9448

Уберите этого с руля

Правозащитник Евгений Жовтис: УИС опасается, что я после освобождения устроюсь работать водителем?

На днях в редакцию позвонил один из бывших сидельцев колонии-поселения ОВ-156/13 (той самой, где отбывали наказание наш коллега Тохнияз КУЧУКОВ и правозащитник Евгений ЖОВТИС (на снимке), недавно освободившиеся по амнистии) и сообщил: департамент уголовно-исполнительной системы ВКО требует от него явиться для постановки на учет, в противном случае ему грозят объявлением в розыск.

За комментариями мы обратились к заместителю начальника департамента КУИС по ВКО Олегу БУДРИНУ:
- В Законе “Об амнистии” четко написано: осужденные, в отношении которых мера наказания не связана с лишением свободы, освобождаются от основного наказания, - утверждает г-н Будрин. - Что это значит? Допустим, совершено преступление, приговором суда человек осужден условно, но с лишением права заниматься каким-то видом деятельности. Например, занимать определенные должности в определенных структурах и так далее. Это дополнительное наказание. Так вот, амнистия освобождает от основного наказания, но дополнительное остается. К осужденным за ДТП со смертельным исходом, как правило, суды применяют в виде дополнительного наказания лишение права управлять транспортным средством на определенное количество времени. И этот вид наказания даже после амнистии у осужденного остается. Эту меру исполнения наказания курируют уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осужденных. Вот туда освободившихся из колонии-поселения и вызывают для постановки на учет. В установленное инспекцией время осужденный обязан приходить на беседу. Это предусмотрено статьей 28 Уголовно-исполнительного кодекса. Инспекции обязаны отслеживать, исполняет ли осужденный дополнительную меру наказания и не устроился ли, скажем, на работу водителем. Так что ничего противозаконного в действиях сотрудников нет.

А вот Евгений Жовтис, тоже попавший под “прицел” УИС, на собственном опыте убедился: проблемы у амнистированных водителей начинаются уже после постановки на учет.
- Ситуация - на грани абсурда, - говорит он. - Лишение права управлять транспортным средством означает, что у человека изымают водительские права. По приговору суда и копию приговора направили в дорожную полицию. Ни я, ни Тохнияз, ни другие осужденные за ДТП со смертельным исходом не могут устроиться на работу водителями - у нас же нет водительского удостоверения! То есть приговор суда в части лишения нас права управлять автомобилем уже исполнен. Что делают уголовно-исполнительные инспекции сейчас? То, что не прописано ни в Уголовно-исполнительном кодексе, ни в “Инструкции по исполнению наказаний, не связанных с лишением свободы”. “Инструкция” содержит требование к осужденному являться по вызову в инспекцию и представлять какие-то документы и материалы. Но ни мне, ни Кучукову никакие документы и материалы представлять не надо - мы, повторюсь, уже лишены прав. Тем не менее посетивший меня на днях инспектор УИС заявил: я должен в течение трех лет (именно на этот срок меня лишили прав) каждый месяц являться “на отметку”. На недоуменный вопрос “зачем?” он ответил: чтобы написать объяснительную о том, что я... не управляю транспортным средством. Как вам это нравится?! Получается, что контроль за тем, чтобы я не сел за руль, будет осуществляться методом моей объяснительной - причем раз в месяц. Абсурд и бессмыслица! Единственный способ надежно отлучить таких, как я, от руля - приставить ко мне круглосуточное наружное наблюдение. Я попросил инспектора изложить в письменном виде всё, что, по его мнению, я должен буду делать. Теперь вот жду…

По словам Евгения Александровича, сидельцы, с которыми он отбывал наказание, рассказали ему потрясающие истории, случившиеся с ними после освобождения.
- В уголовно-исполнительной инспекции ВКО, заместителем начальника которой является уважаемый господин Будрин, от освобожденных требуют подписать протокол о том, что они ознакомлены со статьей 312 УК РК (дача взятки), - говорит правозащитник. - Как я понимаю, это предупреждение инспекции, чтобы никто не давал им взятку в рамках борьбы с коррупцией. При том, что люди осуждены не за взятку! Там же, в Восточном Казахстане, амнистированных за ДТП со смертельным исходом заставили дать подписку в том, что они не собираются поступать на госслужбу. Вообще-то их никто не лишал такого права - им запрещено лишь управлять автомобилем. А зачем, скажите, с их жен, родственников, а также с трех соседей собирают письменные заявления о том, что освобожденный имярек, лишенный по решению суда водительского удостоверения, будет проживать в их окружении? Какое отношение имеет проживание к управлению автомобилем?! А если жена или соседи будут против совместного с ними проживания - что тогда? Неужели мне запретят проживать в квартире, собственником которой я являюсь? Все там же, в ВКО, от отсидевших за ДТП требуют, чтобы они сообщали о каждом выезде за пределы города на срок больше 3 дней. Большой привет г-ну Будрину! Довожу до его сведения: ничего подобного ни в Уголовно-исполнительном кодексе, ни в “Инструкции” о таких, как мы (амнистированных), не говорится. Выходит, люди, лишенные какого-то специального права (в данном случае - права водить автомобиль), отныне ограничены в своем конституционном праве на свободу передвижения? Кроме того, моих знакомых по колонии предупредили: инспекторы будут приходить к ним, чтобы проверять их по месту жительства. Что именно они будут “проверять”? У меня, например, сейчас даже автомобиля нет...
Мне очень интересно, кого конкретно в уголовно-исполнительной системе одолел такой зуд. Тотальный контроль, введенный инспекцией ВКО, по закону применим к другим категориям осужденных - к тем, кто вышел на свободу условно-досрочно, к осужденным условно или к приговоренным к ограничению свободы. Мы же - амнистированные - ограничены только в праве ездить за рулем. А объяснительные должны писать, если нарушили исполнение приговора - то есть все-таки сели за руль.
Ну что тут скажешь? Остается только развести руками…

Александра АЛЁХОВА, alyokhova@time.kz, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Комментарий в тему

Виталий ВОРОНОВ, адвокат:
Ограничения от лукавого
- Является ли то, о чем идет речь, ограничением прав? Ответ очевиден: да. Чем могут быть ограничены права? Только законом. Так предписывает пункт 1 части 39 Конституции РК. Причем эта норма устанавливает и пределы ограничения: …лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.
В законе нет норм, предписывающих всем освобожденным от наказания вследствие применения акта амнистии регулярно отмечаться в соответствующих органах, давать различного рода подписки под угрозой уголовного наказания.
Такое наказание установлено только за уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы, злостное неисполнение приговора суда, злостное нарушение правил административного надзора.
Освобожденные по амнистии люди уже не отбывают наказание в виде лишения свободы и не состоят под административным надзором.
Кроме закона права могут быть ограничены вынесенным на основе закона приговором суда. При этом ограничения должны быть прописаны в резолютивной части самого приговора, и лишь тогда за их нарушение, причем только злостное, может последовать ответственность.
Если ограничений нет ни в законе, ни в приговоре, то все это - от лукавого и дурно попахивает.
Этот “лукавый ограничитель” забыл, однако: он может делать только то, что ему прямо предписано законом - в отличие от простых смертных, которым разрешено всё, что не запрещено законом.

Поделиться
Класснуть

Свежее