9006

Гнилое достояние республики

 В Государственном музее искусств имени Кастеева пропадают картины. Тысячи работ живописи и графики, среди которых немало шедевров XVII-XVIII веков, просто сгнивают в хранилищах, не успевая попасть на столы к реставраторам. А из высококвалифицированных “реаниматоров” картин в стране остался только один специалист, но и того попытались выгнать из музея.
 В Государственном музее искусств имени Кастеева пропадают картины. Тысячи работ живописи и графики, среди которых немало шедевров XVII-XVIII веков, просто сгнивают в хранилищах, не успевая попасть на столы к реставраторам. А из высококвалифицированных “реаниматоров” картин в стране остался только один специалист, но и того попытались выгнать из музея.
- Мы обратились в Министерство культуры и информации с письмом: просили открыть на базе музея реставрационный центр, - говорит Роза ЖУСУПОВА, директор музея имени Кастеева (на снимке). - Потом я лично написала еще одно письмо с просьбой выделить финансирование для приглашения российского реставратора Олега РЕВИНА, потому что его работа принесет пользу не только музею, но и всей культуре Казахстана. Мы запросили в министерстве 600 тысяч тенге, чтобы обеспечить ему трехмесячное проживание в Алматы. В Астане мне дали ответ: финансирования не будет. На 2007 и 2008 годы мы уже остались без денег, так как в бюджете не заложено средств на дополнительное содержание реставраторов и открытие центра. Я заступила на должность руководителя музея в июне 2007 года. Прежнее руководство не посчитало нужным заложить эти расходы в бюджет музея.
Год назад знаменитый реставратор старинных икон Олег Ревин уже приезжал в Алматы. Три месяца он давал мастер-классы пяти сотрудникам музея, отреставрировал несколько работ XVII века. Ревин получил много слов благодарности в свой адрес и... 25 тысяч тенге гонорара за целый квартал, которые были выделены музеем. Лишь по настоятельной просьбе коллег финансовое вознаграждение специалиста повысили до тысячи долларов, которые Ревин не мог получить несколько месяцев. Потом россиянин уехал домой, а в “Кастеевке” остался единственный на всю страну отечественный реставратор выс­шей категории - Сара ДОСХОДЖАЕВА (на снимке). Гнилое достояние республики
Но даже ее, заслуженного деятеля искусств, проработавшую в музее около сорока лет, из-за корпоративных интриг попытались вышвырнуть с работы. И только суд смог восстановить ее права.
- Если бы я не вернулась на работу - не знаю, кто бы реставрировал картины, - говорит Досходжаева. - А мы не можем поручать ветхие работы нашим реставраторам: у них у всех самая низкая - третья категория. Высшая во всем Казахстане только у меня - первая, а второй нет ни у кого. Я как-то заглянула в одно хранилище и ахнула: некоторые экспонаты насквозь проели черви! Так хранители просто купили мешок дуста, чтоб справиться с проблемой. А дуст уже давно министерство запретило - он вреден и для людей, и для экспонатов! Вот так у нас решаются проблемы...
 По словам Досходжаевой, только в отделе графики срочной реставрации требуют около тысячи работ. Музей же в состоянии сделать “пластическую операцию” минимум сотне произведений в год. В советские времена реставраторов низкой квалификации никогда не подпускали к значимым работам. А сегодня и к шедеврам нередко прикасаются случайные люди...
 Впрочем, случайных людей хватает и у руля казахстанской культуры. В этом корреспондент газеты “Время” убедился, позвонив министру культуры и информации Ермухамету ЕРТЫСБАЕВУ.
- Добрый день, Ермухамет Кабидинович! Из газеты “Время” вас беспокоят. Реставраторы музея Кастеева бьют тревогу: говорят, в запасниках шедевры портятся, а в стране нет квалифицированных специалистов-реставраторов. Утверждают, что постоянно отправляют запросы в Минкультинформ с просьбой оплатить мастер-классы российских реставраторов, открыть центр восстановления картин при музее. А ваше ведомство отказывает. Почему?
- Министерство не молчит.
- 5 ноября в музей из Астаны вернулся последний запрос с отказом. А в музее продолжают гнить несколько тысяч картин, шедевров. Вас это не беспокоит?
- У вас неправильная постановка вопроса: картины не гниют. У музея проблема такая: ему нужно 150 миллионов тенге на капитальный ремонт здания, который не проводился с 1976 года. Деньги эти на республиканской бюджетной комиссии нам удалось утвердить, депутаты поддержали. Для того чтобы содержать картины, нужны соответствующие условия и деньги. Я неоднократно ставил этот вопрос в парламенте и правительстве, и наконец деньги выделили. Я говорил, что в запасниках этого музея есть даже картины эпохи Возрождения! Эти проблемы накапливались до меня - десятилетиями не решался вопрос!
  А ваша провокационная постановка вопроса о том, что картины постоянно гниют, - это уровень желтой прессы. Вам нужен скандальный материал о том, что картины гниют, а министр не работает. Ваша цель - не просвещать массы, а сделать грязный материал о министре культуры… И вообще, я сейчас в Сирии с президентом - не могу разговаривать…
 После этих слов г-н Ертысбаев бросил трубку. Ну что тут скажешь? К хамству Ермухамета Кабидиновича нашей газете не привыкать.Мы, конечно, понимаем: этот министр - ба-альшой человек, государственный. Ему ли “температурить” из-за какого-то музея? Куда проще свалить все на бездеятельность предшественников да на происки “желтой прессы”. Только вот от такого “перевода стрелок” ценнейшие произведения искусства гнить не перестанут.

Комментарий в тему
Олег РЕВИН, российский реставратор: Ваш министр не в курсе, что творится в его ведомстве
- Если в самом лучшем музее страны сохранность картин находится на таком уровне, что говорить о провинции! У вас в Казахстане нет централизованных школ реставрации. А, например, в Москве есть Всероссийский центр имени академика Грабаря, который курирует 500 музеев по всей стране! Очень многие реставраторы вожделеют попасть туда на стажировку. У нас, в России, есть стройная образовательная система: учебные заведения - производство - мастерские при музеях.
 Казахстану катастрофически не хватает квалифицированных реставраторов. Я когда увидел, что у вас творится, - ужаснулся! В Казахстане нет ни одного учебного заведения, ни одного центра повышения квалификации для реставраторов. Сидят по городам и весям умельцы-одиночки. Что они творят? Над ними нет никакого контроля! А может, они шарлатаны? У многих из них нет даже среднего образования! Тогда откуда у них доступ к шедеврам? Решение вопроса зависит от компетенции должностных лиц, которые принимают решения. Ваш министр, судя по его дейст­виям, абсолютно не вникает в эти дела. Как сказано в Библии: судите не по словам, а по делам. Человек принимает решения, далекие от того, что нужно на самом деле предпринять. Даже студенту, чтобы получить квалификацию, нужно пройти экзамен, защитить диплом. А у вас? Назначат должностное лицо, а он, может, и хороший человек, но не в курсе того, что творится в его ведомстве.
 В вашем музее Кастеева богатейшие фонды. Но  многие иконы там находятся в таком состоянии, что реставрации уже не поддаются. А хранители этого не видят. Они же не специалисты - вот и ведут себя, как завскладом! Потому что нет квалифицированных кадров. Я уже предлагал создать реставрационный центр в Казахстане. В ответ - тишина…

Фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, и Владимира Заикина, Алматы
Виктор БУРДИН,
burdin@time.kz

Поделиться
Класснуть