10262

Зауреш БАТТАЛОВА: Жилье - это не товар, а право!

На прошлой неделе председатель Верховного суда Бектас БЕКНАЗАРОВ разослал всем судьям Казахстана письма-рекомендации: с осторожностью рассматривать дела, в которых речь идет о лишении человека единственного жилья. Именно этого много лет добивается общественный деятель, экс-сенатор Зауреш БАТТАЛОВА (на снимке), защищающая жилищные права жителей Астаны.

- Зауреш Кабылбековна, почему по истечении депутатских полномочий вы занялись общественной деятельностью? Обычно бывшие сенаторы или в бизнес идут, или в госструктуры.
- Когда в 2005 году истек срок моих депутатских полномочий, я оказалась не востребованной нынешней властью. Это понятно - в 1999 году, в момент избрания, я была “темной лошадкой” - учительницей, выигравшей выборы у действующего сенатора. Я тогда была далека от политики, но уже в 2001 году поддерживала “Демократический выбор Казахстана”, стала его соучредителем и, будучи сенатором, представляла оппозицию в парламенте. Встречаясь со своими избирателями, я говорила: дайте мне воспользоваться трибуной сената, и я стану вашим рупором. Придя в парламент, не оставляла без внимания ни одного обращения, не теряя надежды чего-то добиться. Но, проработав два-три месяца, поняла: власть ведет двойственную политику. Поэтому, когда заканчивались мои депутатские полномочия, мне - кто открыто, кто намеками - говорили: если не поменяешь тактику, будешь невостребована. Были вопросы: чего бы ты хотела? Хотя прямых предложений не было. К тому времени ДВК уже не существовал, а вступать в другую политическую организацию я не хотела. Для меня главное - не партийная принадлежность, а своя позиция, желание продвигать ее. Возвращаться домой, в Семей, - это значило бы потерять то направление деятельности, которое для меня сегодня важно. Ехать в Алматы тоже не было смысла: все госорганы, в которых принимаются политические решения, находятся в Астане. Поэтому я решила остаться здесь.

- И чем же привлекает чиновная столица борцов за народное счастье вроде вас?
- В 2005-2007 годах в Астане был период активного строительства. Ко мне стали обращаться граждане в связи с принудительным изъятием земельных участков. Поэтому мы организовали работу в форме кампании и назвали ее “За достойное жилье”. Я думала, что поможем этим людям, и все, ведь не вечно же Астана будет строиться. Но в 2007 году к нам присоединились дольщики, а в 2008-м - ипотечники. Вот три основных направления нашей деятельности. Также мы защищаем сирот, инвалидов, тех, кто долгие годы стоит в очереди на муниципальное жилье. Но наиболее активные протестные группы - это жертвы принудительного выселения, дольщики и ипотечники.

- Обычно в нашей стране люди в основном “просыпаются” только в двух случаях - когда дело касается их жилья либо когда возникают трудовые конфликты.
- Совершенно верно. К сожалению, граждане Казахстана не понимают, что, решив сиюминутные проблемы, они не решают проблемы в целом. Не понимают, что у них есть родные, близкие, дети, друзья, которые завтра могут попасть в аналогичную ситуацию. И их проблемы могут завтра вернуться на новом уровне, на новом витке жизненной спирали. А у нас люди как делают? Получили обещания - успокаиваются. Встретились с кем-то - и думают, что вопрос решен. Но ни одно обещание, данное хоть через СМИ, хоть при личной встрече, нельзя принимать за истину, даже если выйдет законодательный акт. В феврале 2011 года наконец вышел закон об ипотечном кредитовании, в котором мы пролоббировали более 30 поправок. Но он до сих пор не работает. В Казахстане сам по себе закон ничего не дает простым людям. Поэтому народ должен понять: без борьбы в нашей стране ничего не добьешься. Возьмем, например, право граждан на достаточное жилище. Во-первых, у нас должно полностью поменяться жилищное законодательство. Понятие “принудительное выселение” должно быть четко сформулировано. И необходимо ввести положение о том, что принудительное выселение недопустимо без предоставления альтернативного жилья или равноценной компенсации. Ведь в международных правовых актах именно это и прописано. У нас в стране жилище трактуется как товар. Поэтому, когда граждане пытаются защищать себя в судах, банках, все время идет речь о цене жилья. Но это неверно. Жилье - это право.Поэтому сегодня недостаточно просто протестов. Нужно параллельно вести просветительскую работу. К примеру, за прошлую неделю в Астане было три случая, когда жильцов принудительно выселяли. Все три попытки мы отбили. Причем действуя исключительно в правовом поле. А просто собраться и покричать, как было в самом начале нашей деятельности, сегодня недостаточно. Кстати, мы даже создавали свой СОБР - специальный отряд быстрого реагирования. Как только где-то выселение - сразу идет обзвон, все выезжают туда. А сейчас этот СОБР работает в другом режиме. Есть люди, которые выезжают на место выселения и стоят стеной. Есть люди, которые отвечают за связи с прессой, за правовую защиту. Вот, скажем, пытались выселить мать-одиночку с несовершеннолетним ребенком, причем имея на руках только решение суда о принудительном заключении трехстороннего договора. А решения о принудительном выселении нет. Сейчас мы будем выселение это оспаривать.

- На прошлой неделе председатель Верховного суда разослал судьям письма о том, что они должны с особенной тщательностью рассматривать дела о лишении человека единственного жилья. Это вас как-нибудь обнадеживает?
- Ознакомившись с международными нормами права и поняв, что выселение из единственного жилья недопустимо, мы стали использовать эти документы в судах. Но до 2010 года судьи их не воспринимали. В прошлом году мы впервые обратились в Верховный суд с этим вопросом. Мы провели две акции: по 200 с лишним человек одновременно сдавали в канцелярию суда заявления с требованием немедленной встречи. Все это закончилось официальной встречей, по итогам которой была создана рабочая группа. Было проведено три заседания, на которых мы объясняли, почему не должно быть принудительных выселений. Мы говорили о том, что это противоречит международной практике. Но нас тогда не поддержали. Мы продолжили работать в этом направлении и уже в этом году, 22 июля, опять в массовом порядке потребовали встречи с новым председателем Верховного суда Бектасом Бекназаровым. И вот 5 августа представители нашей инициативной группы встретились с ним.  Мы изложили свою позицию. И, на удивление, встретили определенное понимание. Г-н Бекназаров обещал поддержать инициативы по поводу адаптации национального законодательства к международным стандартам. По итогам встречи он пообещал направить специальное письмо Верховного суда во все суды страны. И сдержал свое слово! Но, конечно, это всего лишь письмо. И мы будем работать над тем, чтобы эта норма была прописана законодательно и реально действовала.

Мадина АИМБЕТОВА, фото автора, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее