15676

Кому язык не по зубам?

Прежнее начальство Пограничной академии (бывший Военный институт) КНБ РК, по всей видимости, решило досрочно реализовать госпрограмму развития и функционирования языков на 2011-2020 годы, утвержденную указом президента этим летом - 29 июня.

Причем первые шаги по приобщению коллектива института к государственному языку были сделаны задолго до принятия гос­программы - еще в ноябре прошлого года. Тогдашний начальник учебного заведения генерал-майор Абдырзак ИЛЬЯСОВ в устном порядке распорядился, чтобы дежурные по институту свои утренние доклады делали исключительно на казахском языке. И первым, кому распоряжение командира оказалось не по зубам, стал старший преподаватель кафедры тактики пограничной службы полковник Владимир БАХИРЕВ. Команду “Военный институт, смирно!” полковник Бахирев произнес по-казахски, а как на государственном языке доложить, что за время дежурства никаких происшествий не случилось, запамятовал. В результате полковник, воевавший в горячих точках, впал в немилость начальника академии и был мгновенно отстранен от выполнения служебных обязанностей - до окончания разбирательства. Генерал даже распорядился провести служебное расследование: по какой такой причине целый Бахирев взял и не выполнил устного распоряжения командира?
- Служебных расследований было аж два, - рассказывает родной брат полковника Бахирева Анатолий (на правом снимке), представляющий его интересы в суде. - Первый раз в дисциплинарном наказании комиссия отказала, но генерал Ильясов распорядился расследовать инцидент с моим братом еще раз. Разумеется, во второй раз его признали “провинившимся”. Мы обжаловали это решение. По протесту военного прокурора взыскание сняли, но почему-то не из-за отсутствия проступка как такового, а в связи с истечением срока давности. Хотя Конституцией в стране гарантирована свобода выбора языка, а в статье 12 Закона РК “О языках” четко сказано, что в вооруженных силах обеспечивается функционирование государственного и русского языков. У генерала Ильясова не было никаких оснований заставлять брата докладывать на казахском языке, которым он не владеет. Причем в его личном деле это прямо указано.

Тогда полковник Бахирев решил отстоять свои права через суд. Он просил: во-первых, признать отсутствие в его действиях (докладе на русском языке) признаков дисциплинарного проступка и, во-вторых, признать незаконным отстранение от службы по языковому признаку, а также действия дисциплинарной комиссии. Однако судья военного суда Алматинского гарнизона Турсун МУКУШЕВА отказала полковнику Бахиреву в удовлетворении иска к академии на том основании, что истец не оспорил непосредственно само распоряжение генерала Ильясова, которым нарушено конституционное право на выбор языка. Апелляционная инстанция Военного суда оставила это решение без изменений.
- Еще в феврале 2011 года я обратился с жалобой на действия генерал-майора Ильясова в Военную прокуратуру, указав, что в отношении меня налицо дискриминация по языковому признаку, которая не допустима не только по действующей Конституции, даже по международным документам, ратифицированным нашей страной, - говорит полковник Бахирев. - Однако доказать очевидные вещи мне не удалось по сей день. Теперь уже новый начальник института генерал-майор ЕСЕТОВ на каждом совещании ставит случай со мной в пример всему офицерскому составу, всякий раз делая акцент на том, что не приветствует мою судебную тяжбу с бывшим командиром. 26 ноября заканчивается действие контракта, и руководство института уже письменно предупредило меня, что продлевать его не будут. В принципе, я ожидал этого. Но до сих пор в голове не укладывается: зачем из “мухи” с докладом нужно было раздувать целого слона. От того, что я доложил начальнику института по-русски, Устав вооруженных сил не нарушил, воинская честь никоим образом не пострадала, боевая готовность не снизилась.
По словам полковника Бахирева, в институте отменили занятия по изучению казахского языка для тех, кому за сорок, признав их бесполезными. Об этом, кстати, он писал в своих жалобах в прокуратуру и руководству КНБ. Пока в институте он единственный, кому незнание государственного языка вышло боком.
- Однако таких, как я (не знающих казахского языка), в институте полно, просто все предпочитают молчать, - считает полковник. - Уже сейчас всех сотрудников института тестируют на знание языка - так что за бортом могут оказаться многие мои сослуживцы. Я не против казахского языка, наоборот, пытался и пытаюсь его изучать. Но зачем подвергать дискриминации тех, кто не владеет языком по объективным причинам?

Впрочем, конфликт Владимира Бахирева с руководством Пограничной академии - что называется, с двойным дном. Как только полковник осмелился пожаловаться в прокуратуру на действия своего шефа, его фамилия исчезла из списка очередников на получение жилья, положенного ему по закону.
Уже 13 лет Владимир Бахирев, отслуживший в органах нацбезо­пасности 25 лет, ютится со своей семьей в комнате служебного общежития площадью 17 квадратных метров. В 2009 году у полковника родилась дочь. С этого времени на маленьком пятачке теснятся он с женой и двое их разнополых детей. Несмотря на то, что комната в общежитии приватизации не подлежит в принципе (да и 17 квадратных метров на четверых никак не вписываются в санитарные нормы), жилищная комиссия Пограничной академии посчитала: в получении квартиры Бахирев не нуждается.
Неуступчивый полковник опять стал судиться - но проиграл. Хотя… спустя почти год хождений по инстанциям за правдой, родная контора-таки смилостивилась, предоставив Владимиру Бахиреву 3-комнатную квартиру. Казалось бы, есть чему радоваться: 80 квад­ратных метров уютной жилплощади, живи - не хочу. Однако судя по тому, что работать преподавателю Бахиреву в Пограничной академии осталось меньше месяца, то и квартирку занимать смысла нет. В хитроумно составленном договоре найма сказано: проживать в квартире семья сможет до тех пор, пока полковник Бахирев состоит в служебных отношениях с наймодателем, то есть - с академией. После прекращения таковых ему дается 14 дней на то, чтобы жилплощадь освободить. Сейчас опальный офицер добивается внесения в законодательно устаревший договор найма изменений, адекватных действующему жилищному законодательству, по которому после 20 лет непрерывной воинской службы жилье положено отдать ему в собственность.

Александра АЛЁХОВА, фото Ляззат ТАЙКИНОЙ-ТРЕТЬЯКОВОЙ, Алматы

От редакции Ситуация, в которой оказался человек, отдавший 25 лет жизни служению Отечеству, конечно, не красит последнее. И вот что здесь настораживает: почему-то ни руководство КНБ, ни прокуратура как надзорный орган уже год не могут усмотреть нарушений в явно антиконституционном распоряжении генерал-майора Ильясова. В конце концов, президент, утверждая госпрограмму развития языков, не ставил задачи одномоментно и в приказном порядке заставить всех казахстанцев говорить по-казахски. Даже к 2020 году.

Поделиться
Класснуть