9581

Григорий АНТИПЕНКО, киноактёр: Я - почти Обломов

Григорий АНТИПЕНКО, киноактёр: Я - почти ОбломовВ свои 35 этот российский актер уже многое успел: получил два образования, потрудился в самых разных сферах, стал отцом троих сыновей, серьезно увлекся альпинизмом, за семь лет снялся в двух десятках фильмов и сериалов. Широкая известность (особенно среди женской части зрителей) пришла к Григорию с выходом в телеэфир двух сериалов: “Талисман любви” и “Не родись красивой”. В первом он сыграл главного злодея - вора Платона Амелина, во втором - главного соблазнителя Андрея Жданова (за глаза актера так и называли: “любимый мужчина Кати Пушкаревой”, героини сериала). В Алматы Григорий АНТИПЕНКО вырвался только на три дня для участия в фильме Егора КОНЧАЛОВСКОГО “Настоящий полковник”. Прямо на съемочной площадке во время перерывов и состоялся этот разговор...

- Вы не первый раз встречаетесь на съемочной площадке с Егором Кончаловским?
- Я виделся с ним как с продюсером. Скоро, надеюсь, выйдет в прокат наше совместное творчество под названием “Москва, я люблю тебя”, где я снимался. Это сборник, состоящий из нескольких киноновелл по 5-7 минут. Подобные фильмы были и про Париж, и про Нью-Йорк...

Григорий АНТИПЕНКО, киноактёр: Я - почти Обломов- И про Алматы тоже.
- А что, по-моему, это очень хорошая традиция, когда люди имеют возможность нетривиально высказаться про свой любимый город.

- Сейчас вы в белом халате, стало быть, ваш герой - медик?
- Да, он военный врач времен афганской войны. Но никаких событийных сцен, связанных с моим персонажем, здесь нет. Скорее это если не функция, то легкая зарисовка на тему.

- А раньше играли врачей? Все-таки по первой профессии вы имеете отношение к медицине.
- Да, я сыграл психоаналитика в сериале “Провинциалка”. Я не отношусь к тем, кто мечтал о профессии актера и целенаправленно к ней шел. С раннего детства я увлекался биологией. Фармацевтическое училище, в которое я поступил, было лишь первой ступенькой к медицине: дальше в планах стоял биофак. Работал и бутафором на “Мосфильме” у своего дяди, в его салоне факсимильных копий. Мы делали экспонаты разных музеев, в частности, была египетская коллекция Пушкин-ского музея. Я родился и жил в доме, который находился рядом с “Мосфильмом”. Моя мама работала там около тридцати лет: была директором и замом картин, а начинала с технолога по проявке пленки после окончания ЛИКи. Я любил бывать на “Мосфильме” еще в школьные годы.

- И никто не останавливал с вопросом: “Мальчик, хочешь сниматься в кино?”
- Ничего такого не было.

- Значит, на подготовительные актерские курсы при МХАТе вы пошли ради любопытства?
- Я и в “Сатирикон” пошел только ради любопытства: насколько мне интересна эта сфера? Нельзя сказать, что я как-то заболел искусством, но появилось новое ощущение, хотя раньше была еще и театральная студия. Я начал себя изучать: сознательно забрасывал в какие-то сферы, где можно было что-то понять, почувствовать запах... Понимаете? Тогда в “Сатириконе” как раз выпускался спектакль “Кьоджинские перепалки”. Никогда этого не забуду! Там нужно было помогать: выбегать за моряков на сцену, убирать корзины с рыбой. То есть это уже были выходы на профессиональную сцену, хотя работал я монтировщиком. Понятно - ты никто и ничто, но так или иначе уже мог ощутить эту магию. Естественно, я видел, как работают актеры, как они репетируют, играют, что это такое вообще - актеры. Начал с ними общаться, разговаривать.

- И наконец-то решились - поступили в Щукинское училище довольно взрослым человеком, в 24 года. Можно сказать, последний шанс использовали, ведь в театральный вуз мужчин принимают до 25 лет.
- Гениев берут и позже. Это я не о себе - я спокойно отношусь к своему дарованию.

- Вы ощущали дистанцию между собой и сокурсниками?
- Конечно, я был совсем другим человеком: иное отношение к жизни и принципы жизни были другими. Поэтому не могу сказать, что с кем-то из них у меня сложились тесные дружеские отношения.

- А кто были ваши однокурсники?
- Одного я как раз недавно вспоминал: Саша УСТЮГОВ из Экибастуза, сейчас он начал и режиссурой заниматься, уже снимает какие-то сериалы, очень талантливый парнишка! Оля ЛОМОНОСОВА, Марина АЛЕКСАНДРОВА тоже мои однокурсницы. И Петя ФЕДОРОВ, который снялся в “Обитаемом острове” у Федора БОНДАРЧУКА во второй главной роли.

- Григорий, назовите две экранные роли, где вы больше всего не похожи на себя в жизни. И наоборот, где максимально герой приближен к вам?
- Ко мне? Такой роли вообще нет. Какой я в жизни - даже не представляю. Со стороны виднее. Я очень спокойный человек по своей природе. Даже не знаю, с какими образами можно сравнить... Я почти Обломов, но не до такой степени...

- ...чтобы полежать на диване?
- Не полежать, а подумать.

- Жерар ДЕПАРДЬЕ мечтает сыграть Тараса Бульбу. Что хочется вам, какие роли?
- (После паузы.) Сложный вопрос. Всегда теряюсь, не знаю, что сказать... Их много на самом деле.

- Уточню: кого из классики? Гамлет - ваш герой?
- Не уверен. Но я сделал бы его по-своему в любом случае. “Гамлет” - это одно из лучших драматических произведений, к нему можно всю жизнь стремиться. Не важно - сыграешь или не сыграешь, но стремиться надо. Гамлета вряд ли мне уже предложат. Но могу Петруччио, может быть, Фальстафа, когда постарше стану. Вот такого плана роли мне интересны. Я не очень люблю роли однозначно определенные драматически.

- А чеховских героев сыграли бы?
- Тригорина, наверное. Но так, чтоб меня “цапануло” и я сказал, что очень хочу... нет. Чехов очень хорош вообще. У него самая маленькая роль - это всегда “есть что играть”. Потому он и Чехов. Знаете, я с удовольствием сыграл бы Мюнхгаузена, но понимаю, что после Янковского это даже глупо начинать делать. Должно пройти какое-то время...

- У вас есть профессиональные награды?
- Приз имени Сергея ГЕРАСИМОВА на фестивале в Челябинске за роль в фильме “Этим вечером ангелы плакали”.

- Ваше любимое блюдо?
- Я широк, как всякая душа русская. Помните слова Свидригайлова “Сузить бы!”? Это как раз про меня. Действительно, я не могу локализоваться...

- По-моему, из программы “Истории в деталях” я узнала, что вы серьезно увлекаетесь альпинизмом. Даже куда-то и надолго уходили в горы.
- Но это, как всё у меня: и профессия, которая ВДРУГ появилась в моей жизни. Я почувствовал, наверное, шестым каким-то чувством, что надо идти. Первый раз пошел в горы, когда поступил в театральное училище. Но то были не снежные горы: Адыгея, Северный Кавказ. Я дней восемь шел один и куда-то поднялся.

- Полагаю, вы обратили внимание и на наши горы. Хотели бы на них побывать?
- Я же в Киргизии постоянно бываю, на Иссык-Куле. В прошлом году на Хан-Тенгри поднимался, до вершины мы не добрались, остался какой-то километр. Напарник подморозил ноги, да и просто мы не были готовы: перерыв был слишком большой между походами, а потом сразу на такую высоту - организм не справился. Хан-Тенгри считается далеко не самым легким пиком и одним из живописных в мире. Был на вершине имени Нансена.
Думаю, с Алматы мне еще предстоит познакомиться. Пока же меня только возят на съемки, вижу - город очень красивый, расположен в непростых климатических условиях. Сколько у вас здесь зон? Ну две климатические я точно уже почувствовал...

Галина ЛЕОНОВА, фото из архива Григория АНТИПЕНКО, Алматы
Поделиться
Класснуть