9460

Бомба для элиты

В парламенте идет обсуждение проекта закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной службы”, который, судя по всему, в ближайшее время будет принят. Между тем уже сейчас очевидно: в обществе его восприняли неоднозначно.

С одной стороны, то, что давно уже стало секретом Полишинеля, наконец признали на государственном уровне. Оказывается, главный тормоз реализуемых в стране дорогостоящих государственных программ - не внешний враг и даже не оппозиция, а… чиновник. Более того, выяснилось, что родовые черты бюрократии - коррупция и “синдром временщика” - не только снижают конкурентоспособность страны, но и угрожают ее национальной безопасности, ибо подрывают веру граждан в любые начинания власти. Ведь громоздкий и неэффективный бюрократический аппарат не только активно глушит многочисленные инициативы и информационные каналы снизу - он еще и рьяно блокирует эффективную реализацию многочисленных государственных программ, спущенных сверху. К тому же армада “временщиков” стала угрожающе расти, превышая количество профессиональных управленцев - при параллельном сокращении доступа к распределительной кормушке. Именно поэтому многие внутри “матрицы” больше заняты борьбой за выживание, чем решением государственных задач. Словом, без серьезной модернизации государственной службы действительно не обойтись, если воспринимать бюрократический аппарат не просто как совокупность чиновников и присутствующих мест, а как олицетворение Власти, с которой ежедневно сталкиваются граждане страны.
Можно, конечно, поддержать идею усилить защиту административных государственных служащих при смене их руководителей и ввести запрет на групповые “откочевки” чиновников вслед за своим шефом. Но, как показывает опыт других стран, от любых политических перестановок всегда выигрывает Его Величество Аппарат. Именно это обеспечивает преемственность функционирования всего государственного организма.

Казалось бы, остается только радоваться да почивать на лаврах. Но именно здесь заложена бомба замедленного действия. Ведь механизм преемственности распространяется и на всех классических игроков бюрократического аппарата, что (одна коррупция чего стоит!) сводит на нет многие здравые инициативы сверху. Поэтому было бы наивным ждать быстрых позитивных результатов от появления управленческого корпуса “А”, состоящего из 500 с лишним некоррумпированных, высококвалифицированных чиновников-государственников. (Во всяком случае, именно это нам обещали.) Вполне возможно, что многие тертые калачи из недр госаппарата, на памяти которых было уже немало экспериментов с чисткой авгиевых конюшен, скорее с иронией, чем с настороженностью, смотрят на потуги председателя Агентства по делам государственной службы Алихана БАЙМЕНОВА. Они хорошо понимают: байменовы приходят и уходят, а Система остается. И вряд ли эти самые “500 спартанцев” смогут сдержать инерционный натиск многотысячного бюрократического аппарата, где само слово “меритократия” многие пишут с ошибкой. Первое, что надо сделать на начальной стадии формирования корпуса “А”, - так это не допустить трансформации идеи о подготовке “нового квалифицированного политического класса управленцев” в пресловутые “золотые парашюты” для золотой же молодежи, тем более что зарплаты им обещают не меньшие, чем в частных структурах.
Определенные вопросы вызывает и сама попытка залить новое вино в старые меха, так как, судя по всему, на начальной стадии кандидатов в корпус “А” будут отбирать из уже действующих и “проверенных” государевых мужей. Этим неестественным отбором займутся сами чиновники, входящие в Национальную комиссию. В общем, как бы в толкучке перед вратами в вожделенную группу “А” не возник новый коррупционный трамплин, откуда на элитные “аэродромы” будут приземляться “свои люди”.

И здесь опять встает архиважный вопрос о механизме кадрового обновления. Было заявлено, что благодаря новому закону “честные и инициативные служащие смогут успешно продвигаться по служебной лестнице”. А откуда начнется эта лестница, если кадры “…будут черпаться из двух управленческих корпусов”? Где тот самый внесистемный кадровый резерв, откуда должна поступать “свежая кровь”? В некоторых странах это способная студенческая молодежь, за которой охотятся чуть ли не с первого курса. В других - выпускники специализированных учебных заведений - типа сингапурского института по подготовке персонала государственной службы. В-третьих - актив политических партий, участвующих в формировании правительства.
Некоторые эксперты приводят в пример Великобританию, где считают, что привлечение профессиональных кадров из негосударственной сферы на руководящие государственные должности положительно влияет на изменение мышления подчиненных. В той же Японии конкурс на занятие кресла чиновника может достигать 100 человек на одно место. Но ведь и у нас не меньше желающих пойти работать в таможню или полицию. Разница не в количестве, а в качестве претендентов и в движущих ими мотивах стать госслужащими.
Может быть, в нашем случае еще одной кадровой “скамейкой запасных” могли бы быть институты местного самоуправления, а также избираемые акимы низового уровня, которые прошли бы огонь и воду общения с народом. Тем более что пилотные выборы сельских и районных акимов у нас уже проводились в 1998, 2001 и 2005 гг. То есть административная реформа должна идти не только сверху, но и снизу - в рамках децентрализации. Ведь одним из главных индикаторов административной реформы было названо “…повышение уровня доверия населения к системе отбора кадров и уровня доверия государственных служащих к соблюдению принципов меритократии”.
Но общество больше интересует не то, как будет формироваться группа “А”, а то, как это повлияло на качество государственных услуг на низовом уровне, где часто сидят чиновники, которых при всем желании даже в корпус “Э” не включишь. Людей больше волнует состояние канализации или дорог, чем какая-то диковинная меритократия. Поэтому вторая задача - сближение политических и административных служащих с точки зрения как общего понимания государственных задач, так и профессионального подхода. Имеется в виду то, что профессионализм всего бюрократического аппарата, а не только его отдельного элитного корпуса должен соответствовать масштабам поставленных государственных задач.

Досым САТПАЕВ, политолог

Поделиться
Класснуть