10858

Фабрика слёз

В восточноказахстанском селе Черемшанка голодают люди, а крупнейший в регионе птицекомплекс - на грани краха

Жители Черемшанки уверены: то, что происходит в их селе, - это настоящий геноцид. Местные работяги не получали зарплату по 10-12  лет. Жизнь процветавшего некогда села, где находится одна из самых крупных птицефабрик региона, за эти годы изменилась до неузнаваемости.

...Жительница Черемшанки Ирина АНТОНЕНКО, сильно смущаясь, рассказывает свою историю. У девятилетнего сынишки день рождения. Чтобы сделать ему подарок, продала запасенную с осени картошку и кое-что из домашнего скарба. Знакомая, у которой выдалась оказия побывать в Усть-Каменогорске, согласилась купить парнишке большую игрушечную машину. Пацан был счастлив безмерно. Мать только улыбалась, глядя на то, как мальчонка радуется. Посетовала вслух: жаль, дескать, торта мы себе не можем позволить, да и вкус его давным-давно позабыли. И позволила себе минутную слабость перед сыном - заплакала. Мальчишка слезы матери понял по-своему. Через два часа принес домой вафельный торт. Сияющий, он протянул его матери со словами: “Давай праздновать!”. Та опешила: “Откуда деньги на сладости?”. Оказалось, пацан отнес свою машину в сельмаг и бесхитростно обменял ее на торт…

Подробно о проблемах сотен работников Черемшанской птицефабрики мы писали еще в прошлом году (“Побег из курятника”, “Время” от 24.11.2010 г.). Тогда экс-директор предприятия АЛЛАХВЕРДИЕВ отчаянно заявлял, что готов отдать фабрику за 1 тенге. Организацию с долгами и вправду продали. Новое руководство обе­щало погасить долги по зарплате и наладить работу предприятия. Прошло полгода…
У работников птицефабрики уже давно своя валюта.
- Мы все пересчитываем на картошку, - рассказывает работница птицефабрики Светлана ВЫХОДЦЕВА. - Это наш основной дензнак, если хотите. Вот, например, полмешка картошки - это килограмм мяса. Не куриного, разу­меется (грустно улыбается). Так и живем. Кто что смог, наменяем, картошкой с долгами расплатимся и продолжаем ждать. Последний раз мне пришлось отдать остатки картошки, чтобы под капельницу в больнице лечь...
Елена Антропова и ее муж тоже работают на птицефабрике. Их семейный бюджет исчисляется несколькими мешками картошки. Отчаявшаяся семья ждет нового урожая. Иначе - голодная смерть. Хлеба они не видели уже несколько лет.

●●●

Когда редким счастливчикам с птицефабрики удается взять под зарплату булку хлеба - считай, в семье праздник.
- Обычно берем под зарплату по две-три булки, перепродаем пенсионерам, чтобы что-то еще из еды купить, - говорят работники фабрики. - Но в последнее время с хлебом часто перебои. Вот сегодня его не привезли, поэтому есть многим нечего.
- Из районного отдела социальной защиты привезли тушенку и чай. Будем выдавать по три банки каждому работнику, - говорит председатель профсоюза птицефабрики Ирина РУСАКОВА.
Подарок хороший, но три банки надолго ли хватит? Лучше бы рожки привезли - их на большее время растянуть можно.

●●●

Семья ДАНИЛЬЧЕНКО последние несколько лет пребывала на яичной диете.
Завтрак - яйцо всмятку. Обед - куриный бульон. Ужин - куриная котлета. На праздник - курица, запеченная в духовке.
- Уж как я стала ненавидеть яйца и курицу за это время - словами не передать, - рассказывает Елена Данильченко. - Но с прошлого года и их перестали выдавать. Как вспомню “куриные” времена - слюнки текут.
Сейчас в меню разве что суп со щавелем да жареная картошка...

●●●

Зато черемшанцы сыты обещаниями нынешнего руководства.
- Знаете, что нам заявили? - волнуется Сергей Данильченко. - Что грузовик с деньгами уже в пути. Что вот-вот выдадут всю зарплату - чуть-чуть нужно подождать.
Волшебный грузовик до ворот фабрики так и не доехал. А вот с самой фабрики, по словам черемшанцев, начали вывозить металл.
- С предприятия грузовиками вывозится металл, - рассказывает Сергей Данильченко. - Уже поилки в цехе молодняка сняли. Так все растащат на металлолом и стройматериалы. В цехах разъедает глаза. Не работает вентиляция, сломана система смыва помета. Птица давно не несется. Цыплята не будут нестись уже никогда из-за неправильного кормления. Жалко птицу. Тогда бы уж зарубили всю, зачем мучить?

●●●

Впрочем, черемшанцы лукавят. Деньги им все-таки однажды давали. По 5 тысяч тенге. Перед выборами. Чтобы в отдельно взятом селе снять социальную напряженность накануне главного политического события года.
- В декрет уйти или на больничный нельзя - тогда даже уголь и дрова под зарплату давать перестанут, - со знанием дела говорят черемшанцы. - Мы не нужны руководству, ни старому ни новому.
Из ворот гибнущей фабрики вывозят мертвую курицу.
Птица дохнет без корма. Клетки пустые. Работягам, по их словам, по дешевой цене предлагают мертвых кур. В счет зарплаты.
- Курица умирает без корма, - рассказывают сельчане. - Страшный падеж. Тысячами вывозим и сжигаем. Директора ни разу не видели.

●●●

- Счета фабрики арестованы, проблем очень много, предприятие мы приобрели с огромными долгами, - рассказывает новый владелец, генеральный директор ТОО “Птицефабрика капитал” Тусипхан ОРАЗГАЛИЕВ. - С тех пор было затрачено двести сорок миллионов. А требуется почти миллиард! Нужна государственная поддержка для решения накопившихся проблем.
Местные власти оказать поддержку готовы. Настроены весьма решительно.
- Если не будет решен вопрос по финансированию, по выплате заработной платы, однозначно будут приняты кардинальные меры, первичный договор купли-продажи будет аннулирован решением суда, - пояснил заместитель акима Восточно-Казахстанской области Григорий ПИНЧУК.
Только где гарантия, что следующий владелец поднимет из руин многострадальную птицефабрику?

●●●

В прошлом году отчаявшиеся птичники выходили перекрывать республиканскую трассу. Не помогло. Думали ехать в Акорду, бастовать прямо перед окнами президентской администрации.
А потом махнули рукой.
Да у них и картошки не хватит, чтобы добраться до столицы...

От редакции Вот так и живем: собственной  курятиной обеспечены всего на 30 процентов (остальное импортируем), а под боком куры дохнут… Да и люди практически на волосок от голодной смерти! Недаром было сказано с самой высокой трибуны: “Мы должны констатировать то, что все мои поручения практически не выполнены… Никто ничего не делает”. Это слова президента страны в адрес старого сельскохозяйственного министра Ахылбека КУРИШБАЕВА и нового - Асылжана МАМЫТБЕКОВА. Это с их легкой руки в поселке Черемшанка единственной “твердой” валютой стала картошка, а местные детишки уже забыли вкус не только сладостей, но даже и хлеба! Вам перед черемшанской ребятней не стыдно, Асылжан Сарыбаевич? Не говоря уж о том, что жить на импортной курятине, загнобив собственное производство, - подход, мягко говоря, негосударственный. Может, пора министру сельского хозяйства да шефу “Каз­агро” выдавать зарплату гнилой картошкой? Чем они лучше черемшанских?

Евгений ФОМИНЫХ, Усть-Каменогорск, тел. 8-7771778287, e-mail: timevostok@mail.ru, фото Андрея ВОЛОГОДСКОГО

Поделиться
Класснуть