9491

Адвокаты против аксакалов

Член Союза адвокатов Казахстана Гульнара ЖУАСПАЕВА уже пообещала собрать пресс-конференцию, чтобы обнародовать все увиденные ею нарушения в ходе жанаозенского процесса. В минувший четверг, 29 марта, во время обеденного перерыва она рассказала газете “Время” о своих первых наблюдениях.

- Гульнара Рымгалиевна, на экране монитора, установленного в комнате для журналистов, видно, что вы чаще других заявляете ходатайства, дискутируете с прокурорами и судьей. Скажите откровенно, что вас не устраивает?
- Сразу хочу отметить: процесс идет некорректно, есть достаточно серьезные нарушения. У нас только за первые три дня накопилось немало претензий. Пока все свои замечания мы фиксируем, по завершении процесса обязательно их озвучим.

- Можете уже сейчас назвать хоть одно конкретное нарушение?
- Подсудимый Танатар КАЛИЕВ (по мнению прокуроров, он является одним из организаторов массовых беспорядков в Жана­озене. - Т. К.), например, находится на привилегированном положении в сравнении с несколькими моими подзащитными: он сидит не в общей тесной комнатке подсудимых, а в зале заседаний - между прокурорами и адвокатами. Это явное и грубое нарушение процесса - Калиев должен сидеть вместе со всеми. Чем он отличается от других подсудимых? Я сегодня уже заявила соответствующее ходатайство. Посмотрим, что решит судья.

- Вы заявили, что адвокаты не имеют возможности оказывать консультации своим подзащитным перед заседаниями - на это вам не хватает времени. Это тоже нарушение?
- Сами видите, мы с утра и до позднего вечера проводим время в зале заседаний, не считая перерыва на обед. Мы не можем отвлекаться от процесса и консультировать подзащитных. Это уже будет нарушением с нашей стороны. Поэтому мы обратились к судье с просьбой выделить нам один рабочий день в неделю для конфиденциального разговора с клиентами. Эти требования законны. Думаю, суд может пойти нам навстречу.

Несколько существенных нарушений увидел представитель общественной наблюдательной комиссии Галым АГЕЛЕУОВ. По его словам, этот суд трудно назвать открытым.
- Журналистам дали всего 15 минут на съемки в зале заседаний, пообещав, что можно вести запись в комнате для СМИ, - говорит наблюдатель. - Но тут же к нам явился зампрокурора Актау Серик АМИРОВ и запретил записывать с монитора. А это уже ущемление прав СМИ и общественных наблюдателей. Даже на процессе по делу Натальи СОКОЛОВОЙ мы свободно вели запись (напомню, 8 августа 2011 года Актауский городской суд признал юриста профсоюза АО “Каражанбасмунай” виновной в разжигании социальной розни и нарушении порядка организации и проведения собраний, митингов, пикетов, уличных шествий и демонстраций и приговорил к шести годам колонии. Правда, позже Верховный суд заменил ей реальный срок на условный. - Т.К.). Есть, правда, и плюс - беспроводной Интернет: вы можете оперативно передавать сведения в редакции.

- Галым, какие последствия может повлечь запрет на аудио-, видеозапись в ходе судебных заседаний?
- Самые непредсказуемые. Например, любой из участников процесса откажется от своих слов. Как вы, журналисты, докажете свою правоту, имея на руках лишь запись в блокноте? Кроме того, в последующем можно изменить показания любого участника. Правда, судья Нагашбаев пообещал предоставить участникам процесса полный судебный протокол. Дай бог, чтобы не забыл...

- Судья выставил из зала заседаний нескольких наблюдателей. Вам известны причины?
- Формально судья прав: наблюдатели имели при себе ноутбуки. Правда, они были закрытыми, но это уже мелочи: кроме адвокатов и прокуроров, другие участники данного процесса не вправе применять ноутбуки, диктофоны, видеокамеры и другую записывающую технику. Хотя адвокаты должны вести аудиозапись, чтобы потом анализировать, доказывать. Технически ведь несложно изменить реальные показания участников процесса в нужную для следствия и суда сторону.

- Какое, на ваш взгляд, самое грубое нарушение в ходе этого процесса?
- Из 188 потерпевших более 30 - сотрудники полиции. Большинства из них на этом процессе не будет, их показания записаны под вымышленными фамилиями. Другими словами, они могли наговорить что угодно, а ведь эти показания судом учитываются при вынесении приговора! А защитники подсудимых лишены возможности допросить их, чтобы установить полную картину событий. Это серьезное нарушение. Такие меры обычно принимаются, когда над свидетелем или потерпевшим нависает реальная угроза жизни. Здесь такой угрозы мы не увидели...

Во второй половине дня, после завершения очередных судебных слушаний, сотрудник пресс-службы Мангистауского обл­суда привел к журналистам ветерана нефтяной отрасли Сагана ЖАМАНБАЕВА (на снимке). Аксакал сначала подробно рассказал, как в далеком 1953 году приехал осваивать полуостров Мангышлак. И только потом перешел, собственно, к судебному процессу.
- Я все три дня - с первых минут и до завершения заседания - сижу в зале, - сказал он. - Никаких нарушений судья не допускает, эти слухи распространяют недовольные. Но они чужаки, не местные. Я здесь полвека живу, но такого еще не было, чтобы брат на брата... Надеюсь, с помощью Всевышнего судья вынесет справедливое решение. Мы, аксакалы региона, довольны, как Нагашбаев ведет процесс.

Аналогичное мнение у экс-акима Актау, ныне депутата мажилиса Серика ОСПАНОВА (на снимке):
- Восстановлен обычный режим, суд, на мой взгляд, проходит открыто, объективно. Я специально участвую в процессе, чтобы лично убедиться в этом. Сам я родом из этого региона, поэтому переживаю за людей. Но главное - торжество закона.

Тохнияз КУЧУКОВ, kuchukov@time.kz, Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Актау

P.S. Вчера суд рассмотрел ходатайство адвокатов об изменении меры пресечения - ареста на более мягкую - в отношении 10 подсудимых, получивших 16 декабря 2011 г. огнестрельные ранения. Медики сделали вывод, что угрозы здоровью подсудимых нет, и судья Нагашбаев это ходатайство отклонил. Еще 5 потерпевших отказались от ранее заявленных финансовых претензий.

Поделиться
Класснуть

Свежее