4476

Ольга ПЕТРОВСКАЯ: А пострадавших хоть спросили?

Совсем скоро мы будем отмечать 30-летие закрытия Семипалатинского ядерного полигона. Полигонщики надеялись, что к этой дате правительство наконец-то примет справедливый закон по социальной защите граждан, пострадавших от испытаний, ведь для таких надежд были все основания.

Ольга ПЕТРОВСКАЯ: А пострадавших хоть спросили?

В апреле 2019 года Семей посетил глава государства Касым-Жомарт ТОКАЕВ. Тогда он предложил до конца года выработать предложения по усовершенствованию упомянутого закона. А 31 марта 2021 года решением Министерства труда и социальной защиты населения даже была создана рабочая группа для выработки конкретных предложений по пересмотру мер социальной защиты пострадавших от испытаний ядерного оружия. От Семея в состав рабочей группы вошел директор научно-исследовательского института радиационной медицины и экологии некоммерческого акционерного общества “Медицинский университет Семей” Талгат МУЛДАГАЛИЕВ. Мы воспрянули духом. Но, увы…

Недавно в местной газете Талгат Жумаситович неожиданно заявил, что средства, выделяемые на реабилитацию и социальную защиту граждан, не должны идти адресно какому-то пострадавшему! Член рабочей группы, от которой все ждали справедливого закона, вдруг решил, что пришло время направить эти средства на социально-экономическое развитие региона, а именно на крупные проекты: мол, они принесут пользу тысячам и тысячам, изменят облик населенных пунктов, в перспективе сделают комфортнее и лучше жизнь наших детей и внуков…

В качестве примера он привел позицию людей старшего мудрого поколения, бывшего свидетелями бесчеловечных испытаний, молча принявшего действительность и не искавшего виновных. Да, действительно, такие люди, о которых говорит ученый, были, но они не сразу поняли, от чего вдруг начали болеть, а многие и умирать. Это сейчас мы получили очень много информации, что заставило по-новому посмотреть на происходившее тогда и теперь.

Если с такими инициативами выходит член рабочей группы - семеец, ученый, которому было поручено разработать конкретные предложения по социальной поддержке пострадавших от испытаний, то что нам готовят остальные 14 членов рабочей группы, призванные в нее со стороны?

Почему никто не спрашивает у самих пострадавших, что нужно им?! Приведу один пример. У нас в “Поколении” есть Владимир СУЛИМА. Он, работая непосредственно на полигоне, получил множество заболеваний, связанных с воздействием СИЯП. Имеет заключение экспертного совета. Пенсия минимальная, а поддержки от государства нет по причине отсутствия инвалидности. Много лет он добивается хотя бы какой-то надбавки к пенсии, чтобы улучшить качество своей жизни. Что дадут ему крупные региональные проекты? Ничего, как и другим пострадавшим от полигона.

Талгат Мулдагалиев получает и не отказывается от ежемесячных экологических надбавок к зарплате и дополнительного ежегодного отпуска. А вот с пострадавших первого поколения 19 июня 1997 года ныне действующий закон снял ежемесячные экологические надбавки к пенсии (это всего 1,57 МРП, на данный момент 4580 тенге в месяц) и другие социальные льготы, что значительно ухудшило материальное положение пенсионеров.

А люди ведь поверили в то, что настал момент, когда государство готово дать им достойную социальную компенсацию и поддержку. Еще немного протянут, и помогать уже будет некому…

Ольга ПЕТРОВСКАЯ, председатель ОО “Поколение” Семея

Поделиться
Класснуть

Свежее