18168

Адвокатов угостили финиками

Бегством сотрудников финансовой полиции и прокуратуры Алматы закончилась вчера их встреча с журналистами, прибывшими по звонку заведующей юридической консультации № 12 Алматинской городской коллегии адвокатов Людмилы КОЛЫВАНОВОЙ.

- К нам пришли сотрудники финпола, проводят обыск, хотят изъять журнал ордеров адвокатов, - рассказала глава юрконсультации журналистам. - Сейчас они составляют протокол обыска в моем кабинете.
Попасть в кабинет и узнать что к чему непосредственно у организаторов обыска не удалось: бравый финполовец мощного телосложения забаррикадировал дверь своим телом и угрожал желающим прорваться внутрь неприятностями. Пришлось снова расспрашивать Колыванову.
- Они сразу же мне сообщили, что их интересует деятельность одного из наших адвокатов, - говорит Людмила Леонидовна. - Я согласна была ответить на их письменный запрос, но они потребовали выдать им журнал в подлиннике. Я отказалась и отправила журнал своему руководству - в Алматинскую коллегию адвокатов: и я не имею права разглашать адвокатскую тайну. Но, несмотря на это, начался обыск. Сотрудники проверили все помещения, взломали ящики столов адвокатов.

- Они объяснили, почему их интересует именно этот адвокат?
- Да, но в связи с тем, что это является тайной следствия, я не могу вам назвать причин, как, впрочем, и фамилию этого адвоката.

- У нас есть информация, что финполиция ищет сведения по “хоргосскому” делу…
- Здесь присутствует не только финпол. Это совместная следственная группа, состоящая из сотрудников прокуратуры и финпола. Но вы правы - это действительно касается “хоргосского” дела.

- Обыск проводился с санк­ции прокурора?
- Нет, санкция у них отсутствует. Есть только протокол о производстве обыска, подписанный руководителем следственной группы.

- То есть действия следственной группы незаконны?
- Да. Они заявили, что должны изъять журнал ордеров, предложив мне завести новый. То есть они пытались нарушить права не только адвокатов, но и всех их клиентов. Кстати, они заявили, что я препятствую следствию. Вполне вероятно, что будет возбуждено уголовное дело против меня по обвинению в воспрепятствовании следствию, хотя я предлагала в рамках письменного запроса выдать им всю информацию. Такого никогда не было, чтобы сотрудники финпола врывались в офис юридической консультации и учиняли там обыск, - это просто нонсенс!

- Во время обыска было ли что-нибудь изъято?
- Нет. У нас нет никаких противозаконных предметов.

- Вы не могли бы назвать фамилию следователя?
- Он попросил, чтобы я ее не разглашала. Вы поймите: надо мной и так уже дамоклов меч висит.

Пообщавшись с журналистами, Людмила Леонидовна вернулась в кабинет, но тут же вышла.
- Они говорят, что, пока журналисты не покинут офис, они не дадут мне на ознакомление и подпись протокол следствия. Поэтому я вас попрошу выйти.
Через 10 минут из офиса вышла четверка оперативников. Нахлобучив на лица капюшоны курток, они прорвались сквозь стену журналистов и, петляя, будто зайцы, кинулись врассыпную. Двое убегали дворами, оставшиеся побежали к проезжей части. Отвечать на вопросы никто из них не захотел. Руководитель следственной группы, поняв, что журналисты не отстанут, бросился через дорогу, чуть не угодив под колеса автомобиля.
- Мы так просто это не оставим, - обещает Колыванова. - Будем созывать президиум и решать, что делать в этом случае.
Между тем, по словам члена президиума Алматинской городской коллегии адвокатов, кандидата юридических наук адвоката Данияра КАНАФИНА, согласно ст. 17 Закона Республики Казахстан “Об адвокатской деятельности”, вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование ей каким бы то ни было способом запрещается.
- Более того, адвокатское делопроизводство, иные связанные с ним материалы и документы, а также имущество адвоката, в том числе средства мобильной связи, аудиоаппаратура, компьютерная техника, не подлежат досмотру, осмотру, выемке, изъятию и проверке, кроме случаев, пре­дусмотренных законами Республики Казахстан, - поясняет Данияр Канафин (на нижнем снимке). - Журнал учета выдачи ордеров содержит в себе сведения о гражданах, получающих правовую помощь от адвокатов, работающих в юридической консультации, что относится к адвокатской тайне, охраняемой законом. Факт не санкционированного прокурором обыска в юридической консультации с целью изъятия такого журнала является вторжением в сферу адвокатской тайны.

Настораживает Канафина и тот факт, что при обыске произошло вмешательство в деятельность и других адвокатов, работающих в этой консультации, но не имеющих никакого отношения к уголовному делу, по которому проводился обыск.
- Такие действия нарушают нормы казахстанского законодательства и положения международного права, гарантирующие независимость адвокатской профессии, - заключает юрист. - А также необоснованно ограничивают права профессиональных защитников и ставят под угрозу возможность получения гражданами квалифицированной юридической помощи.
Между тем узнать, на каком основании проводили несанкционированный обыск сотрудники финансовой полиции и прокуратуры, нам не удалось: телефоны руководства и пресс-служб обоих ведомств молчали до самого вечера. Поэтому просим Агентство по борьбе с экономической и коррупционной преступностью и Генеральную прокуратуру РК считать данную публикацию официальным запросом и ответить на следующие вопросы.
1. Насколько законны и правомерны были действия членов следственной группы?
2. Какие сведения они искали в журнале ордеров?
3. В рамках какого уголовного дела проводился данный обыск?

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее