10574

Припали на уши

Директор музыкального телеканала, телеведущий Адиль ЛИЯН не похож на остальных, что дает ему конкурентные преимущества, но в то же время значительно осложняет жизнь: у нас привечают тех, кто похуже, а не тех, кто непохожий. Хорошо относиться вообще проще к тем, кто во всем тебе уступает. Поэтому Адиля многие не переваривают. Хотя, как те мыши из анекдота, продолжают плакать и есть кактус.

- Все наши артисты как один говорят, что местные телеканалы совершенно игнорируют отечественного производителя и вгоняют его в кабалу - если “западники” ротируются бесплатно, то казахам за появление в телевизоре надо платить неслабые деньги. Как же так? Почему наши братья чувствуют себя чужими на этом празднике жизни?
- Начнем с того, что у наших исполнителей уровень не мировой. Для начала им следовало бы подтянуть свои материалы, подачу да и ту же работоспособность до международного уровня. Совершенно очевидно, что наши артисты не отрабатывают на концертах и 10 процентов того, что мы видим на выступлениях зарубежных звезд. Я говорю не про декорации или световое оборудование - речь о том, насколько человек выкладывается на концерте.
А если говорить про клипы, то вообще-то это реклама для певца, а за рекламу всегда нужно платить. Почему производители сметаны понимают, что им нужно вкладывать средства в продвижение нового продукта, а представители эстрады - нет? Человек выкупает эфирное время, показывает свое музыкальное видео и после этого получает заказы на выступления. Все просто.
Я могу сказать, что действительно хорошие, креативные ролики мы ставим в эфир бесплатно. Но когда у меня пять клипов и все сняты на фоне юрты под левый синтезатор, а песня спета в дешевый микрофон - чего вы хотите? Если не уважаете ни себя, ни аудиторию, то телеканал тут совершенно ни при чем. Хотите насиловать зрителей своим творчеством - платите!

- То есть в ротацию можно поставить совершенно любой клип, главное - вовремя занести чемоданчик?
- Не любой. У меня очень много дисков, которые лежат в коробочке с названием “отстой”. Мы не ставим их даже за деньги, после чего мне начинают звонить разные влиятельные люди и выяснять со мной отношения.

- Кстати, такое ощущение, что тебя не любят очень многие. В Интернете комментарии так и льются.
- Мне все это смешно. Если люди тебя терпеть не могут, но тратят свое драгоценное время, чтобы почитать о тебе или даже написать какой-то текст - значит, это не просто так. У нас, телевизионщиков, говорят, что обычно смотрят программы как раз тех, кого терпеть не могут. А потом пишут отзывы в Сети. Может, им так легче самоутвердиться, не знаю.
Найдут какую-то деталь у человека, вроде моих торчащих ушей, и начинают бить по ней: тунц, тунц. И так каждый день.

- За что боролись, на то и напоролись.
- У нас стремятся к славе, и ничего сверх того. Люди не понимают, что это адская работа. Если бы я жаждал только популярности, то завязал бы с нынешней деятельностью уже давным давно. На заре моей деятельности был такой натиск критики, что у меня возникало стойкое ощущение, будто я ошибка природы. Тогда было модно зайти на форум и оставить про Лияна какую-нибудь гадость, нелепые слухи. Я писал начальству заявления об уходе, на что мне отвечали: “Это работа, а у каждой работы есть обратная сторона”. Так что пусть говорят. Главное, чтобы при этом имя произносили правильно.
Еще надо сказать, что у наших людей заведомо уничижительное отношение ко всему местному. Не только к шоубизу или персоналиям отдельным, а вообще ко всему. Открыли многострадальное метро, и тут же комментарии: вот тут лампочка криво висит, а вот тут дверь скрипит, и вообще все отвратительно, столько денег угрохали!
Не знаю, может быть, дело в социальных условиях. Если тебе живется не очень хорошо, трудно воспринимать мир благожелательно. Заметь, что в Алматы люди перестали улыбаться. И все находятся в режиме “фас!”. Стоишь в очереди, кто-то обязательно лезет поперек, а если сделаешь замечание, тут же демонстративная, совершенно неадекватная агрессия.
Мне кажется, публичные люди для такой аудитории - что-то вроде отдушины. Пришел домой, со всех сторон затюканный, и оторвался как следует на медиаперсоне. Как так, у этого Лияна голос утиный, он машет руками не по теме, и вид у него не конфетообразный, но он руководит телеканалом, и все у него хорошо. А я весь такой клевый, но не знаменитый! Дай-ка напишу чего-нибудь “хорошее”. При этом самокритики - ноль.

- К вопросу о землячестве: исполнители часто жалуются, что со стороны местных заказчиков к ним отношение чуть ли не как к скоту: загоняют переодеваться в сарайчики, подолгу морозят на улице и так далее.
- Ну да. Я вот был на кинофестивале ASTANA - все российские актеры прилетели на самолетах, их встречали на машинах класса люкс. Наши приехали на поезде, потом их запихали в микроавтобусы и отправили в трехвездочную гостиницу.
И еще это вечное сравнение с кем-то. Про меня говорят: ты казахстанский Тимур РОДРИГЕС, на него похож. Как я могу быть на него похож, если в эфире уже 14 лет и был на экране тогда, когда Родригесом и не пахло? Айжан НУРМАГАМБЕТОВУ называют “казахская Леди ГАГА". А она 30 лет на сцене! Потом начинают сопоставлять, и тут им не то, и там им не так. Но давайте сравнивать Алматы с Нью-Йорком, почему нет?
Все это, видимо, происходит от комплексов. Мы какие-то зажатые. Когда мы были в Москве на съемках “Большой разницы”, УРГАНТ сказал своему продюсеру, что к нему на диван садились как к зубному врачу. Все будто боялись чего-то. Я думаю, что мы в первую очередь опасаемся собственных соотечественников. Надо быть серым как мышка. А будешь отличаться - заклюют.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы, тел. 259-71-96, e-mail: tulegen@time.kz, фото Каната ОСПАНОВА

Поделиться
Класснуть