16151

Мурат АУЭЗОВ: Интеллигент никогда не флиртует с властью

Мурат АУЭЗОВ (на снимке) - человек, чья фамилия говорит сама за себя. Он давно не посещал публичных мероприятий, не выступал с трибун и не подписывал коллективных писем. И вдруг известный культуролог и общественный деятель выступил модератором форума казахской интеллигенции.

- Мурат Мухтарович, несколько лет назад вы сказали, что берете мораторий на публичные выступления. Что такого должно было случиться, чтобы вы вышли из тени?
- Я не только модератором был, но и одним из организаторов форума. Жанаозенские события высветили многопроблемность нашей действительности. В новейшей истории Казахстана появилась драматическая точка отсчета. Впервые за годы независимости произошло кровопролитное столкновение общества и власти. Люди выдвигали обоснованные требования, которые игнорировались сверху, и это привело к большой трагедии. Власть должна уметь отделять зерна от плевел, а в Жанаозене неумелые действия власти спровоцировали бунт.
Все мы надеемся на справедливое решение суда. Он должен разобраться в обстоятельствах конфликта и не оставить без наказания неадекватные действия силовых структур. Тайное всегда становится явным. Никому не удастся навалить “камни умолчания” на истинные причины произошедшего. Когда в Интернете появился ролик, снятый на сотовый телефон, показавший, как полицейские прицельно стреляют отнюдь не по ногам и как они добивают раненых дубинками, непрофессионализм, манкуртизм наших силовиков стали очевидными.

- По-вашему, то, что происходит сейчас в стране, можно назвать репрессиями?
- У ДАЛЯ в “Толковом словаре” слово “репрессия” несет достаточно мягкую смысловую нагрузку - ответное действие на давление. В ожеговском словаре смысл ужесточается. В нем приведена цитата из выступления С.М. Кирова: “Обрушим карающий меч репрессий на головы врагов революции”. Пролитая кровь взывает к отмщению, к неостановимому поиску справедливости. 16 декабря прошлого года, в тот самый трагический день, в газете Central Asia Monitor вышла моя статья, где я рассказывал о ситуации в Жанаозене, что там высока вероятность социального взрыва. После случившегося я запретил себе предвосхищения в стиле Кассандры.

- Тем более что у нас в ход пошла статья о разжигании социальной розни...
- Чтобы меня по ней привлечь, надо предположить, что газета от 16 декабря вышла рано утром, затем попала в Жанаозен, где ее увидели бастующие, и “разожглись”. Увы, слова наши не столь оперативны и действенны. Помню чувство, с которым писал ту статью, - невозможность для себя молчать об увиденном. Да, вы правы, я говорил неоднократно, что завершаю свои публичные выступления. Но тогда же говорил, что, пожалуй, не смогу остаться в стороне, если в жизни общества произойдет нечто из ряда вон выходящее. Аналогичные чувства переживали и люди, пришедшие на наш форум. В основном это были гражданственно ответственные поэты, прозаики, политологи, историки. Алматинская “закваска” очень серьезна. Здесь всегда в чести было инакомыслие. Настоящая интеллигенция не флиртует с властью.
Эту категорию людей невозможно укротить ни кнутом, ни пряником. От того, что кто-то прикормлен или запуган, нельзя клеймить всю интеллигенцию.
Кстати, я должен сказать, что для писателя Дулата ИСАБЕКА, чьи слова вы привели в газете (см. “В бой идут одни старики”, “Время” от 20.3.2012 г. - З.А.), эта публикация имела нехорошие последствия. Он говорил на казахском языке одно, а на русском вышло не совсем то... Он вынужден был опровергать эту публикацию в интервью одному из телеканалов.

- У Дулата Исабека было очень пламенное выступление, мы получили много благодарных откликов читателей. В редакции есть все диктофонные записи с того форума. И причин не доверять синхронному переводу, обеспеченному организаторами, у нас не было.
- С высоких инстанций Дулата попрекнули: как это он может говорить, что за все годы независимости мы научились только убивать друг друга. Он на казахском сказал: за 20 лет мы не научились наказывать и расстреливать людей только по решению суда. Что ж, допускаю несовершенство синхронного перевода.

- Еще до начала суда по Жанаозену власти заявили, что он будет максимально открытым. Но вскоре судья запретил съемку и аудиозапись даже в пресс-центре.
- Это из серии таких же неумных действий, что были предприняты властью 24 марта - в день алматинского митинга. Тогда люди пришли, чтобы почтить память погибших сто дней назад в Жанаозене. А администрация города устроила на площади шумный концерт и массовые гулянья. Назвать это цинизмом не могу - среди циников встречаются и неглупые люди. Откровенное безмозглое кощунство - вот что было в тот день в действиях властей города. Вот и в Актау схожая ситуация: запретить журналистам использовать обычный рабочий инструмент - техническую аппаратуру - значит не думать о последствиях. Не знаю, возможно, это уважение к казахскому своеобразию таким образом проявляют: казахи и киргизы в прошлом отличались изумительной памятью - в головах своих хранили тексты грандиозных эпосов. Видимо, решили, что отечественные журналисты должны продолжать славные традиции устной культуры предков. В любом случае ретивое желание решить проблему здесь и сейчас привело к появлению новой яркой страницы казусов в истории судебной власти.
Я был потрясен, когда узнал, что моя сестра по матери Ильфа Ильясовна стала участницей алматинского митинга. Она дочь великого поэта Ильяса ДЖАНСУГУРОВА, репрессированного в 1937 г., знает не понаслышке, какова она - доля членов семьи врага народа. Когда увидела расстрельные кадры из Жанаозена, долго не могла прийти в себя - сильно переживала и плакала. Ей 77 лет. Она присоединилась к митингующим и высказалась против эскалации репрессий. Если такие люди выходят на площадь, власть должна серьезно задуматься. Я порадовался за сестру: она выговорилась. Общество устает от того, что не может выговориться не где-то у себя на кухне, а публично. Совершенно естественно оно вызревает к масштабному самовыражению.

- Еще одна достаточно тяжелая и щепетильная тема: имели ли полицейские в Жанаозене право ослушаться приказа стрелять по людям? И не повлечет ли пагубных последствий судебное наказание за исполнение приказа?
- Нужно дать ответ на главный вопрос, который волнует общество: кто отдал этот приказ и чем он был мотивирован? Действительно ли предусмотрены ситуации, когда силовик может принять самостоятельно решение вести огонь на поражение? Какие это ситуации и были ли они в Жанаозене? Не развязываем ли мы руки полицейским для неадекватных действий в будущем? Как случилось, что казахи стреляли в казахов с отчужденным хладнокровием роботов? Со всем этим нужно разобраться. Нам нужна целостная картина, и восстановить ее должен суд.

- Во время судебного процесса потерпевшие стали отказываться от возмещения материальных убытков. Что это? Задатки гражданского общества?
- Знаете, что меня больше всего поразило? Мелкотравчатость комментариев официальных лиц по этим отказам. Они заявляют, что люди отказываются от возмещения ущерба, потому что с подсудимых якобы нечего взять. Не хотят видеть очевидное - солидарность отказавшихся с подсудимыми. Забывают о реальностях Мангышлака, среди которых мощные духовные традиции этой земли. Все это не учитывается властями и ведет к углублению конфронтации.

- Информация, вызвавшая широкий резонанс - предотвращение терактов в Алматы, которые якобы готовились с подачи АБЛЯЗОВА. После этого пошла новая волна приводов сотрудников СМИ и общественников в ДКНБ. Повлияет ли, на ваш взгляд, этот факт на судебный процесс над Владимиром КОЗЛОВЫМ и чего нам еще ожидать в ближайшее время?
 - В нежелательном (и, к сожалению, растущем) противостоянии общества и власти силовые структуры ищут повод для превентивных мер. “Зачищают” и то, что не требует зачистки. Информация по фактическим и предполагаемым терактам должна быть полной и достоверной. Судебные решения - убедительными. Их предвзятость, политизированность могут привести к роковым последствиям. Сегодня может пострадать Козлов, завтра - те, кто его сейчас судит. Немало славных дел совершили те, кто многие годы держит в руках штурвал власти. Но перемены в жизни действительно происходят динамично и в Казахстане, и в сегодняшнем геополитическом пространстве. Контролировать ситуацию, не меняясь самому, - затея безнадежная. Если все продолжится в прежнем духе, будет.… Будет жаль. Былые заслуги могут оказаться на свалке истории под индексом “фарс триумфаторов”.

Зарина АХМАТОВА, фото Ляззат ТАЙКИНОЙ-ТРЕТЬЯКОВОЙ, Алматы

Поделиться
Класснуть