13062

Разврату не подлежит

На девять долгих месяцев затянулся выход нового фильма Жанны ИСАБАЕВОЙ “Теряя невинность в Алма-Ате”, но теперь альманах из 13 историй про первый сексуальный опыт получил прокатное удостоверение. В марте взрослые зрители смогут увидеть то, с чего, в общем, иногда и начинаются те самые девять долгих месяцев.

- Считают, что я могу своим фильмом развратить аудиторию, - говорит Жанна. - Я хочу всех успокоить: прокатное удостоверение мы получили в категории 21+, то есть лица младше этого возраста на показы не попадут и показывать его будут после 22.00. И вообще фильм не способен развратить или перевоспитать кого-то. Человека формируют две вещи: семья и личный пережитый опыт. К 21 году человек уже обладает достаточно большим эмпирическим багажом. Я себе не могу представить, чтобы благонамеренный пай-мальчик с ангельскими крылышками пришел посмотреть мою картину - и за полтора часа полностью развратился.

- Признайтесь, что еще на этапе разработки проекта вы понимали - картину будут ругать, и будут ругать вдохновенно.
- Я не наивная маленькая девочка, которая сначала сделает, а потом удивляется. Мне была интересна эта тема. Каждый мой фильм - авторский эксперимент. А первый сексуальный опыт - одно из наиболее острых человеческих переживаний. Мне всегда интересны потрясения, меня привлекают драмы, острые переживания и эмоции. Мне хочется, чтобы после просмотра каждого моего фильма люди задумались.
Почему, например, у нас в детдомах так много брошенных детей? Почему так много детей-казахов? Почему мы “чемпионы” по абортам? Все взаимосвязано. Проблема в том, что у нас не существует традиции подготовки человека к взрослой, соответственно, и сексуальной жизни со всеми вытекающими последствиями. Представители старшего поколения не передают свой опыт младшему, эта тема считается запретной, “грязной”. Это не обсуждают мать с дочерью и отец с сыном. Да даже муж с женой такую тему не затрагивают. А если кто-то и говорит о сексе, то с точки зрения общественной морали ничего, кроме растления, на выходе получить не может. Так сложилось исторически. Но, упаси боже, я никого не собираюсь сексуально воспитывать, “Теряя невинность в Алма-Ате” - это просто моя точка зрения на существующее положение дел.

- Вы говорили, что в процессе написания сценария пытались вызвать на откровенность своих друзей и знакомых, дабы те поделились своим опытом. И встретили очень большое сопротивление материала.
- Да, никто не соглашался. Люди стеснялись, даже зная, что истории никак не будут привязаны к их личностям. “Ну давай не будем”, - говорили.

- А актеры и актрисы насколько быстро согласились играть то, сами знаете что?
- Без проблем. Мы сразу оговаривали условия. Другое дело, что половина кандидатов действительно сразу разворачивались и уходили. Но были и другие - меня буквально терроризировала одна девушка, не подходившая нам по требованиям, но согласная на все. Я даже в офис стала заходить через другой вход. Потом два часа ей по телефону объясняла, почему мы не можем ее взять.
Кстати, во время подготовки к съемкам я уволила второго режиссера. Он постоянно позволял себе какие-то грубые комментарии с гнусным подтекстом во время работы. Поговорили, он не понял. Пришлось убрать.
Вообще мне кажется, что из-за шума, который подняли люди, не видевшие фильм, у аудитории какие-то неоправданные ожидания к моему фильму именно с точки зрения потенциальной откровенности. Да, есть немного эротики. Голая мужская попа. Женские груди. И все. В кинотеатрах наших идут гораздо более раскованные ленты. Это знаете, как с “Келiн”. Я наслушалась, что там просто какая-то нереальная вакханалия, “групповуха”. Пошла и ничего не увидела! Где там секс? Где та самая коза? Просто мальчик выходит и поправляет штаны.
А в “семейном сериале” “Моя прекрасная няня”, который показывают по телеканалам, героиня Полищук говорит дочке: “Знаешь, у меня четыре дня не было траха!”.
Я не собиралась снимать эротический фильм. Я взяла тему, которую инсценировать без наличия небольшого количества откровенных  сцен - ханжество и ложь. Вот и все.

- Я слышал, что у вас очень маленький бюджет.
- Да, 200 тысяч долларов, включая затраты на копии. Так работать можно, но не нужно. Потому что на кинопроизводстве надо зарабатывать, а я ничего не зарабатываю. Деньги мне приносят сторонние заказы. Причем выгодные предложения приходят именно в тот момент, когда я начинаю заниматься своим, авторским фильмом. Не раньше не позже. Приходится выбирать между деньгами и творчеством - и побеждает всегда творчество.

- Но на творчество тоже деньги нужны.
- “Карой” я полностью сняла на свои деньги. “Ойпырмай” мне профинансировали продюсеры. В “Теряя невинность...” я тоже вложила часть своих денег. Когда-то мечтала построить дом, имела на руках хорошие деньги. Но потом меня одолела депрессия. Я подумала и поняла, что не буду счастлива, если не сниму кино здесь и сейчас. Кто начинает карьеру режиссера после 40 лет? Потом, даже через три года, будет поздно. И сделала “Карой”.

- А дом так и не построили?
- Не построила.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы, тел. 259-71-96, e-mail: tulegen@time.kz, фото из архива Жанны ИСАБАЕВОЙ

Поделиться
Класснуть