15270

Цену смерти спроси у живых

О том, как в июле 2008 года в стенах Ауэзовского РУВД Алматы был зверски избит при допросе и впоследствии скончался задержанный по подозрению в разбойном нападении на таксиста 33-летний житель южной столицы Нурлан МУРАТОВ (на снимке) , наша газета писала дважды (см. “Месть таксиста” и “Слово за прокуратурой”, “Время” от 22.1 и 29.1.2009 г.). Обвинения в его адрес были по меньшей мере голословными: впоследствии оказалось, что и самого ограбления не было, лишь словесная перепалка между промышлявшим частным извозом водителем легковушки и его пассажирами - стороны просто не сошлись в цене. Причем участвовал ли в этой ссоре Нурлан Муратов - так и осталось непонятным: таксист, ссылаясь на темень в салоне, не взялся с уверенностью утверждать, был ли Муратов среди тех, с кем он повздорил.

Четыре года у близких Нурлана Муратова ушло на восстановление хроники той июльской ночи. Долгое время следственные органы вообще не хотели проводить никакого расследования, ссылаясь на то, что задержанный был якобы сильно пьян, а потому сам упал. Позже полицейские допускали, что Муратова, скорее всего, избили его же приятели вне стен райотдела…
Но в конце концов все встало на свои места. Оказалось, что дежурившая в ту ночь группа полицейских, толком не вникнув в ситуацию, взялась допрашивать задержанного, так сказать, “с пристрастием”. Через полтора часа “задушевной” беседы для Нурлана Муратова пришлось вызывать “скорую помощь”. Прибывшая на вызов бригада медиков сразу же определила, что у парня тяжелые повреждения внутренних органов и ему требуется срочная госпитализация. Но оперативный дежурный райотдела полиции капитан Дмитрий ДМИТРИЕНКО взял на себя смелось не поверить врачам, посчитав, что Муратов симулирует. Так собственноручно и написал в карте вызова “скорой”: “от госпитализации (задержанного. - Г. Б.) отказываюсь, о тяжких последствиях заболевания вплоть до летального исхода предупрежден”. И подпись свою поставил. А под утро для Муратова еще раз вызывали бригаду “скорой”, но врачам даже доехать до райотдела не дали, отменив вызов. Госпитализировали Нурлана только во второй половине следующего дня. Но было уже поздно - после разрыва от удара двенадцатиперстной кишки развился гнойный перитонит, и спасти молодого парня не смогли. Судмедэкспертиза показала, что он был абсолютно трезв...

Впоследствии Дмитриенко давал показания о том, что свои действия он по телефону согласовал с тогдашним заместителем начальника Ауэзовского РУВД подполковником АЛМАСБЕКОВЫМ и выполнял его прямые указания. Это подтвердил и присутствовавший при этом помощник оперативного дежурного. Но подполковник Нурлан Алмасбеков наотрез отказался признать, что давал такие указания. В результате Дмитриенко за превышение должностных полномочий получил 3 года в колонии общего режима (на сегодняшний день он уже отсидел свой срок и вышел на свободу)…
Другое же уголовное дело, возбужденное против тех, кто непосредственно бил Нурлана Муратова (названных “неустановленными лицами”), все это время тоже расследовалось ни шатко ни валко - то прекращалось, то вновь возбуждалось, то вдруг приостанавливалось…
Хотя изначально было известно, что с задержанным Муратовым “работали” семеро полицейских в кабинете на пятом этаже здания Ауэзовского райотдела, но круговая порука людей в погонах долго делала свое дело - выходило, что никто ничего не видел и не слышал.
Когда семья погибшего подала в суд иск по поводу бездействия проводивших расследование сотрудников КНБ и выиграла процесс, дело наконец сдвинулось с мертвой точки. И выяснилось, что при допросе Муратова больше всех усердствовали два оперуполномоченных криминальной полиции - Сергали УСИПОВ и Мади ДОСМУХАНБЕТОВ. Обоих, кстати, вскоре после гибели Нурлана Муратова из Алматы перевели служить в Алматинскую область и повысили в звании - первый стал капитаном, второй - майором. Так вот, как оказалось, эти блюстители правопорядка, взяв за руки и за ноги к тому времени уже изрядно избитого Муратова, животом били его о стоявший в кабинете металлический сейф - в чем впоследствии признались и они сами, и их сослуживцы. После этого обоим оперативникам пришлось сменить служебные кабинеты на камеры следственного изолятора КНБ. Сейчас дело находится  в суде, и прокурор даже обещал семье Нурлана Муратова попросить суд о максимально суровом наказании для истязателей (по трем статьям Уголовного кодекса, которые им вменяют, предусмотрено до 10 лет лишения свободы).

Что ж, подождем решения суда. А пока остановимся на самом поразительном моменте в этой трагической истории. Из обвинительного заключения следует: в избиении задержанного Муратова участвовали несколько человек. В отношении нескольких лиц  есть прямые показания. А на скамье подсудимых, если не считать уже осужденного и отсидевшего свое Дмитриенко, - только двое. Кроме того, очевидно, что о произошедшем в ту ночь знал практически весь личный состав Ауэзовского РУВД. И скрывал в течение четырех лет! В России, как мы знаем, после почти аналогичного случая в Казани наизнанку вывернули не то что райотдел полиции - все МВД Татарстана, а закончилось это отставкой министра субъекта федерации. У нас практически все участники описанных событий не только не наказаны, а напротив - получили повышение. Тот самый подполковник Нурлан Алмасбеков, который вроде как был не в курсе, что в его райотделе корчится и умирает человек, - теперь полковник. Сразу после этой истории он стал замначальника ДВД Алматы. А ныне руководит тем самым Ауэзовским РУВД… Совсем недавно там произошел похожий случай, только, слава Аллаху, без смертельного исхода: парню из Узбекистана отбили селезенку. Когда же выяснилось, что об  очередном скандальном происшествии в стенах райотдела узнала пресса, избитому выдали на руки 5 тысяч долларов, посоветовав тихо уехать  к себе на родину - лечить пошатнувшееся здоровье. С учетом персоны нынешнего начальника РУВД история совсем не кажется фантастической…

Геннадий БЕНДИЦКИЙ, е-mail: benditsky@time.kz, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть