125839

Братишка, ты попал!

Братишка, ты попал! Братишка, ты попал! В минувший четверг к вашему корреспонденту обратился старший помощник прокурора Петропавловска Алмас ЖУМАГАЗИН (на снимке справа) с рассказом о том, как он был избит своим начальником, прокурором города Жанбулатом КОЖАБАЕВЫМ (на снимке слева). За годы работы в газете “Время” я познакомился со множест­вом невероятных историй о нравах, царящих в наших правоохранительных органах, но вот о прокуроре, который устраивает в служебном кабинете бои без правил, слышать не приходилось. Однако Алмас Жумагазин рассказал, что так устал от постоянных матов и оскорблений началь­ства, что на очередную разборку пошел с включенным диктофоном в кармане.

Из диктофонной записи
Кожабаев: ... Да я тебя, сука, по полной программе…. Что за ху...ня, я тебя спрашиваю?! Что за ху...ня?! Руки убрал! Ты что, сука… Ты че, пацан, вообще сука, а ну иди сюда, я сказал!!!

Из рассказа Алмаса Жумагазина следовало, что с приходом этим летом на должность прокурора города Жанбулата Кожабаева жизнь в надзорном органе стала строиться по прин­ципу деревенского курятника, где нужно “клевать ближнего, гадить на нижнего и лезть повыше, чтобы самому остаться чистеньким”.

Баловни судьбы

Да и сама личность баловня судьбы, за время работы в органах прокуратуры (с 2001 по 2008 год) сделавшего головокружительную карьеру, вызывала много пересудов. Ведь для того чтобы в 29 лет стать подполковником юстиции, нужно, по крайней мере, обладать недюжинными профессиональными талантами. Или в условиях нашей суровой действительности иметь очень высокопоставленную родню.
Но если насчет профессиональных талантов Кожабаева у его подчиненных могли быть сомнения, то с родней городскому прокурору, похоже, очень повезло. Во всяком случае, с его приходом в прокуратуре Петропавловска только и было разговоров о том, что новый бастык является сыном председателя суда Акмолинской области.
Как рассказал Алмас Жумагазин, заступив на должность, Жанболат Кожабаев повел весьма своеобразную кадровую политику:

- На протяжении последних месяцев он собрал вокруг себя преданных людей, готовых выполнить любой его приказ. Так был сменен заместитель прокурора Петропавловска Каримов, а на его место пришел молодой, но преданный прокурору города Тасмагамбетов, брат акима района, за три года стремительно выросший до должности майора юстиции. Обязанности начальника отдела следствия сейчас исполняет работающий второй год в органах прокуратуры Хашиев, недавно аттестованный на должность помощника прокурора Петропавловска. Еще двух новичков, которые сейчас трудятся в отделе по надзору за деятельностью государственных органов, Кожабаев перетянул из Щучинска - со своего прежнего места работы. Но, видимо, ему понадобились еще места в прокуратуре, в том числе и моя должность.

Не выноси сор из избы

В этом году Алмас Жумагазин имел несчастье опубликовать в одной из городских газет Петропавловска несколько статей о проблемах работы прокуратуры. Именно это и послужило, по словам Алмаса, поводом к началу гонений:

- В самом начале своей работы в должности прокурора города Кожабаев подошел ко мне и говорит: “А, так это ты статейки пишешь?! Было указание убрать тебя с должности, так что пиши заявление!”. Писать заявление о переводе на нижестоящую должность я отказался, и он воспринял это как личное оскорбление. С тех пор начались по­стоянные маты и придирки. У него вообще манера разговаривать приблатненная, каждый разнос он начинал словами: “Ну, все, братишка, ты попал!”. И только что пальцы при этом не растопыривал…

Братишка, ты попал! Жанболат Кожабаев время от времени продолжал требовать, чтобы он, Алмас Жумагазин, добровольно написал заявление об уходе. Жумагазин как мог сопротивлялся. И наконец бастык перешел к активным действиям:

- В ноябре ко мне на изучение поступило более 170 материалов с личными делами осужденных из исправительных учреждений, у которых подошел срок условно-досрочного освобождения. В сейф они просто не влезали. Кстати, сейф и не закрывается, а двери в кабинет, где кроме меня сидят еще четверо сотрудников, открываются любым ключом. Дела осужденных лежали на полу, на столе, в общем, везде... А я уже чувствовал, что вот-вот в отношении меня будет какая-нибудь провокация. И точно, 17 ноября ко мне забегает прокурор города со своим заместителем и начальником отдела, они отталкивают меня от стола, велят выйти из кабинета и начинают рыться в документах и моих вещах! Я почувствовал себя подследственным, только без права на защиту.
Когда 18 ноября пришел на работу, мне дали для подписания акт приема-передачи личных дел. В акте я не увидел личного дела осужденного Матвеева, поэтому написал: “С актом ознакомлен и не согласен в связи с тем, что выемка документов производилась в мое отсутствие”. По указанию прокурора города я написал заявление об уходе из органов прокуратуры и отдал ему. После обеда был вызван в кабинет к прокурору города, где он спросил, подписан ли акт, я ответил, что подписан, но с замечанием о том, что с ним не согласен. Он потребовал объяснительную, и я написал, что дела хранятся как попало, сейф не закрывается, кабинет - проходной двор, и вообще они изымали документы без меня.


Пацанские разборки

О том, что происходило дальше, можно судить по диктофонной записи. На ней сначала слышны шаги прокурора, который предусмотрительно закрыл дверь кабинета.

Кожабаев: Ты вообще ох...ел, что ли? Я, что ли, забрал? Вообще ох...л,
я тебя спрашиваю?! Пацан, ты что пишешь, ты скажи еще, что я дело забрал!

Жумагазин: Не могу сказать, кто забрал…

Кожабаев: В смысле - забрал? Да я тебя, сука, по полной программе… Что за ху...ня, я тебя спрашиваю?! Что за ху...ня?! Руки убрал! Ты что, сука… Ты че, пацан, вообще сука, а ну иди сюда, я сказал!!!

Отборная ругань перемежалась звуками молодецких ударов, которые, по словам Алмаса Жумагазина, прокурор наносил ему в голову, сбив очки с носа, и по корпусу, вырывая с мясом пуговицы кителя. Затем Жумагазин по­просту убежал из кабинета. Когда вечером пришел в прокуратуру, чтобы забрать свой бумажник из кабинета, его не пустила охрана. А по дороге домой его догнал на машине Кожабаев и сказал, что дело нашлось: оно якобы было в канцелярии. Как говорит Алмас Жумагазин, у Кожабаева просто не было другого выхода:

- Я ведь написал в акте, что не согласен, что дела изымались в мое отсутствие. Уничтожить дело Матвеева они побоялись, потому это непременно всплыло бы наружу. Сейчас все с одобрением восприняли меры руководства страны, убравшего с должностей пять начальников ДВД, племянников и братьев высокопоставленных чиновников. Это коснулось в том числе и Северо-Казахстан­ской области. Но тем, кто остался у власти, это не пошло на пользу...

P.S.
Прокурор Петропавловска Жанбулат Кожабаев так прокомментировал рассказ своего старшего помощника Алмаса Жумагазина о поединке в служебном кабинете:
- Кто побил, я побил? Честно говоря, я чуть в шоке… Да и в коллективе у меня такого нет, когда, ну, бывает же, разнузданно ругаются…

От редакции
Нехорошее это дело, рискованное - нарушать президентские заповеди, касающиеся поведения госслужащих, которые каждый из них обязан не только повесить в рабочем кабинете, но и хранить в своем сердце как святыню. В частности, заповедь №7, гласящую: “Человек, который орет, кричит на своих подчиненных, должен немедленно оставить эту должность в наше время...”
Похоже, попал, братишка Кожабаев!

Поделиться
Класснуть