16074

Приказано оговорить

Приказано оговоритьЖил-был в Актау простой парень Айбек Кушкинов. Работал себе на стройке прорабом. И была у него старенькая мама, которая хотела, чтобы сын скорее обзавелся женой и детьми. А он взял да загремел в тюрьму на 18 лет за убийство человека. Когда садился - было ему двадцать восемь. Четыре года Айбек уже отсидел. Все это время его мать, Баян Нуркасымова, доказывала, что он невиновен и осужден незаконно, а настоящий убийца гуляет на свободе. Она обивала пороги всевозможных инстанций, писала многочисленные заявления и жалобы. Местному полицейскому начальству и в МВД республики. В областную и Генеральную прокуратуру. Дошла и до Верховного суда. Но и там ей отказали в пересмотре приговора, посчитав, что вина ее сына в убийстве подтверждена и полностью доказана, а значит, осужден он на столь долгий срок вполне обоснованно.
А спустя четыре года в деле Айбека Кушкинова неожиданно открылись “новые обстоятельства”…

В ночь с 13 на 14 апреля 2006 года в кафе-баре “Пирамида”, расположенном в одном из микрорайонов Актау, гуляли две теплые компании. За одним из столиков сидели трое военнослужащих-контрактников из местной части внутренних войск. По соседству с ними веселились четверо парней и девушка. И те, и другие крепко выпивали. Как и из-за чего повздорили, сейчас, наверное, никто уже и не вспомнит. То ли кто-то на кого-то не так посмотрел, то ли кому-то показалось, что девушка не тому внимание оказала…
Рукопашная случилась возле туалета - джигиты не поделили, кто будет первым нужду справлять. Слово за слово. Сцепились. Покатились по полу. К обоим подоспела подмога. Началась групповая драка. Охранник кафе попытался разнять дерущихся, но когда понял, что своими силами этого сделать ему не удастся, стал названивать по телефону, вызывая подкрепление. Но звонил он почему-то не в полицию.
Через некоторое время усмирять ресторанных дебоширов на двух машинах прибыла группа быстрого реагирования из числа его друзей, таких же, как и он, частных охранников, а также несколько неизвестных добровольцев, которым в ту ночь было не лень махать кулаками. У одного из этих приехавших были резиновая дубинка и обрез.
К слову сказать, потасовка между выпившими посетителями кафе к тому времени затихла - все уже мирно сидели за своими столиками. Но вызванные среди ночи на их усмирение парни, видимо, были настроены показать всем, как надо культурно отдыхать в таких приличных заведениях. В общем, досталось от них и первой компании, и второй.
Особенно не повезло Есету Шамбилову. Его, лежащего на полу, долго били, а потом один из приглашенных вышибал навел на него обрез. Многие посетители услышали крик: “Не стреляй!”. Следом грохнул выстрел.
Все разбежались. На полу остался окровавленный человек. Работники кафе вызвали медиков и полицию. Раненый скончался в машине “скорой помощи”. По полицейским сводкам это происшествие прошло как убийство, совершенное группой неизвестных лиц.

В прочем, той же ночью полиция задержала трех солдат внутренних войск и приятелей убитого, включая девушку, что была с ними. Были задержаны также охранник “Пирамиды” и те парни, которых он вызвал на подмогу. Всех опросили. Выяснили, кто где стоял, кто что видел.
Но потом всех отпустили, заявив, что убийца уже пойман.
Им оказался здоровенный бритоголовый амбал под два метра ростом. Действительно, судя по внешнему виду, такому здоровяку человека убить - что муху прихлопнуть. Это и был Айбек Кушкинов.
По показаниям свидетелей, именно этот здоровенный парень и застрелил человека.
Однако сам Айбек утверждал, что в тот вечер даже не был в кафе-баре “Пирамида”. Он рассказывал, что находился лишь рядом - приехал, чтобы занять деньги у своей давней знакомой, работавшей там администратором. Увидев, что в кафе что-то случилось и на входе суетится полиция, он не пошел внутрь, а просто поехал дальше по своим делам.
Ему никто не поверил. Одним из доводов следствия на суде было, что с такими внушительными внешними данными парню и впрямь не в прорабы, а в рэкетиры идти. А в основу обвинения легли многочисленные свидетельские показания против Айбека. В итоге Кушкинов получил 18 лет лишения свободы в колонии строгого режима, хотя ни в ходе следствия, ни на суде своей вины так и не признал. Выступая с последним словом, он сказал всем присутствовавшим: вы осудили невиновного, когда-нибудь в этом убедитесь, и вам будет очень стыдно…

С тех пор прошло четыре года.
И вот летом прошлого года, когда все инстанции уже по нескольку раз отказали в пересмотре этого дела, мать Айбека Кушкинова, находясь в полном отчаянии, написала заявление в ДКНБ по Мангистау­ской области.
Актауские комитетчики взялись за дело с завидной тщательностью. По фактам, указанным в заявлении матери осужденного, провели серию оперативно-розыскных мероприятий. По минутам восстановили события четырехлетней давности. Нашли и заново допросили всех свидетелей.
Тут и выяснилось, что большинство из них с самого начала в своих показаниях говорили не об Айбеке Кушкинове, которого ни разу в жизни не видели, а совсем о другом человеке. Они поменяли свои показания под давлением, угрозами и физическим насилием со стороны проводивших расследование полицейских. Один проходящий по программе защиты свидетелей заявил, что некий полицейский, известный ему под кличкой Руслан Кавказ, а также еще один сотрудник славянской внешности, которого он может опознать, беспрестанно избивали его и требовали, чтобы он написал, что стрелял именно Кушкинов. Били так, что потом ему пришлось лечить отбитые почки.
Ему вторит другой свидетель, проходящий по делу как Атабек Атабаев. Он утверждает, что его тоже заставили оговорить Кушкинова полицейские. По словам Атабаева, полицейские угрожали его самого посадить на 13 лет за соучастие в убийстве, если он не подпишет нужные показания. Когда же он отказался оговорить совершенно незнакомого ему человека, вызвали группу омоновцев, которые долго его избивали и “угрожали засунуть резиновую дубинку в задний проход”. Это дословная цитата из его показаний. Атабек Атабаев называет одного из своих мучителей - сотрудника местного УБОП по имени Ержан.
Тот же Ержан заставил дать ложные показания и свидетельницу Амангуль Латипову, которая вообще не видела, кто стрелял. Вряд ли она могла что-то видеть в полумраке кафе, поскольку у нее зрение минус 13, о чем есть соответствующие медицинские документы.
Антону Колодию, еще одному свидетелю тех событий, пришлось просить помощи у своих знакомых, работающих в органах внутренних дел, чтобы от него отстали навязчивые полицейские. Cотрудник полиции по имени Тугел требовал, чтобы он указал на Кушкинова. Колодий даже не пошел в суд - не хотел повторно оговаривать невиновного.

О полицейском давлении говорят все свидетели, включая посетителей, официанток, бармена. Чекисты пришли к выводу, что есть все основания для пересмотра приговора в отношении Айбека Кушкинова, поскольку в ходе проверочных мероприятий получены сведения, свидетельствующие о грубейшей фальсификации материалов дела сотрудниками полиции.
Руководство областного ДКНБ вышло через прокуратуру Мангистауской области на Генеральную прокуратуру, чтобы опротестовать в Верховном суде несправедливый приговор.
Было это минувшей осенью.
Айбек Кушкинов как сидел, так и сидит. Никто не торопится поднять его дело, чтобы изучить его и сличить с результатами расследования, проведенного КНБ.
Никому это не нужно, потому что если дело Кушкинова будет пересмотрено, то на кону окажется не только карьера тех актауских полицейских, которые избивали, запугивали и угрожали, но и их начальников, знавших о действиях своих подчиненных, но не остановивших беспредел. Тогда будут сильно испачканы и синие мундиры прокуроров, и пурпурные мантии судей, участвовавших в этой расправе.
Вот сколько чиновного люда может пострадать из-за какого-то там прораба!

Геннадий БЕНДИЦКИЙ, е-mail:
benditsky@time.kz , коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА
Поделиться
Класснуть