6102

Танец с абсурдопереводом

Танец с абсурдопереводомГосударственный академический театр оперы и балета им. Абая дважды в месяц будет предоставлять сцену для экспериментов современных хореографов. В марте серию таких вечеров открыл… антибалет “Лысая певица” театра танца “Самрук”, поставленный молодым хореографом Натальей НОВИКОВОЙ.Танец с абсурдопереводом

Несмотря на красноречивую приставку “анти”, профессионалы все-таки пытаются критиковать: здесь, дескать, мало балета. В смысле неких па, построений, пируэтов. Наша публика, не избалованная современным танцем, более привычна к неоклассике или модерну. Это когда действие на сцене происходит все-таки по четким балетным законам, хотя и не “на пальцах”, и с некоторыми вольностями.

Сама Наташа - антибалетный человек. В том смысле, что она не имеет этой затверженной базы, превращающейся для многих экспериментаторов в клетку. Просто всегда обожала танцевать, обошла едва ли не все студии и мастер-классы южной столицы, выступала во многих коллективах. Она часто сотрудничает с драматическими режиссерами - там, где ткань спектакля надо насытить своеобразной пластикой: ТЮЗ, Немецкий театр, до этого независимая сцена “Седьмая грань”. Одним словом, Наташа затрудняется обозначить свои официальные отношения с балетом, хотя теперь, после того как получила диплом режиссера-постановщика современного танца, с удовольствием поработала бы с какой-то одной труппой. Но пока приходится довольствоваться разовыми заказами.
“Лысая певица” - ее дипломный спектакль. Он уже побывал на днях культуры в Одессе, да и в Алматы показывался пару раз. Но эти спектакли были настолько от случая к случаю, что для широкой публики “Лысая певица” - явная премьера.

Танец с абсурдопереводомО пьесе известного мастера абсурда Эжена ИОНЕСКУ Наташа узнала в институте, на курсе истории театра. Пьеса поразила ее, как ни странно, множеством параллелей с собственной жизнью.
- Тогда я даже не знала, что пьеса настолько известна. Просто “Лысая певица” что-то затронула во мне, пересеклась с моими переживаниями, состоянием, опытом отношений. Ведь в основе любого спектакля - человеческие взаимоотношения. Герои Ионеску несут околесицу, у них нет диалога - это о кризисе языка, о некоммуникабельности, нежелании узнавать друг друга. Для меня это было очень понятно. Многие ставят пьесы абсурда именно для того, чтобы шокировать зрителя, эпатировать, что-то напридумывать. Но у меня мотивация совсем другая: для меня вся эта абсурдность - выстраданная и жизненная.

По сюжету пьесы Наташа поставила сначала танцевальный номер, а затем и дипломный спектакль. В этом отношении ей и четырем сокурсникам крупно повезло. Их педагог Гульнара АДАМОВА, сама любитель экспериментов в современном балете, отдала студентам “на растерзание” собственный танцевальный коллектив “Самрук”.
Если у Ионеску герои несут полный бред и происходящее не подчиняется никаким законам драматургии (почему “Певица” и называется антипьесой), то у Наташи они даже не танцуют абсурд - они абсурдно живут. Взбалмошная служанка пускает мыльные пузыри, прыгает через скакалку, но при всей своей придурошности почему-то руководит героями, умело подчиняя их своей воле. Разве не так нам диктуют рамки вечные условности: “удобно - неудобно, принято - не принято”? Главные герои живут каждый в своем мирке, и объединяет их разве что телевизор. Они, как зомби, подчиняются ритмам музыкантов, любуются умирающим лебедем. Правда, в какой-то момент исполнители джаза выхватывают пистолет и пытаются убить лебедя. Возможно, за перебор с фуэте. В любом случае это продолжение все того же абсурда.

- Вы замечали, насколько человек поглощен телевизором? Зачастую наше мнение основано на передачах, мы зомбированы бесконечными ток-шоу вроде “Пусть говорят” или “Федеральный судья”. Ведь народ не просто смотрит, а верит в подлинность происходящего. В нас откладывается поток насилия, которое мы видим на экране, а потом удивляемся, что школьник перестрелял одноклассников. Мы и мечтаем о том, что нам навязывает телевидение, - о красотках с большим бюстом, о бесконечной сексуальности и молодости. Когда я смотрю на то, что получилось, то понимаю, эта работа - исповедальная. Возможно, потому что я сама просто профессор по сложным отношениям. И все воспринимаю не как абсурд для абсурда, а как некий тупик, в который мы попадаем, если не пытаемся осмыслить происходящее. Чтобы что-то изменить, необходимо хоть какое-то действие - молиться, ходить к психологу, читать духовную литературу. Хоть что-то. Иначе ты повторишь судьбу своего окружения, да еще и в гротесковом, утрированном варианте. Это я тоже ощутила на себе.

Наташа не склонна до конца обнажаться: говорить о сложных взаимоотношениях с родителями, о глубоко личных переживаниях, о мужчине, который загнал ее под такой жестокий пресс, что оставался один выход - расти через самооценку и решать, нужна такая любовь или нет. После этого любая пьеса абсурда понятна как любовная баллада. Но, наверное, и хорошо, что таких подробных деталей зритель не видит. Иначе “Антибалет” мог бы превратиться в банальное ток-шоу…

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, фото Бориса БУЗИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть