45296

Хоргосское дело: первая кровь

Очень похоже, что и без того в очень громком и весьма скандальном “хоргосском деле” запахло человеческой кровью. Три дня назад в своей квартире была найдена убитой работник Алматинской прокуратуры Ольга НАЗАРЕНКО (на снимке). Женщину нашли лежащей в ванне с перерезанными венами. Однако судмедэкспертиза показала, что в легких погибшей была вода, на теле обнаружены повреждения, позволяющие расценивать их как следы борьбы. А вены, судя по всему, были перерезаны уже после того, как женщину утопили, для того чтобы все выглядело как самоубийство. Сама Ольга Назаренко к “хоргосскому делу” вроде бы прямого отношения не имела. Зато основным подозреваемым в ее убийстве стал человек, можно сказать, кровно заинтересованный в полном развале дела контрабандистов…

“Хоргосское дело” можно смело называть ярчайшим примером сращивания явного криминала, причем международного уровня, с казахстанскими госструктурами и правоохранительными органами. Следствие начиналось с расследования случаев обычной приграничной контрабанды, а вышло на хорошо законспирированную многоуровневую теневую экономику с еженедельным многомиллионным долларовым теневым оборотом. Как это ни парадоксально, бразды правления преступной схемой оказались в руках высокопоставленных работников казахстанских спецслужб.
Именно поэтому на эти материалы всеми способами пытаются наложить гриф секретности. Именно поэтому “хоргосское дело” трижды планировали направить в суд и все три раза под разными предлогами решали с этим повременить. Несмотря на обещание главе государства сделать это не позднее сентября нынешнего года.
Все дело в том, что два важнейших фигуранта этого расследования - Талгат КАИРБАЕВ по кличке Аулие и его компаньон по контрабандному промыслу Бахыт ОТАРБАЕВ - уже давно и по полной программе “слились” следователям. Поминутно, пошагово, детально рассказали, кому, сколько и при каких обстоятельствах им приходилось платить, чтобы беспрепятственно заниматься контрабандой на границе с Китаем.

Например, Талгат Каирбаев в присутствии своего адвоката, на видеокамеру заверив, что дает показания добровольно и на него никто не оказывал физического и морального давления, сообщил, как он еще в 2004 году через своего близкого друга, ныне арестованного полковника КНБ РК Бахытбека КУРМАНАЛИЕВА по прозвищу Кипиш, бывшего в то время заместителем начальника 4-го управления КНБ по Алматы, наладил контакт с теперь уже тоже арестованным полковником КНБ Талгатом ЖАКАЕВЫМ по прозвищу ТЖ, занимавшимся борьбой с приграничной контрабандой. А потом и с его тогдашним подчиненным майором, а теперь уже полковником Ирланом АБДРАХМАНОВЫМ по прозвищу Шаман, который тоже находится под арестом. В их встречах и переговорах о том, кому и сколько надо будет платить за беспрепятственный транзит контрабанды из Китая, присутствовал и участвовал еще один сотрудник КНБ РК Ерлан ЖОЛШИБЕКОВ по прозвищу Кабан - сын председателя комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности Амзебека ЖОЛШИБЕКОВА.
А еще Аулие-Талгат в своих показаниях утверждает, что границу в то время “держал” находящийся сейчас в розыске Руслан КАРАСАРТОВ, который, опять же по показаниям Каирбаева, занимался контрабандой вместе с Арланом ШАБДАРБАЕВЫМ - сыном тогдашнего председателя КНБ Амангельды ШАБДАРБАЕВА и братом начальника финпола Алматинской области Нурлана ШАБДАРБАЕВА. По словам Каирбаева, он был вынужден еженедельно(!) передавать через Руслана Карасартова для Шабдарбаева-младшего от 250 до 450 тысяч долларов - в зависимости от интенсивности трафика. Далее он утверждает, что в ходе состоявшихся при посредничестве Кипиша переговоров с ТЖ, Шаманом и Кабаном ставка была немного снижена. Зато все остальные предприниматели должны были работать уже через него - Аулие-Талгата. После отставки в 2009 году Амангельды Шабдарбаева и бегства за границу Рината Карасартова он уже работал один. За это Талгат Каирбаев еженедельно передавал суммы того же порядка уже Ирлану Абдрахманову - Шаману. Происходило это в Алматы возле домов в жилых комплексах “Аль-Фараби” и “Ренессанс”, где тот проживал. Продолжалось это вплоть до апреля 2011 года. Последний раз, по словам Каирбаева, он передал Шаману 25 тысяч долларов США в подземном паркинге одного из этих жилых комплексов в конце марта 2011 года. Судя по всему, к тому времени вся их разношерстная компания находилась под колпаком у давно уже ведущего оперативную разработку финпола. По нашим данным, Каирбаев называл еще несколько точек встреч с названными сотрудниками КНБ - например, алматинскую кофейню “Мадлен” на углу улиц Абылай хана - Богенбай батыра, ресторан “Жеты казына” на углу улиц Абылай хана - Макатаева и другие.

По нашей информации, Талгат Каирбаев в своих показаниях в полный рост “светит” и участие в этой деятельности пришедшего на смену Аману Шабдарбаеву в кресло председателя КНБ Адиля ШАЯХМЕТОВА. Утверж­дает, что посредником от его имени выступил некий Азамат, которому пришлось платить по 1000 долларов США с каждой прошедшей через границу машины. Потом Азамата на тех же условиях заменил некий Ринат - якобы действующий сотрудник КНБ.
Что особенно любопытно - примерно то же самое в своих показаниях твердит и другой лидер ОПГ конт-рабандистов Бахыт Отарбаев. С той только разницей, что он был в дружеских отношениях с начальником Алматинской областной таможни полковником Курманом АРТЫКБАЕВЫМ и через него вышел на крышующую контрабандистов группу чекистов-оборотней. За это Отарбаев еженедельно платил Артыкбаеву мзду от 250 до 300 тысяч долларов - из расчета примерно 5 тысяч долларов с растаможенной автомашины. Передавал деньги таможенному начальнику через своего водителя. И регулярно встречался с ним в ресторанах “Барбарис”, “Дастархан”, “Самарканд”, “Алаша”.
Кстати, по нашим данным, в уголовном деле есть материалы, полностью подтверждающие слова обоих контрабандистов, - показания обслуживающего персонала этих ресторанов и видеозаписи камер наблюдения. А еще есть детализация телефонных звонков.
К стати, о звонках.
Оба контрабандиста в один голос утверждают, что со своими покровителями они говорили по сотовой связи Pathword. Причем при каждой встрече после передачи денег чины из спецслужб выдавали своим контрагентам новые телефонные трубки с новыми сим-картами. Их использовали обычно не более одного-двух раз, а потом уничтожали и заменяли на новые. Покровительствующие им в вопросах контрабанды ребята были профессионалами в вопросах оперативной работы и понимали, что конспирация превыше всего. К тому же при таких астрономических нелегальных доходах вполне могли себе позволить менять сотовые телефоны каждую неделю. Правда, даже такая осторожность господам офицерам не сильно помогла. Все они в конце концов оказались на нарах следственного изолятора. И теперь, отказываясь давать какие бы то ни было показания, похоже, очень надеются, что смогут своим молчанием выторговать благосклонность и помощь уже своих, еще более высоко сидящих покровителей.
Получится у них это или нет - увидим. Если фигуранты и свидетели “хоргосского дела” вдруг начнут отказываться от своих прежних показаний, станут говорить, что дали их под физическими и психологическими пытками, значит, получилось. Но все всё поймут, даже если громкое контрабандное дело развалится. Потому что и без обвинительного судебного приговора ясно, что столько лет
контрабандный трафик в таких сумасшедших объемах не мог существовать и процветать без очень высокого покровительства.
Кстати, он процветает и сейчас. Суммы взяток даже увеличились. Поменялись только действующие лица. А верховодит сейчас на границе некая персона, совсем недавно надевшая погоны.

…А теперь опять об убийстве работника прокуратуры. По нашим данным, основным подозреваемым в гибели прокурора Ольги Назаренко считается офицер МВД, работник алматинского городского УБОПа. Он сейчас арестован. И по какому-то странному и даже фатальному стечению обстоятельств этот подозреваемый является младшим братом одного из высокопоставленных офицеров КНБ, который в числе других обвиняется в организации и крышевании контрабанды на казахстанско-китайской границе.
Чтобы, как говорится, не бежать впереди паровоза и не попасть под его колеса, называть его фамилию мы пока воздержимся. Но она нам известна.

Геннадий БЕНДИЦКИЙ, е-mail: benditsky@time.kz, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть