19365

Двойная игра

Появились новые подробности в “хоргосском деле”. Четверо заключенных, отбывающих наказания за тяжкие преступления, дали официальные показания следствию. Зэки утверждают: по указанию некоторых сотрудников финансовой полиции они давили на сокамерников, чтобы те в своих показаниях оговорили сотрудников КНБ.

И это еще не все. Как выяснилось, следствие пообещало заключенным Б. ОТАРБАЕ­ВУ и Т. КАЙРБАЕВУ, что в обмен на сотрудничество их выпустят из камеры СИЗО под домашний арест, а позже и вовсе освободят от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 65 УК РК). Забегая вперед, скажем, что оба фигуранта, которые по материалам уголовного дела проходят как организаторы ОПГ, по-прежнему сидят в камере следственного изолятора, а применение к ним 65-й статьи УК, уверяют некоторые юристы, в принципе невозможно. Обычно эту меру применяют в отношении второстепенных фигурантов для сбора доказательств против основных организаторов преступления, а не в пользу самих лидеров ОПГ...
Напомним, газета неоднократно и подробно писала, как финансовые полицейские изобличили организованную группировку, одни участники которой промышляли контрабандой товара из Китая, а другие - в погонах с большими звездами - не безвозмездно покровительствовали контра­бандистам. Сразу были арестованы несколько десятков человек, в том числе высокопоставленные сотрудники КНБ и таможни, рядовые контрабандисты и руководители организованной группировки...
В редакции оказались копии документов, отчасти проливающих свет на это хоть и нашумевшее, но обычное уголовное дело, связанное с контрабандой и коррупцией. Мы уже писали о том, что находящийся в следственном изоляторе Алматы Т. Кайрбаев, обвиняемый финансовой полицией в контрабандной схеме поставки товара из Китая, обратился с официальным заявлением на имя председателя Агентства РК по борьбе с экономической и коррупцион­ной преступностью Рашида ТУСУПБЕКОВА с просьбой привлечь к уголовной ответственности Талгата МАХАТОВА, известного в определенных кругах как агент финансовой полиции Саныч. Копии этого заявления адресованы генеральному прокурору Асхату ДАУЛБАЕВУ, председателю КНБ Нуртаю АБЫКАЕВУ, министру внут­ренних дел Калмуханбету КАСЫМОВУ, сек­ретарю Совета безопасности Марату ТАЖИНУ, председателю комиссии при президенте РК по вопросам борьбы с коррупцией Оралбаю АБДЫКАРИМОВУ (см. “Провал “агента Саныча”, “Время” от 16.8.2012 г.).

Между тем в ряде СМИ появилась информация, что газета якобы рассекретила тайного агента финансовой полиции. Так вот, о Т. Махатове впервые написали на сайте Guljan.org еще несколько лет назад. Когда “Время” начинало серию публикаций по хоргосской теме, многие сведения были сек­ретными. На сегодня озвученные нами данные официально рассекречены и имеются в уголовном деле и доследственных материалах, которые чекисты передали в Генеральную прокуратуру.
Сам г-н Махатов засветился в СМИ еще в июле 2010 года, когда финансовые полицейские задержали в Алматы грузовик якобы с контра­бандным товаром, принадлежащим М. АБДИКАЖИМОВОЙ. Тогда женщине предложили работать под новой крышей финпола, а когда она отказалась, как уверяют ее защитники, спровоцировали на дачу взятки следователю финансовой полиции К. ЖУМАБЕКОВУ. На этом процессе Т. Махатов выступал в качестве основного свидетеля. Абдикажимова, ее адвокаты и независимые экс­перты, пока шло расследование, проводили пресс-конференции, где заявляли о многочисленных нарушениях. Предпринимательницу осудили к длительному тюремному заключению. Но не за контра­банду, как изначально планировали финполицейские, а за дачу взятки в 7 тысяч долларов следователю Жумабекову. Дальше еще интереснее.
29 марта 2011 года. Заместитель начальника финансовой полиции Алматы Е. ИБРАИМОВ пишет письмо замначальника ДТК Алматы Б. ТЫНЫСБЕКОВУ о том, что финансовые полицейские установили номера семи грузовиков с китайской контрабандой, которые для прохож­дения таможенной очистки заехали на СВХ “Алтер” (оформитель-прием­щик по линии таможни майор М. Байманов). Эту информацию финполовцы сообщили таможенникам для принятия соответствующих мер оперативного реагирования. И те не заставили себя долго ждать. Уже на следующий день, 30 марта, состоя­лась встреча таможенника Ореке, внедренного чекистами для разобла­чения финполовцев, замешанных в крышевании контрабанды, и агента Саныча. Таможенник от имени начальника департамента таможенного контроля Алматы М. БАЙМУХАНБЕТОВА поблагодарил новых покровителей: “Шеф рахмет говорит, что предупредили” (речь идет о письме финполовца Ибраимова. - Здесь и далее примечание редакции). На что агент отвечает: “Ну я же это организовал”. После длительного диалога, который записывался внедренным чекистами агентом, Саныч звонит некоему Кенжебаю по мобильному и просит выпустить машины со склада временного хранения. Однако тот не может выпустить задержанные грузовики без команды таможенника Мырзахана. Это выводит Саныча из себя: “Алло, брат, ты этому Мырзахану позвони, опять весь Казахстан наш разговор будет слышать, скажи, там разобрались нормально, кете берсын. (В переводе с казахского языка - “пусть уезжают”. Речь, по всей видимости, идет о машинах.)

А уже на следующей встрече с Ореке агент Саныч рассказывает о том, что прежний кассир Кайрат отстранен от сбора денег с предпринимателей, потому что возник конфликт между кассиром и некоторыми высокопоставленными финполовцами относительно поступающих в правоохранительный общак сумм. На той встрече Ореке поднимает вопрос о том, “что я в январе сорок отдал, в феврале - тридцать, в марте тридцать отдал. За что я отдавал?”. А Саныч в ответ: “На х... тебе Кайрат? Мы с Максатом все разрулим. Отчис­ления сделай, потом я Макса подтяну, втроем сядем поговорим...”.  
Казалось бы, внедренный финансовой полицией в доверие контрабандистов агент имитирует преступную деятельность, чтобы вывести на чистую воду их высокопоставленных покровителей в погонах. Но согласно действующему законодательству агент должен документировать имитацию преступлений. А в данном случае Саныч предлагает Ореке отказаться от услуг прежнего кассира и работать с ним и Максатом.  
Тем временем адвокаты обвиняе­мых в “хоргосском деле” говорят о процессуальных нарушениях. Это в беседе с руководством КНБ в августе прошлого года подтвердил и сам Т. Махатов. Напомним, весь разговор агента с сотрудниками КНБ записывался на пленку. По словам агента, то, что происходит на его глазах, - полнейший беспредел.
“Финансовая полиция пользуется своим положением, они в прямом смысле просто, блин, уничтожают своих врагов. Просто уничтожают, понимаете? Нам вот этот Шаман (сотрудник КНБ Абдрахманов) не нравится. Он по нам работал, всех посадил. Вот его надо сажать. Вот Жакаев вот так делал. Знаете, берут просто в прямом смысле внаглую, блин, показания выбивают. Я вам откровенно скажу... 11 июня привезли Отарбаева, Болата родного братишку и Кайрбаева (экстрадировали из Арабских Эмиратов, где оба скрывались от следствия). Они ни на кого показания не давали. Это просто напечатали и сказали - подпиши. При этом обещали 65-ю статью применить, домашний арест. Ничего. Закрывают в отдельную камеру, заводят туда зэка, у которого 25 лет срока, с ножом. Это реально все на моих глазах происходило...
И они (видимо, речь идет о некоторых финансовых полицейских) говорят: не будете делать то, что мы скажем, мы всех вас позакрываем. Там реально полный беспредел идет, я этого не допущу. Без вашей помощи я уже хотел дать пресс-конференцию, хай-вай хотел поднять, к президенту записаться...”
И отдельной главой агент в деталях рассказывает о том, почему были арестованы сотрудники КНБ.
“В 2009 году на меня выходит Болат Отарбаев. Говорит, переговори с Максатом, начальником департамента города (далее агент под запись в КНБ приводит диалог с Максатом). Я говорю: Маке, вот так, вот так. Да они, говорит, неправильно дают. Ну, я вам слово в слово говорю. Говорит, мы должны больше получать, и начинают ставку поднимать через Амантая. Короче, они договорились, с октября (2009 г.) по март (2011 г.) получают. В марте, не знаем откуда, говорит, приехал Жакаев, Шаман, разработали. Говорит, всех нас хлопнут, мы должны опередить их. Давай тебя, говорит, внедрим. Там будешь ходить, все узнавать. Вот так внедрили...”

По имеющимся у редакции сведениям, КНБ на стадии расследования “хоргосского дела” инициировал проведение судебно-психологической экспертизы показаний агента Саныча. Специалисты дали заключение, что он говорит правду без всякого давления. Знают ли об этом в Генеральной прокуратуре и республиканском Агентстве финансовой полиции?
Придерживаясь незыблемого для газеты принципа плюрализма, мы готовы дать возможность высказаться всем участникам и фигурантам этого дела. Готовя этот материал, редакция отправила официальные запросы на имя председателя АБЭКП Р. Тусупбекова и Генерального прокурора РК А. Даулбаева. Полученные ответы будут опубликованы в следующих номерах.

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы, тел. 259-71-96, е-mail: kuchukov@time.kz, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть

Свежее