14531

А я один в белом фраке

С 24 по 27 декабря в Жанаозен отправился десант наиболее популярных отечественных блогеров по приглашению пресс-службы премьер-министра Карима МАСИМОВА. Все интернет-активное население, затаив дыхание, ждало их отчеты. Известный казахстанский блогер Алишер ЕЛИКБАЕВ (на снимке) - один из тех, кто отбыл в Жанаозен по зову премьера. Однако он почему-то ограничился десятком сообщений в Твиттере да одним большим постом на сайте “Самиздат” под названием “Великая. Отечественная. Информационная”.

Этот пост вызвал массу откликов. По большей части негативных. Блогеру со товарищи тут же приклеили позорный ярлык - “предатели Родины”, “кровавые блогеры”, “пособники режима”. Наш корреспондент побеседовал с Еликбаевым о его поездке и той информационной войне “за Жанаозен”, которая развернулась на просторах Интернета.
- Если брать в расчет традиционные СМИ, газеты, ТВ, радио, то в этой информационной войне оппозиция давно уже проиграла, - сразу перешел к предмету разговора блогер. - Есть телеканал “К+”, есть газета “Республика”, есть радио “Азаттык”. С другой стороны, есть армия провластных СМИ. В Интернете ситуация не так однозначна. Там бои пока идут на равных. И поэтому сейчас в него вбухиваются достаточно большие средства. Впервые на моей памяти активно скупаются блогеры с двух сторон - и со стороны власти, и со стороны оппозиции. В общем, хомячки нападают на хомячков.

- В своем блоге ты написал, что поначалу отказывался комментировать события в Жанаозене. Почему?
- Я не боялся. Не имея достаточного количества информации, предпочел позицию наблюдателя. Кто-то подливал масла в огонь, делая какие-то предположения, другие призывали к активным действиям, сидя у мониторов. Я же не хотел петь в общем хоре. Кроме того, и Марат ШИБУТОВ (политолог. - Р.Б.), и Адиль НУРМАКОВ (блогер. - Р.Б.), в принципе, выражали точку зрения, созвучную с моей. Поэтому подумал, что лучше мне пока промолчать, потому что не считал себя вправе делать какие-то выводы. Но люди мне писали, требовали ярко выраженной позиции. Спрашивали, почему я молчу. Что вызывало еще больший диссонанс внутри меня.

- В общем хоре петь ты не хотел, но тем не менее от поездки в Жанаозен по приглашению пресс-службы премьер-министра не отказался. Не можешь отказать властям предержащим?
- Я не самый большой фанат Карима Кажимкановича. Видел его один раз в жизни, когда летал  с ним на запуск КаzSat-2. А несколькими месяцами ранее назвал его блог хреновым на страницах вашей же газеты. Это еще и в заголовок взяли. Наши люди почему-то не понимают, что можно быть достаточно адекватным человеком и поддерживать нормальные отношения со всеми. У меня, в принципе, и с оппозицией нормальные отношения. Есть, к примеру, люди в Лондоне, которых можно отнести к оппозиции, с которыми я встречаюсь, когда летаю туда по другим делам. Я провожу совместные выставки фотографий с партией “Нур Отан”, но в ней я не состою. Значит ли это, что я продался “Нур Отану”? Нет, не значит. Занимать центристскую позицию очень сложно - все от тебя чего-то хотят и пытаются перетянуть на свою сторону. Но есть еще один нюанс: когда ты летишь в Жанаозен и тебе пишут люди: “Алишер, мы тебе верим!”, то осознаешь тот груз ответственности, что на тебе лежит. Что ты не можешь просто так кричать, что в городе прячут сотни трупов, или полностью поддерживать власть. Что нужно все-таки занять некую наблюдательную позицию. И сейчас я больше наблюдаю именно за информационной войной, которая идет в Сети. Вижу, что людям не интересно, что там на самом деле произошло. Одни - власть - пытаются полностью замазать произошедшее: мы все правильно сделали, и наша реакция была адекватной. С другой стороны раздаются крики: “Уходите в отставку, вы пьете нашу кровь, вы преступники, вы против своего народа” и т. д. К какому из этих лагерей прибиться, если ни те ни другие мою позицию не отображают? Я осуждаю власть за то, что открыли огонь, но я понимаю, почему они это сделали. В Казахстане нет реального опыта по подавлению беспорядков такого рода. У нас нет кучи машин в каждом регионе с водометами для разгона демонстраций, нет резиновых пуль. Да, это косяк власти. Абсолютный косяк. Но то, что творили по другую сторону баррикад - сжигали дома, поджигали машины, грабили магазины, - это тоже неправильно. Эти ребята посягнули на мою стабильность и на стабильность тех людей, которые жили вокруг них и создавали какой-то бизнес. Пусть эгоистично, но я озвучиваю мысли большого количества казахстанцев. Поэтому не могу встать на сторону властей, так как считаю, что они не правы, и не могу встать на сторону тех, кто устроил эти беспорядки, так как они тоже не правы. Получается, я один в белом фраке.

- Где-то в комментариях прозвучало, что ты далек от народа, заплыл жирком, так как имеешь свой бизнес, хороший доход, а потому не можешь понять чаяния простого народа. Так оно и есть?
- С этими пацанами из Жанаозена у меня по сути были одинаковые стартовые условия. У меня нет реально богатых родственников, которые тащили бы меня всю жизнь. Я перебрался из деревни в Алматы. Получал образование днем, а после обеда работал в двух местах. Но у меня и в мыслях не было посягнуть на чужое имущество. Жирком-то я заплыл не потому, что меня кто-то тащил, а потому, что я пашу для этого, и потому, что я никогда не винил в своей прошлой бедности других людей.

- Я как-то видел в Сети демотиватор, где были изображены шахтеры. Снизу подпись: “Устал от работы в офисе? Перенапрягся? Скажи им об этом”. Труд нефтяников, как и шахтеров, довольно тяжел...
- Да, согласен.

- А та ситуация, в которой оказались нефтяники, - разве они в этом виноваты?
- У меня были похожие ощущения, что блогер, журналист, пиарщик - это все профессии от лукавого. Что если случится кризис, понадобятся шахтеры, нефтяники, производственники. Но я поехал туда, начал там разговаривать с местными. Эти люди реально хотят просто работать. Они хотят спокойствия. Они не считают, что мало получают, не считают, что у них все плохо. Эти люди не ходили на забастовку. Все семь месяцев они работали. Они сейчас сидят дома и боятся высказывать свою точку зрения. Они поддерживают власть на самом деле! Просто хотят работать, растить своих детей, быть уверенными в завтрашнем дне. Их позиция мне тоже близка. Я разговаривал с сотрудниками акимата, которые прыгали со второго этажа во время поджога. Я разговаривал и с ребятами в больнице, которые ВСЕ СЛУЧАЙНО оказались на этой площади. Все мимо проходили. Пацанам 18-22 года. Они не работали в нефтянке. Но они там что-то на площади делали...

- Вот ты говоришь, что боишься высказывать свое мнение. Что, у тебя есть какие-то обязательства перед премьером?
- У меня нет обязательств перед ним. Я готов вернуть деньги за билеты и гостиницу.

- Готов. Но не вернул...
- Пусть мне озвучат сумму. Я верну, это не проблема. Одна проведенная мною вечеринка стоит намного дороже, чем стоимость билетов и проживание в гостинице в Актау. Полететь я мог и за свои кровные, но зато получить возможность задать неудобные вопросы акиму области, коменданту Жанаозена, попасть в изолятор временного содержания, морг, больницу, поговорить с ранеными - у меня бы не получилось. Так что вопрос денег поднимать глупо.

- Но дело же не только в деньгах?
- Не только. Но сказать, что дело в поддержке Карима Кажимкановича, тоже нельзя. Он в моей поддержке не нуждается.

- В любой войне есть свои генералы. В этой информационной битве они также наверняка есть. Кто они?
- Мне кажется, ссылаться на внешние силы вроде госдепа США конкретно в данной ситуации - идиотизм в последней степени. А вот в то, что к событиям в Жанаозене имеют отношение пара бывших казахстанцев, верю. Не могу назвать поименно, так как у меня нет доказательств. Могу сказать только одно - такая быстрая реакция на события в Жана­озене за границей, почти мгновенная, она готовилась заранее. Зайдите в Твиттер, понаблюдайте за теми, кто пишет только провокационную информацию под хештегом “Жанаозен”. Посмотрите, когда были открыты эти аккаунты, и для вас многое станет ясно. 50 основных аккаунтов, на которые все ссылаются, были открыты за месяц до событий в Жанаозене. Эти люди - анонимы. Они не несут ответственности за то, что пишут. Я писал тем, у которых в профайле было написано, что они из Актау. Хотел встретиться, поговорить. Я не полицейский, не чиновник - абсолютно нормальный пацан. Но ни один из них со мной не встретился и в глаза о своей позиции не рассказал. Подозреваю, что их там и нет.

- По сути, это анонимные солдаты, ведущие бои в Интернете.
- С двух сторон. Власть оказалась хитрее, отправив туда людей с лицами и определенной историей в казахстанском Интернете и затащив нас в эту информационную войну.

- То есть вы - солдаты поневоле?
- Да, но не наемники. Нам денег не платили. Поэтому я верю, что наша группа писала честно то, что видела. И мы старались проверить все, о чем нам сообщали. Нас втянули в эту войну поневоле - и вот мы стали “кровавыми блогерами”. Но я не жалею, что полетел.

- После всех этих обвинений, если будут новые предложения от премьер-министра съездить куда-либо, поедешь?
- Если премьер предложит и мне будет это интересно - поеду. Но боюсь, что после этого интервью вряд ли предложат. Я считаю, что они реально проморгали эту ситуацию, она была прогнозируемая. Ситуацию можно было предугадать, а не просто ее замалчивать на протяжении семи месяцев, а потом пытаться залатать информационные дыры с помощью блогеров. Я возлагаю эту вину на власть. А за ту реакцию, которая происходит в сетях, с кучей нереальной дезы, я возлагаю вину на оппозицию, конкретно на одного человека, любителя шахматных многоходовок. Я понимаю, что эти - грязные, но и те - не чище. И болтаться между ними как марионетка мне очень не хочется.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы, тел. 259-71-96, e-mail: ruslan@time.kz, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА

Поделиться
Класснуть