла Гейтса. Но они не показатель. Ну сколько у нас миллионеров, которые бросили университет? Три, пять, десять? А все остальные? Давайте посмотрим на Сергея Брина - сооснователя Google. Главная мировая поисковая система - результат его магистерской работы. Почему никто не говорит об этом? Так что тех, кто может позволить себе не учиться, а потом добивается высот, очень мало. Но я тем не менее сказала бы так: школьное (именно школьное, а не университетское) образование важно, но не имеет решающего значения.

- Вот как? Неожиданно слышать это от вас.

- Меня часто спрашивают, когда я бываю в Казахстане: что нам делать со школьным образованием? Ничего. Давайте сравним его с западным. Когда я была студенткой PhD в Королевском университете технологий в Стокгольме, то преподавала бакалаврам первого года обучения, то есть вчерашним шведским школьникам. Не могу сказать, что они совсем ничего не знали, но, если честно, не блистали. В Швеции одна из худших в мире школ, и это говорю не я, это ситуация, которую признают и которую пытаются изменить сами шведы. Мои первокурсники знали меньше, чем их ровесники-казахстанцы, но к концу первого года это были потрясающие студенты. Эту метаморфозу я наблюдала несколько раз и пыталась ее объяснить. Да, этих детей можно удивить даже тем, что ты наизусть знаешь основные тригонометрические функции, им очень долго не ставят оценки, в их системе всегда виноват учитель. Но когда они учатся в школе, на них не давят, не заставляют. Потом они попадают в университет (здесь с ними никто особо не возится), и, видимо, ощущение того, что это твой выбор, дает им внутреннюю осознанность, и они погружаются в учебу. А наших детей перегружают. Это было и в мое время, уверена, что есть и сейчас. Наверное, лучшее, что может сделать школа, не травмировать ребенка. Поэтому я бы посоветовали родителям не переживать, если что-то не получается, тем более не ругать за оценки. Ищите подход, развивайте то, что нравится вашему сыну или дочери. Ведь если ребенку что-то в кайф, его не оторвешь от этого занятия. Кажется, все просто, но часто мы поступаем ровно наоборот. Мне сложно сказать, почему наша школа отстает, ведь во многом она не уступает западной. Но, по моему мнению, наше высшее образование зачастую хуже, чем зарубежное.

- Почему?

- Больше ста лет назад в Европе было принято решение, что лекции в вузах должны читать не преподаватели в классическом понимании, а ученые. Они выигрывают гранты, чтобы работать, и частью сделки является то, что им нужно выделить время на то, чтобы работать со студентами. Меня убивает, что в последнее время о науке в Казахстане говорят только в привязке с необходимостью коммерциализировать научные проекты. О чем может быть речь, если вы просто хотите выжать из науки деньги? Большинство патентов, мировых открытий - это результат не только многолетней кропотливой работы, но и удачи. А тот подход, который пытаются внедрить у нас, автоматически убивает науку.

- Здесь, наверное, нужно пояснить, что сейчас казахстанским ученым, чтобы получить грант на исследование, нужно сначала коммерциализировать проект - заинтересовать им хотя бы одного-двух бизнесменов, готовых вложить в него деньги, иначе государство может и не выделить средства на исследование.

- Если говорить упрощенно, то так и есть. Но это тупиковый путь. Хотя у нас очень много талантливых людей самого разного возраста, полностью отдающих себя науке. У нас есть проект, объединяющий молодых ученых Казахстана, в котором участвуют 15 девушек из разных областей науки: IT, химия, биофизика. Мы общаемся, обмениваемся информацией, рассказываем о том, что происходит в мире науки, в соцсетях. При этом мы живем в разных странах (Япония, Швеция, Германия, Австралия, Франция, Казахстан), но нас объединяет любовь к нашему делу, то, что мы родом из этой страны и всем нам меньше 35 лет.

- Но всех этих девочек нет в Казахстане, это очень грустно...

- Почему же? Совсем не грустно. Я окончила PhD, сделала проект. Если сейчас вернусь на Родину, то смогу быть только преподавателем - такие предложения постоянно поступают. Насколько велики мои шансы убедить тех, кто распределяет гранты в нашей стране на проведение исследований, что та сфера науки, которой я занимаюсь, перспективна и в нее нужно вкладывать деньги? Да, я могу продолжать исследования и в Казахстане, но из-за недостатка оборудования они уже будут совершенно другого уровня. Я не могу сказать, что нет желания вернуться на Родину, это не так. Просто хочу и дальше развиваться как ученый, вкладываться именно в науку, а преподавание для меня пока второстепенно.

- Вас часто спрашивают о том, как поступить в западный вуз. Что вы обычно советуете?

- Нужно получать знания, а не оценки в тех областях, которые тебя интересуют, пробовать, искать себя. Хорошо бы помимо английского знать еще один иностранный язык и хотя бы один язык программирования. Получить образование можно и в Казахстане (я окончила вуз здесь, о чем совершенно не жалею), по крайней мере бакалавриат: главное, чему в это время должны научить, - думать, мыслить. А после этого попасть учиться в Европу совершенно несложно. У нас неплохое образование, если бы мы недотягивали до западного уровня, нас бы не забирали в магистратуру и PhD в европейские вузы. Знаете, сколько стоит воспитать PhD-студента в Швеции? 400 тысяч евро. Это квартира в центре Стокгольма. А ведь я не платила за свое образование, все из бюджета Швеции. Когда я уезжала, мне было 22 года, и я точно знала, что хочу вернуться в Казахстан. Это не просто патриотичный лозунг. Жить на Родине - это желание любого нормального человека. Просто мы уже потратили и продолжаем тратить огромное количество усилий на свое образование, на то, чтобы сделать мир лучше... Понимаете, мы не можем сделать это, находясь здесь. Хотя я должна признать, что с каждым годом ситуация в стране меняется, Казахстан становится все лучше и лучше. И порой такое ощущение, что это происходит вопреки. Всегда есть энтузиасты, которые вытаскивают всю страну.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть