9522

Полицейские идут в отказ

15 из 33 полицейских, пострадавших в ходе беспорядков 16 и 17 декабря прошлого года в городе Жанаозене и поселке Шетпе, обратились в суд с просьбой рассмотреть дело без их участия. Такое ходатайство стражей порядка вызвало бурную реакцию защитников. Адвокаты тут же заявили, что будут настаивать на явке в суд всех полицейских, фигурирующих в этом деле в качестве пострадавших.

Сторона защиты считает, что без личного допроса всех потерпевших стражей порядка суду будет сложно восстановить полную картину тех декабрьских дней. Правда, председательствующий Аралбай НАГАШБАЕВ еще не вынес никакого решения по этому вопросу. Напомним, 27 марта началось судебное заседание по обвинению 37 человек в массовых беспорядках. Фигурантами этого уголовного дела проходят 45 свидетелей и 188 потерпевших, в том числе 33 полицейских. На сегодня допрошено более 110 потерпевших, среди них и сотрудники ГУВД Жанаозена. Большинство потерпевших предпринимателей полностью отказались от финасовых претензий к подсудимым. Теперь эту “эстафету” подхватили и стражи порядка. Один из отказников, участковый инспектор Иманжан МЕДЕТБАЕВ, получивший во время беспорядков телесные повреж­дения, озвучил причину своего отказа: на скамье подсудимых находится его родной дядя. На это судья Нагашбаев заметил, что “это его право - не свидетельствовать против родственников и отказаться от предъявления каких-либо претензий”.
Как сообщил журналистам официальный представитель Мангистауского областного суда Нурлан КУНТУОВ, “в своих показаниях потерпевшие (полицейские. - Т.К.) указали, что во время беспорядков, имевших место 16-17 декабря 2011 года в городе Жанаозене, главной их целью как сотрудников правоохранительных органов было обеспечение безопасности, защита здоровья и жизни граждан”. Хотя представители Мангистауского областного суда, Генеральной прокуратуры, мажилисмены от правящей партии и местные аксакалы не устают говорить о “максимальной открытости и прозрачности суда”, защитники и наблюдатели на каждом заседании находят немало белых пятен. По словам адвоката Гульнары ЖУАСПАЕВОЙ, допрошенные в суде полицейские лишь частично опознали людей, участвовавших в массовых беспорядках. При этом, как уверяет защитник, не дали однозначных ответов.
- Начальник РУВД Мурат КА­ЗЫГУЛОВ на вопрос о профилактических работах с митингующими пояснил суду, что в течение 7 месяцев вел разъяснительную работу примерно с 30 митингующими, - говорит адвокат Жуаспаева. - Однако на следующий вопрос, почему полицейский руководитель считает их действия незаконными, если глава государства после посещения Жанаозена заявил, что требования нефтяников законны, г-н Казыгулов не смог дать четкого ответа. Кроме того, во время предварительного следствия полицейские говорили конкретно, кто и что делал. Например, в отношении моей подзащитной Розы ТОЛЕТАЕВОЙ (по утверждению прокуроров, одна из организаторов массовых беспорядков. - Т.К.) утверждалось, что она ходила, шептала митингующим, призывала к активным действиям. В суде это не подтвердилось - по крайней мере, полицейские таких показаний не давали.

Между тем представители власти настаивают на суровом наказании. Например, глава госфонда “Самрук-Казына” Умирзак ШУКЕЕВ на брифинге в Астане заявил, что подсудимые по жанаозенским событиям должны быть наказаны за свои деяния.
- Что касается суда, я бы хотел, чтобы этот суд был максимально объективным. Там есть виноватые люди, которые привели к этой ситуации и которые поджигали, - это факт. Они все должны быть наказаны в соответствии со своими деяниями. Суд решит, что с ними делать. Я за то, чтобы их наказать, - считает г-н Шукеев.
При этом он не стал отрицать ответственность руководителей компаний и добавил, что, “конечно, руководство компании несет свою долю ответственности и никто этого не отрицает”.

Тем временем официальный представитель Генеральной прокуратуры на брифинге в Астане сообщил, что отказавшиеся от претензий к участникам беспорядков потерпевшие не могут требовать возмещения ущерба за счет государства. По словам спикера надзорного ведомства, “отказываясь в рамках уголовного дела от гражданского иска, эти потерпевшие лишаются права заявлять аналогичные исковые требования и в порядке гражданского судопроизводства”.
- При таком отношении к делу становится сомнительным, должно ли государство идти навстречу таким гражданам и изыскивать другие альтернативные варианты возмещения ущерба, если человек отказывается действовать по закону, - недоумевает г-н Суиндиков. - Не исключено, что после разъяснения последствий этого отказа отдельные потерпевшие поменяют свое первоначальное мнение.

Тохнияз КУЧУКОВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть