5055

Гульмира ИЛЕУОВА: Темпы роста напряжения опережают темпы вакцинации

Наши чиновники не интересуются реальным положением вещей. Вместо того чтобы продумать кампанию по вакцинации, решили, что народ достаточно напуган ковидом и никого убеждать не придется. В крайнем случае остается еще административный ресурс. Вот только этот ресурс может наломать дров. Но об этом тоже, кажется, никто не задумывается.

Гульмира ИЛЕУОВА: Темпы роста напряжения опережают темпы вакцинации

Еще в феврале “Стратегия” провела социсследование о мерах защиты от пандемии. Почти половина опрошенных уже соглашалась, что надо носить маски, но готовность вакцинироваться проявили лишь 22 процента. То есть перед стартом вакцинации было видно: население не готово выстраиваться в очередь за прививкой.

Я могу предположить, что наше исследование не понравилось, тогда проведите свое, чтобы понять, в каком направлении действовать. Но никто этого не сделал. А теперь власти столкнулись с проблемой. Похоже, что все желающие получить вакцину сделали это, и остается только адмресурс, который приводит к коррупционным рискам и социальному напряжению.

Чем бы помогла реальная картина? Стало бы понятно, что необходимо активно вести разъяснительную работу. Здесь я вижу несколько стратегических ошибок, которые никак не способствуют доверию населения к вакцине и действиям властей. Главное зло, на мой взгляд, - это беспорядочный информационный поток. Как год назад, в начале пандемии, мы просто не понимали, с чем имеем дело, так и сейчас вакцинация вызывает много вопросов. А ответы на них даже у официальных лиц очень разные. Например, до сих пор называется разная периодичность прививки: то раз в год, то раз в полгода, то другие варианты. Антитела, полученные во время болезни, то являются барьером для повторного заражения, то нет. Любые разночтения показывают отсутствие единой стратегии. Я не говорю о том, что у нас нет ясной статистики по количеству переболевших короной. Может быть, и не надо прививать 10 миллионов казахстанцев (как нам говорили в начале года), если учесть, сколько человек получили антитела после болезни.

Что касается вакцины, наверное, надо было провести что-то вроде маркетингового исследования и анализа. Сейчас мы видим, что часть населения за российскую вакцину, другая - категорически против. Есть те, кто ждет американскую, причем я слышу порой очень странные доводы. Например, что доверие вызывает лишь вакцина, произведенная в стране победившей демократии. То есть люди до такой степени запутались, что в ход идут не медицинские доводы, а политические.

Об этих настроениях надо знать и надо с ними работать. Спектр отношений к разным вакцинам тоже должен был быть исследован заранее. А включение адмресурса только способствует поиску обходных путей. Я несколько раз слышала цифру 30 тысяч тенге. Именно столько в Алматы стоит паспорт вакцинации без получения вакцины.

Еще одна часть информационной проблемы - это сами врачи. Министерства, госорганы никогда не работают нормально с теми, кто, собственно, должен доносить до населения их идеи, со своими стейкхолдерами, в данном случае с врачами и медицинскими работниками. Ну а если они не договорились со своей целевой профессиональной группой, то как говорить с нами, с населением?

Приведу простой пример. Мы были в южном регионе и убедились, что взрослое поколение достаточно грамотное. Вполне закономерны их вопросы: почему медотвод от прививки дается или не дается только на основании устного опроса, без анализов, без профосмотров? почему списки противопоказаний все время меняются? Противоречивая информация, недосказанность во многих вопросах, непоследовательность информационной политики сводят все на нет. Да и та разъяснительная работа, которая есть, делается словно для галочки: в июне по рес­публиканским каналам шла социальная реклама, выпущенная еще в первом квартале этого года. И ее никто не удосужился обновить!

Вот и получается, что вся надеж­да была только на страх перед вирусом, причем никто не проверял, как сильно мы напугались. Может, была надежда обойтись лозунгами. Хотя и лозунги крайне неубедительны. Например, в Алматы висят плакаты следующего содержания: “Я вакцинировался. А ваш выбор?” Но очевидно же, что для плакатного призыва нужен другой стиль: “Я получил вакцину. А ты?”

Наверное, все было бы проще, будь мы неграмотными... А так процент вакцинированных растет медленнее, чем социальное напряжение. А мы даже не знаем, как далеко могут зайти протестующие против прививок.

Гульмира ИЛЕУОВА, социолог, президент общественного фонда “Центр социальныхи политических исследований “Стратегия”

Поделиться
Класснуть

Свежее