11902

Тайны одного завещания


В реанимационном отделении 3-й городской больницы Петропавловска 26 декабря 2009 года от двусторонней пневмонии скончалась 71-летняя пенсионерка Галина Павловна СВОБОДА. По свидетельству родственников, бабушка была натурой деятельной, вела активный образ жизни, а накануне болезни съездила в гости к внучке в Астану. О смерти она совсем не помышляла, но в этой поездке простудилась, что и привело ее на больничную койку. На этом хоть и печальная, но вполне обыденная часть житейской истории, которая может приключиться с кем угодно, заканчивается.
И начинается детектив.

После смерти бабушки остались трехкомнатная квартира, гараж и автомашина “Волга” раритетной модели ГАЗ-21. По прошествии положенного срока бабушкина внучка и ее полная тезка Галина СВОБОДА (на снимке) начала собирать документы для получения своей доли наследства. И вдруг выяснила, что за неделю до смерти Галина Павловна успела в палате реанимации подписать завещание. Где указала: “Все принадлежащее мне имуще­ство, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось к дню моей смерти, завещаю своей дочери ЗВАРИЧ Наталье Вальтеровне…”. Изучив этот документ, заверенный врачами, а также историю болезни бабушки, внучка в достоверности завещания усомнилась:
- У меня с ней были очень хорошие отношения, за месяц до смерти она была у нас в гостях и сильно переживала, что я со своей дочкой и мамой вынуждена скитаться по съемным квартирам. Бабушка даже собралась продать свое жилье и приехать к нам, чтобы помочь купить квартиру, но я ее отговорила. К тому же ее состояние в больнице было очень тяжелым: она и в кому впадала, и клиническая смерть у нее была, и, как выяснилось, вообще еле шевелилась, даже повернуться без посторонней помощи не могла. Но ее подпись и запись фамилии, имени и отчества в трех экземплярах завещания, сделанные, по свидетельству врачей, лежа в постели в тяжелейшем состоянии, были выполнены так аккуратно, как другой человек и за столом не напишет. Вот только подпись и почерк были точно не ее! Мой отец, бабушкин сын, умер, а с тетей Натальей Зварич у меня отношения давно очень плохие. Они люди очень богатые: ее муж - крупный зерновик, сама - владелица турфирмы. Они имеют в Петропавловске определенный вес и важные знакомства. В общем, не мне чета…

Галина Свобода 1 июля 2010 года обратилась в суд с иском о признании завещания недействительным. Процесс тянулся почти семь месяцев, а 24 января 2011 года судья Петропавловского городского суда № 2 Алия АЙСИНА огласила решение: “В иске Свободе Галине Павловне к Зварич Наталье Вальтеровне отказать”. Мы нисколько не пытаемся поставить под сомнение квалификацию судьи и репутацию заверявших завещание врачей. Но многочисленные вопросы, возникшие в суде у внучки Галины Свободы, по ее мнению, так и остались без ответа:
- Почему датированное 19 декабря 2009 года завещание оказалось зарегистрированным у нотариуса только 31 мая 2010 года, когда я начала претендовать на наследство? Как могли медики “забыть” про завещание, если подобные документы для них являются редкостью?
И действительно, главврач 3-й горбольницы Анатолий КО, чья подпись стоит под завещанием, на суде показал, что в его практике такие почти не встречались. А дежурному врачу Руслану ТАСОВУ, также заверившему завещание, с подобной миссией ранее вообще сталкиваться не приходилось. Однако Анатолий Ко именно забывчивостью пояснил в суде, почему завещание в нотариат не попало в 10-дневный срок, как положено по закону:
- Всегда у нас с этим есть проблемы. Когда родственники подняли шум, мы изъяли историю болезни, обнаружили завещание, зарегистрировали…

Информация о завещании в истории болезни бабушки тоже сильно удивила Галину Свободу:
- Запись “В связи с настоятельной просьбой родственников больная написала завещание” свидетельствует скорее о воле­изъявлении каких-то неизвестных родственников, а не самого завещателя. Да и выполнена она мелкими буквами, буквально втиснутыми между строк, и пастой другого цвета по сравнению с прочими пометками. Руслан Тасов пояснил, что забыл вписать сразу и спохватился, когда места уже не было. И что же ему помешало все сделать своевременно? Похоже, данной записи 19 декабря 2009 года в истории болезни попросту не существовало, и когда она точно была сделана, неизвестно.
К тому же Анатолий Ко, Руслан Тасов и свидетельница Надежда ГУСЕНКОВА во время суда изрядно путались в показаниях по поводу событий 19 декабря 2009 года. Главврач, помимо прочего, например, уверял, что свидетельница была приятельницей больной, регулярно навещала ее и он лично выписывал ей пропуски в реанимацию. А потом выяснилось, что Надежда Гусенкова - медик, проходила в то время в 3-й горбольнице стажировку, не требующую никаких пропусков. И это она принесла откуда-то уже готовый текст завещания, который не был написан самой больной или в ее присутствии, как того требует ст. 1051 Гражданского кодекса РК.
Но больше всего вопросов к медикам у несостоявшейся наследницы появилось вместе с результатами почерковедческой экспертизы подписи бабушки:
- По заключению эксперта (№ 2953 от 21 декабря 2010 года), подписи в трех экземплярах завещания “выполнены не самой Галиной Павловной Свобода, а другим лицом, с подражанием ее подлинным подписям”. Тогда чью же подпись эти врачи заверили?!
Заключение эксперта к концу процесса придало делу очень интересный оборот. Ведь в случае признания завещания недействительным, заверившие его люди, в том числе и заступивший к этому времени на должность начальника управления здравоохранения Северо-Казахстанской области Анатолий Ко, могли быть привлечены к уголовной ответственности за лжесвидетельство. Со всеми вытекающими последствиями. Так что решения суда, затаив дыхание ждали не только наследники усопшей бабушки.

Виктор МИРОШНИЧЕНКО, Петропавловск, тел. 8-7772588479, e-mail: mukomol@mail.kz, фото Анастасии ПРИЛЕПСКОЙ, фоллаж Владимира КАДЫРБАЕВА

Поделиться
Класснуть