30180

Провал “агента Саныча”

В нашумевшем “хоргосском деле” - новый поворот. Обвиняемый финансовой полицией в контрабандной схеме поставки товара из Китая Талгат КАЙРБАЕВ, один из главных фигурантов этого громкого дела, на днях обратился с официальным заявлением на имя председателя Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Рашида ТУСУПБЕКОВА с просьбой привлечь к уголовной ответственности Талгата МАХАТОВА, известного в определенных кругах как агент финансовой полиции Саныч.

Копии этого заявления адресованы генеральному прокурору Асхату ДАУЛБАЕВУ, председателю КНБ Нуртаю АБЫКАЕВУ, министру внутренних дел Калмуханбету КАСЫМОВУ, секретарю Совета безопасности Марату ТАЖИНУ, председателю комиссии при президенте РК по вопросам борьбы с коррупцией Оралбаю АБДЫКАРИМОВУ.
В редакции оказались копии и некоторых других документов, отчасти проливающих свет на это дело. Факты весьма любопытны. Мы не утверждаем, что указанные в этих документах высокопоставленные чиновники силовых структур и спецслужб являются преступниками, - это задача суда...
А началось все в феврале 2011 года. Оперативная группа КНБ РК, куда вошли начальники 5-го департамента Талгат ЖАКАЕВ, 4-го управления Ирлан АБДРАХМАНОВ и еще несколько оперативников, начала разработку преступных схем поставки контрабандного товара из Китая. Выяснилось, что за такими группировками стоят весьма высокопоставленные руководители правоохранительных структур. Оперативная группа сумела установить причастность к таким схемам некоторых теперь уже бывших руководителей комитета таможенного контроля, отдельных сотрудников управления внутренней безопасности республиканской таможни, экс-начальников таможенных департаментов Алматы и Алматинской области. Среди них мелькала и фамилия некоего Талгата Махатова.
Если верить оперативным и задокументированным сведениям, руководство областной таможни с каждой контрабандной машины получало 4 тысячи долларов, порядка ста тысяч “зеленых” ежемесячно уходило на отметку в управление внутренней безопасности КТК, более внушительные суммы - иногда до миллиона долларов - передавались бывшему таможенному начальству.

Также зафиксированы и факты получения одним из руководителей таможни коттеджа в столице стоимостью миллион долларов (при рыночной цене 300 тысяч у.е.). Для дочери генерала спецслужбы алматинские таможенники купили “двушку” в жилом комплексе “Арман-Вилл” по улице Горной. В 2009 году контра­бандисты подарили “Мерседес” S-класса одному из руководителей финполиции Алматы. По данным наших источников в силовых структурах, покупал машину и получил госномер А 070 Талгат Махатов. В Астану для одного влиятельного силовика купили джип “Тойота Ланд-Крузер-200”, но агашка как будто почувствовал, что за машиной идет “хвост”, и передал внедорожник своему помощнику по имени Серик. Тому агашке позже пригнали “Лексус-570” и “Тойоту Ланд-Крузер Прадо”. В общей сложности для влиятельных силовиков только одним Талгатом Махатовым приобретено и оформлено 20 машин, самые дешевые из которых - четыре “Тойоты Камри” по 30-35 тысяч долларов.
Эти и другие не менее любопытные факты стали известны чекистам в августе 2011 года. Напомним, тогда Махатов сам прилетел в Астану, добился встречи с одним из руководителей КНБ и под запись рассказал немало любопытных сведений о теневой деятельности “Хоргоса”. Талгат Махатов признался, что является агентом финансовой полиции под псевдонимом Саныч и не единожды общался с А. ЕСТАЕВЫМ (бывший прокурор Алматы) и М. ДУЙСЕНОВЫМ (экс-начальник финполиции южной столицы). Сам Махатов, к слову, уже сталкивался с законом, когда привлекался к уголовной ответственности за мошенничество. Правда, от реального наказания был освобожден по амнистии.

Кроме того, агент поведал чекистам и о том, что его покровители решили опередить сотрудников спецслужбы и первыми нанесли удар, задержав сразу нескольких высокопоставленных таможенников и комитетчиков. На этой же встрече Махатов сообщил руководству КНБ о фальсификации материалов дела в отношении Т. Жакаева и других сотрудников, а также о причастности высокопоставленных чиновников финполиции к контрабандным схемам. Однако по прилете в Алматы с ним встретились несколько финполовцев. Так появилось дело о похищении Махатова сотрудниками КНБ и склонении его к даче выше­указанных показаний.
Из разговора Талгата (Т.) с сотрудником КНБ (С.):
“С. ...Оформлением машин кто занимался?
Т. Я занимался.
С. В ГАИ, да? А документы чьи туда носил?
Т. Не помню.
С. Ты в ГАИ к кому заходил?
Т. К кому как.
С. Начальнику этому гаишному?
Т. Да, потому что все блатные номера там: 001, 007.
С. А потом еще какие машины, ты говоришь?
Т. Ну, от “Камри-40” до “Бентли”.
С. “Майбах” был?
Т. Я не брал. Не знаю...”

По таким вышеизложенным схемам теневого бизнеса некоторые госчиновники несколько лет весьма успешно работали под влиятельной крышей как местных, так и столичных высокопоставленных покровителей. Все изменилось после того, как сменился глава таможенного департамента Алматинской области. Контрабандисты создали новую схему: теперь, минуя областную таможню, весь товар из Поднебес­ной шел на растаможку в Алматы. Были обозначены новые ставки “отметок”, прежнего кассира правоохранительного общака убрали, его хлебное место занял Талгат Махатов. В КНБ и прокуратуре есть (или должны быть) некоторые данные о том, какие суммы для передачи некоторым финполовцам получал кассир Талгат от внедренного в контра­бандную среду чекиста.
Так, например, 5 апреля 2011 года в 14.58 зафиксировано, как Талгат получил от агента 102 400 долларов для передачи руководству департамента финансовой полиции Алматы - агент имитирует дачу взятки, чтобы на следствии доказать причастность руководителей финансовой полиции к теневым схемам. Еще через пять дней тот же Талгат в 18.10 местного времени получает еще сто тысяч “зеленых”...

Из беседы Талгата с сотрудником КНБ:
С. “...Вы ощущаете угрозу, наверное?
Т. Угроза болса болар. Со всех сторон сейчас угроза. Например, от Шамана. На Жакаева показания наглым образом просто так выбивают. Полный беспредел.
С. С чьей стороны?
Т. Со стороны финансовой полиции.
С. Кто конкретно из фиников контрабанду организовывает?
Т. М-ев, А-ев.
С. Они же не могут вдвоем, без санкции служб, полномочий не хватит. Таможенный комитет как с ними связан?
Т. Рустам денег жигит келды, они говорили, что все вопросы решили. С машины сейчас платят 30 тысяч долларов. Это навар.
С. Как делился примерно?
Т. Примерно 10 тысяч таможня получает, 10 - финансовая полиция, и 10 тысяч коммерсанты между собой делят. Ваших там однозначно нет...”.
(По всей видимости, речь идет о “распиле” части денежных средств, укрытых контрабандистами и их покровителями от таможенных пошлин. - Ред.)

Сейчас обвиняемые вместе с адвокатами знакомятся со всеми материалами нашумевшего дела. Между тем источники в правоохранительных органах уверяют, что копии материалов, собранные оперативной группой КНБ, направлены в Генеральную прокуратуру для принятия решения по изложенным в них фактам.
Тем временем одного из ключевых свидетелей, сотрудника алматинской таможни Медета ЖАМАШЕВА, на днях госпитализировали в отделение реанимации БСМП с диагнозом открытая черепно-мозговая травма. Как выяснилось, двое мужчин напали на него ночью и металлическим прутом разбили голову. Медет скончался, не приходя в сознание. Незадолго до нападения он предупреждал родных и близких, что на него могут покушаться. Теперь возникает вопрос: насколько далеко может протянуться кровавый след “хоргосского дела”?

Из заявления Т. Кайрбаева:
“Ознакомившись с уголовным делом № 11190005700005, прихожу к выводу, что свидетель Талгат Махатов провоцировал и сам совершал тяжкие преступления. С ним меня познакомили в сентябре 2009 года братья Болат и Бахыт Отарбае­вы. Инициатором был Махатов, он потребовал, чтобы я передал предпринимателям требования руководства финансовой полиции Алматы. С октября 2009 года предприниматели должны еженедельно выплачивать через Махатова определенные суммы за покровительство и бездействие финансовой полиции в отношении машин с китайским товаром. Т. Махатов потребовал оплату 1000 долларов за ТНП и 250 долларов - за так называемый однородный товар с каждой машины для передачи М. Дуйсенову. Для подтверждения связи Махатова с М. Дуйсеновым и демонстрации серьезных намерений руководства финансовой полиции Алматы группа под руководством К. Жумабекова задержала несколько машин с товаром, которые направлялись на СВХ для таможенной очистки. Только после того как я согласился на условия Махатова, финансовая полиция прекратила преследование предпринимателей.
С октября 2009 по 23 апреля 2011 года предприниматели были вынуждены платить М. Дуйсенову через кассира Т. Махатова еженедельно от 250 до 300 тысяч долларов. За весь этот период Махатову переданы более 20 миллионов долларов за покровительство и бездействие финансовой полиции. В пакетах вместе с деньгами прилагался список с указанием компаний, количества машин и общей суммой денег, переданных за услуги финпола.
Кроме того, примерно в октябре 2010 года Махатов занял у меня 500 тысяч долларов, якобы необходимых для покупки участка М. Дуйсенову. Деньги я передал, но расписку Т. Махатов не написал, сказав, что в будущем эту сумму можно будет удержать из еженедельных взносов. Доказательствами эпизода являются стенограммы разговоров между мной и Т. Махатовым, имеющиеся в уголовном деле № 11190005700005.
По уголовному делу Т. Махатов является основным свидетелем. Я с уверенностью могу подтвердить, что Махатов, прикрываясь финполом, имитируя преступную деятельность, сам совершал преступления, чтобы избавиться от нас и своих больших долгов. Первым, кто предупредил меня об аресте, был Т. Махатов. По его наводке я выехал в Бишкек 27 апреля 2011 года около 17.30. Еще одно подтверж­дение тесных связей Махатова с руководством финполиции - его свободный доступ в здание финансовой полиции на улице Барибаева. После моего ареста я ежедневно из СИ-1 доставлялся в здание финпола, меня держали в спортзале. Махатов ежедневно навещал меня, уверял, что вытащит отсюда и может выступить гарантом перед Мадиевым (один из руководителей следственной группы. - Ред.). Обо всем я неоднократно рассказывал руководителям следственной группы Ауганбаеву, Мадиеву, Татубаеву и Бердеханову, но они не реагировали. Основная цель уголовного дела - попытка скрыть факты незаконного присвоения руководством финполиции более 22 миллио­нов долларов, полученных от предпринимателей через Т. Махатова путем вымогательства и запугивания. Учитывая вышесказанное, прошу привлечь к уголовной ответственности Т. Махатова и работников финансовой полиции, причастных к вышеназванным тяжким преступлениям.
Кайрбаев Т.Н., Си-1 ДУИС по Алматы и Алматинской области”.

Весьма серьезное заявление. Получается, финансовые полицейские внедрили своего агента к Талгату Кайрбаеву. В своих показаниях в КНБ в августе прошлого года Саныч сам рассказал о том, что является кассиром некоторых финполицейских. Агенту пообещали, что после ликвидации группировки Т. Кайр­баева, которая контро­лировала контра­банду из Китая, этот конт­роль перейдет к Махатову (это тоже есть в стено­граммах записи бесед Т. Махатова и сотрудника КНБ). Однако в итоге его обманули, сказав, чтобы не лез в эти дела. И он, затаив обиду на своих покровителей, пришел с повинной к чекистам. Все эти материалы были переданы КНБ в прокуратуру, но там пока никаких мер не принимают...

Тохнияз КУЧУКОВ, Алматы, тел.:  259-71-96, е-mail: kuchukov@time.kz

Поделиться
Класснуть