16406

Имам Яхья ХЕНДИ: Исламское государство может быть атеистическим

На днях в Алматы побывал американский имам. Яхья ХЕНДИ - весьма неординарная личность. Во-первых, он автор многочисленных публикаций - о месте женщины в исламе, о втором пришествии Мессии, об исламе и биомедицинской этике, о религии в Соединенных Штатах. Во-вторых, он капеллан в университете Джоржтаун и Национальном военно-морском медицинском центре в Бетесде. В-третьих, Яхья Хенди - основатель и президент организации “Духовенство без границ”, а также глава вновь созданной организации “Имамы за Вселенную, Достоинство, Права и Диалог”. С г-ном Хенди и беседует наш корреспондент.

- Вы ратуете за обеспечение женщинам равных прав с мужчинами. Но ведь согласно шариату у женщин должно быть гораздо меньше прав...
- Многие люди, включая и самих мусульман, не понимают шариата и не понимают ислама, когда речь идет о женщинах. Ислам как раз-таки поддерживает женщин и дает им такие же права, как и у мужчин. Есть страны, где эти нормы не соблюдаются. Но причина этого не в исламе, а в культуре самих этих стран. Документ о равных с мужчинами правах для женщин в исламе был принят еще в Х веке. Он гарантировал равный доступ к образованию, участию в политике, право иметь собственность, покупать ее и продавать, право выходить замуж по своему желанию. Избиение же женщин и насилие над ними, присутствующие в некоторых культурах, - это не ислам. Скажу так: я не знаю ничего такого, что не давал бы женщине шариат.

- Но в тех же арабских странах, где живут по шариату, права женщин далеко не такие, как у мужчин.
- Вы правы. Но количество мусульман в мире - 1,6 миллиарда. В арабских странах живет только 18 процентов мусульман. И нельзя судить о большинстве по поступкам меньшинства.

- Что вы думаете о распространении такого религиозного направления, как ваххабизм? Почему остальной исламский мир относится к ваххабизму с кротким смирением, несмотря на то что он наносит урон имиджу ислама как религии?
- Ваххабизм - довольно маленькое движение. И я, как и львиная доля мусульман, не смотрим на ислам глазами ваххабитов. Экстремизм, который совершается ваххабистским течением, нельзя поддерживать. Я считаю, что мусульмане должны выступать против ваххабизма и религиозного экстремизма гораздо громче представителей других религий. Можно сказать, что ислам был “похищен” экстремизмом во имя своих целей. И я как имам заявляю: хватит терпеть, нужно вернуть исламу его прежнее светлое имя!

- Совместим ли ислам с национализмом? И какие связи сильнее - религиозные или этнические?
- Думаю, что в этом нет никакого противоречия. К примеру, я  американец до мозга костей. Мне нравятся разнообразие американской действительности и американские ценности. Но при этом я мусульманин: читаю намаз пять раз в день, соблюдаю пост во время Рамадана и так далее. То есть я американский мусульманин.

- В Казахстане идеологи национализма, как правило, мусульмане…
- Я не вправе обсуждать вопросы возникновения ислама и национализма в Казахстане. Но меня беспокоит, когда люди используют ислам в политических целях. Например, они говорят: эта мусульманская страна только для мусульман или Саудовская Аравия только для арабов. Государственная принадлежность не должна определяться по национальному признаку, цвету кожи или религии. Казахстан - страна, которая существует благодаря всем и для всех.

- Большинство чиновников в Казахстане - мусульмане. Но в стране процветает коррупция. Совместим ли ислам с такими понятиями, как коррупция и трайбализм?
- Я отрицаю такое явление, как политическая, экономическая или религиозная коррупция. Коррупция не имеет ничего общего с религией. В исламе не говорится, что нужно совершать акты коррупции. Если люди правильно понимают и практикуют ислам, они никогда не будут коррупционерами.

- Замаливая свои грехи, многие казахстанские чиновники и криминальные авторитеты строят мечети. Как вы к этому относитесь?
- Вы опять принуждаете меня делать заключения по конкретным случаям, о которых я не знаю и не могу судить. Ислам пропагандирует три ценности: во-первых, политику справедливости, во-вторых, экономику равного доступа, в-третьих, общественное согласие и общественный договор. Для того чтобы быть мусульманином, человек должен жить в согласии с этими ценностями. Мы не можем быть правдивыми по отношению к Аллаху, если не являемся правдивыми по отношению друг к другу. Не следует рассчитывать, что грехи будут прощены только за совершение какого-то одного богоугодного акта. Добрые поступки должны совершаться во славу Господа, но не ради себя или своих корыстных целей. Построить мечеть, чтобы загладить свои грехи, а потом продолжать грешить - это неправильно. Если вы сделали что-то плохое конкретному человеку, то Бог вас простит только в том случае, если этот человек вас простит.

- Еще недавно религию от государства однозначно отделяли. Но многие исследователи - скажем, в Иране - склонны рассматривать ислам как совокупность социально-экономических отношений. Должен ли ислам становиться частью государственной идеологии?
- Я сторонник того, что духовное правительство и власть должны быть разделены. Государство не должно быть вовлечено в определение того, что является, а что не является религией. Политики - они люди. У некоторых из них есть свои религиозные преференции. Таким образом, их политика пропитана их религией. Для меня светскость означает свободу религии или религий. Страна не может принять одну религию за счет других или создавать особые условия для одной религии - опять же за счет других.

- В Таджикистане действует Партия исламского возрождения (ПИВТ). Может ли современный ислам интегрироваться в светское государство в виде партии?
- Исламские ценности могут быть интегрированы в светское государство в виде партии. Ислам говорит, например, что людей нужно принимать на работу, основываясь на их квалификации, а не на трайбалистских ценностях. Можно все это принять правительству? Думаю, безусловно. Ислам говорит, что женщины и мужчины должны получать равную зарплату. Думаю, что это может быть тоже интегрировано в политическую систему страны. И таких примеров много. Но это не означает, что сами имамы должны править. Исламские ценности могут питать политическую систему страны, но без дискриминации других религий.

- А в Казахстане такое возможно?
- Я не владею деталями политической картины Казахстана. Поэтому не чувствую себя вправе рассуждать на эту тему. Могу только сказать, что мне не нравится, когда политические партии принимают религиозную окраску: к примеру, иудейская партия или мусульманская... Я никогда не вступлю в такую партию.

- Как вы относитесь к идее создания исламских государств на постсоветской территории? Существует ли возможность построения халифата в какой-либо из этих стран? Если да, то в какой?
- Мне не нравится термин “исламский халифат” - он чужд исламу. Ислам не диктует, как выбирать правителя или какой политической системы придерживаться. Более того, исламское государство может быть атеистическим. Я не называю ни одно мусульманское арабское государство исламским, потому что ни одно из них таковым не является. Именно поэтому они не управляются с позиции справедливости. Исламский ученый Мухаммед АБДУЛ, живший сто лет назад в Египте, как-то съездил во Францию. По возвращении он сказал: “Во Франции я увидел ислам, но не увидел мусульман, когда я вернулся в Египет, я нашел мусульман, но не увидел ислам”.

- И последний вопрос. Какая религия в конечном счете победит, станет главенствующей?
- Религия любви, религия справедливости, религия гуманизма. Один Бог - одна человеческая семья - одна судьба.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы, тел. 259-71-96, e-mail: ruslan@time.kz, фото Ляззат ТАЙКИНОЙ-ТРЕТЬЯКОВОЙ

Поделиться
Класснуть

Свежее