7255

Кланы и планы

Кланы и планыЕще совсем недавно тема кланового характера устройства властной системы была под негласным запретом. А сегодня об этом явлении говорят и пишут все, кому не лень. Более того, такое ощущение, что сами кланы используют тему клановости для дискредитации соперничающих кланов (извините уж за тройную тавтологию! ).
А если серьезно, то все они - от лояльных к властям до радикальных критиков - поставили довольно точный диагноз главному недугу общества.
И это не знаменитое черномырдинское: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”.
Дело в том, что делать лучше как раз никто и не хотел!

Когда в середине 90-х власти взяли на вооружение известный тезис “Сначала экономика, а потом политика”, мы, наивные, думали, что речь идет о действительно назревших в то время реформах. Они бы позволили избавиться от наркотической нефтяной зависимости, диверсифицировать экономику, сделать ее более конкурентоспособной и устойчивой, на равных рыночных условиях вовлечь в реальное производство максимальное число активных участников. Искренне веруя в эти заявления, многие тогда внутренне согласились с такой не совсем демократической постановкой вопроса. На время, как заверяли нас сами власти.
На деле же под предлогом спасения постсоветского народного хозяйства от неминуемого коллапса наши власти все открывшиеся возможности переходного периода использовали исключительно в своих меркантильных интересах. В результате вместо цивилизованного рынка мы получили уродливый, основанный не на справедливых законах, а на понятиях экономический строй в виде базара по распродаже природных ресурсов.
Нужно отметить, что сначала кланы находились в составе государст­венных институтов и вели себя тихо, довольствовались малым. Видимо, сказывалось то обстоятельство, что в начале обретения независимости в правящей элите преобладали люди, прошедшие советскую закалку, в которой как-никак существовали некоторые рамки приличия и аппетиты были умеренными. Во всяком случае, о миллиардах долларов никто не помышлял. Это был период, если можно так выразиться, более-менее приличного вхождения властей в экономику. Со своими издержками, связанными в том числе с неопытностью и отсутствием соответствующего образования.
Этим самым обстоятельством и воспользовались различные псевдоинвестиционные ходоки. В том числе и с сомнительной репутацией. Сладкими нью-васюкинскими призывами и щедрыми посулами они обаяли наши власти и, получив из их щедрых рук генеральную доверенность на управление самыми прибыльными секторами бывшего народного хозяйства страны, становились хозяевами жизни. Позже это управленческое право превратилось в право собственности а-ля офшор.

Аппетит приходит во время употребления пищи. Былые рамки приличия и публичной острастки стали тесными для нуворишей, они им уже мешали. Денежная масса в их карманах перестала вмещаться в отведенную тогдашними законами нишу. Да и сама нарождающаяся в недрах общества демократия становилась все большим препятствием на пути еще большего обогащения олигархов различных мастей. В общем, для кланов и каст требовалось иное правовое поле для усиления своих позиций.
И конституционная реформа 1995 года вконец развязала руки нарождающемуся новому классу околочиновничьего бизнеса. Новая Конституция вкупе с принятыми на скорую руку законами укрепила позиции тех, кто был вхож в коридоры верховной власти. Они без всякого контроля со стороны общества распределили между собой наиболее прибыльные залежи казахстанского Клондайка. И доходы от как снег на голову свалившегося с неба финансового счастья.
И не политические партии, не фракции парламента, не независимые СМИ, а созданные на этой самой уродливой базе и полукриминальных принципах сверхобогащения кланы стали главными действующими лицами большой политики. Именно они стали определять основные параметры развития государства. По их хотению менялись законы, подписывались контракты с бешеными преференциями в угоду аффилированным компаниям. Под их диктовку проводились выборы и рисовались нужные для властей цифры.
Ныне мы имеем то, что имеем. Произошла децентрализация реальной центральной власти. Только ее основы находятся не в руках конституционных органов, а в неконституционных образованиях. Дело дошло до того, что теперь не Акорда им, а они Акорде диктуют свои условия. Хотя Акорда этого, конечно, никак не признает. Она стала заложником созданной ею самой системы.
Возможно ли такую систему изменить, основываясь на законах? Тем более если они недемократичны и не имеют потенциала для обновления.

По-прежнему много говорят о географических и трайбалистских принципах разделения между кланами. Извольте, на дворе XXI век! Наверняка какие-то атавизмы прошлого в быту и политике остались, но не они являются определяющими. Основной центр притяжения лежит не в плоскости жузов и регионов, а в ресурсах - финансовых и властных. И собственности! Вот там и проходит линия кровной связи. Именно эти параметры объединяют участников того или иного клана. Как говорится, один и тот же Дулат - он тебе и бюрократ, и супостат, и демократ!
Не уяснив, не осознав первопричин этого явления, нельзя даже начинать разговор о декланизации экономических и иных отношений.
Клановость сделала невостребованным профессионализм в рядах рекрутируемых кадров, привела к беспрецедентной коррупции по принципу рука руку моет и отобрала перспективы у неаффилированных к кланам граждан и групп. Она на долгие годы затормозила так необходимые обществу политические преобразования. Прошло 15 лет со времени принятия той, олигархически обоснованной Конституции, а транзитный период слишком уж затянулся!
Хотя есть и один плюс в сложившейся ситуации: воюя друг с другом, компрометируя конкурентов, кланы вольно или невольно выступают в роли общественного санитара, расчищая локальные конюшни. Но этого недостаточно для полномасштабного очищения.
Если раньше формальным предлогом для дальнейшей консервации общественно-политической жизни была необходимость реформирования экономики, то теперь у адептов власти появилась другая фишка: кто начал реформы, тот и должен их закончить! Естественно, они думают не о президенте, а о себе, любимых, рядом с ним. Хотя пропрезидентская риторика используется на полную катушку. Идет негласное соревнование: кто слаще споет?
И тут мы подходим к самому главному выводу текущего момента: нельзя разделять вопросы политической либерализации и проблемы переустройства основ самой экономики. Не изменив принципы формирования экономического базиса, мы не в состоянии изменить существующую политическую надстройку.
Возможно, именно в этом заключается главная причина не только упорного нежелания властей идти даже на самые маленькие шажки в сторону народовластия. На кону ведь не только какие-то должности, места в парламенте и правительстве, иные преференции. На кону - миллиарды!
А они, извините, для них важнее, чем Родина и ее цивилизованное будущее.

Но этот тезис в какой-то мере касается и нас, критиков власти. Мы как-то привыкли рассматривать вопросы политических реформ в отрыве от существующей экономической модели. Это в корне неправильно!
Нужна новая, направленная на смену экономической власти реформа. По своему накалу она, наверное, будет почище всех тяжелых реформ середины 90-х прошлого века.
Но к ним надо приступать. Чем раньше, тем лучше.
Не для кланов. А для страны.
Останутся власти, как и раньше, на стороне кланов и не пойдут на реформы - загонят болезнь внутрь и еще больше усугубят ситуацию.
Или все-таки пойдут по другому пути?
У меня есть определенные надежды на этот счет.
Надежды не на чудо, когда власти одумаются. А на общество, которое заставит власти сделать правильный выбор.
Честное слово, верю в это!

Амиржан КОСАНОВ, генеральный секретарь ОСДП “АЗАТ”, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА
Поделиться
Класснуть