1906

Айтбек АУЛБАЕВ: Чтоб два раза не вставать

Иногда очень хочется направить в созидательное русло энергию диванных борцов. Например, я очень хочу, чтобы сейчас, на волне возмущения, устранили серьезную проб­лему, мешающую людям с инвалидностью по зрению использовать родной казахский язык. Сейчас в смартфонах нет синтезатора речи на казахском языке, и силами энтузиастов эту проблему решить невозможно.

Айтбек АУЛБАЕВ: Чтоб два раза не вставать

Все мы заметили, что жизнь буквально переместилась в мобильный телефон. С его помощью мы общаемся, получаем государственные услуги, работаем удаленно, делаем покупки. Я вот даже учился и получал степень магистра через телефон. Это настолько удобно, что смартфон уже потеснил компьютер.

В любом телефоне в настройках есть раздел “Специальные возможности”. Это как раз программы, которые помогают людям с разными ограничениями использовать телефон. Например, инвалиды по зрению, и я в том числе, водим по экрану, а синтезатор голоса называет папки, приложения, читает сообщения - словом, заменяет нам глаза.

Выбрать синтезатор речи можно из множества языков. В заводских настройках есть даже эстонский, хотя в этой стране проживает в несколько раз меньше людей, чем в нашей. А казахского языка в особых возможностях нет.

Вот и получается, что такие невидящие люди, как я, не могут пользоваться своим родным языком. Я забываю написание слов, не могу прочитать сообщение, которое мне прислали, получить информацию на своем языке.

Проблема эта застарелая, я говорю о ней много лет. Некоторые даже обвиняют меня, что я слишком часто говорю о проблемах людей с инвалидностью. Кинуть клич и привлечь к решению проблемы энтузиастов не получится, поскольку синтезатор речи вшит в операционную систему, обслуживающую телефон, а значит, надо договариваться с разработчиками и делать это на серьезном официальном уровне.

Почему это для меня так важно? Не только из-за удобства использования гаджета. Я, например, зрение потерял уже во взрослом возрасте, больше десяти лет назад. И за это время стал забывать родной язык, меньше использую его. Все потому, что сейчас мое общение с внешним миром вынужденно происходит на русском языке.

Да, нам, инвалидам по зрению, выдают специальную машинку для чтения. Этот агрегат похож на увлажнитель воздуха, и трудно представить, как его можно таскать с собой, а главное - использовать, ведь мне приходится сначала распечатать текст, вставить лист в аппарат… Слушайте, ну это же прошлый век!

Сейчас даже у компьютеров функционал меньше, чем у смарт­фонов, а тут мне, получается, надо и вовсе перейти на бумажный носитель.

Про шрифт Брайля уже и не говорю. Сейчас мне учить его только для того, чтобы пользоваться специальной клавиатурой или читать книги, вовсе не целесообразно. Это тоже морально устарело.

Получается, что рано или поздно все равно придется делать голосовой синтезатор речи на казахском языке и договариваться с разработчиками программного обеспечения телефонов, чтобы он вошел в специальные возможности гаджета. Так давайте это сделаем быстрее!

Не знаю точно, сколько человек с инвалидностью по зрению живет в Казахстане, но считаю, что создание такого голосового синтезатора - государственная задача. Я и многие другие казахстанцы очень нуждаемся в такой программе. Добиться ее разработки и появления в телефоне - большое дело. Гораздо более важное, чем покричать, чем травить человека, сморозившего глупость про государственный язык, распалять сообщество. Да, сказал некорректно, извинился, и, с моей точки зрения, вопрос исчерпан. Бонусом поднялась волна, которая оказалась очень полезна для казахского языка, как это ни парадоксально.

Давайте пойдем дальше и будем решать конкретные задачи. В этом гораздо больше пользы, патриотизма и любви к своему языку.

Айтбек АУЛБАЕВ, незрячий предприниматель, юрист

Поделиться
Класснуть